Килобайт культуры: Латвийский Piano Voice Beat покоряет Литву

Их трое — профессиональные пианисты: Глеб Беляев, Павел Рачик и Платон Буравицкий (ко всему прочему, Платон — один из ведущих на сегодня композиторов молодого поколения в Латвии). Все вместе они уже не первый год составляют Piano Voice Beat, который сейчас выступил в Каунасе на фестивале Iš Arti.

«Что обозначает название вашей группы, и как она появилась?» На этот вопрос Rus.lsm.lv ответил Платон.

«В самом начале, еще во время учебы в консерватории, я, а также доцент Даугавпилсского университета Глеб Беляев (ученик известного пианиста, профессора Рафи Хараджаняна) и Павел Рачик (студент не менее именитого пианиста Сергея Осокина) начали импровизировать втроем, поначалу несерьезно, а просто так. Я играл квазиджазовые импровизации с клезмеровским подтекстом, а Павел изображал игру на ударных. Это нужно подчеркнуть — не играл на ударных, а изображал, в ход шло все: столы, стулья, окна, двери, корпус фортепиано…

Со временем мы превратились в Piano Beat Duo.

Фортепиано осталось, подручные идиофонические инструменты эволюционировали в кахон (от испанского Cajon) — ударный инструмент, напоминающий коробку.

Позже к нам присоединилась певица Мадара Иване. К тому времени играть просто дуэтом нам стало не столь интересно, и Мадара стала музицировать с нами постоянно, так название Piano Beat Duo эволюционировало в Piano Voice Beat».

О своем инструменте — кахоне — рассказал Павел Рачик. Насколько академическому пианисту интереснее играть на кахоне, нежели на фортепиано?

«Видите ли, еще с юношества я не ограничивал себя игрой на фортепиано, у меня всегда было много разных хобби: я люблю велосипедный спорт, точнее, я занимаюсь freestyle’ом — это когда делают разные трюки на велосипеде. Причем я достиг там определенных высот. Также увлекаюсь фотографией, вернее, уже не увлекаюсь, а весьма углублен на данный момент в это дело, я стал разбираться в фототехнике, усовершенствовал свои навыки в постановке визуальной композиции, и даже делал ряд фотовыставок, а отдельные мои фотографии занимали места на конкурсах.

Так и тут — я начал, как говорит Глеб, с подручных идиофонических инструментов, проще говоря — стучал по всему, что под руку попадало.

Сразу понял, что играть просто фортепианный дуэт нам с Глебом будет сложно, у нас разный язык фортепианной импровизации, поэтому я обратился к ударным.

Ударных, как известно, должно быть много, на каждый тембр — свой инструмент. Их трудно перевозить, а играть на сцене на том, что есть под руками — весьма рискованно: а вдруг на сцене ничего не будет такого интересно звучащего… Так я дошёл до кахона. Кахон — ударный инструмент, родом из Перу. Это не просто коробка — в нем пять стенок, сделанных разным образом, по своему звучанию он напоминает целую барабанную установку!

Вот посмотрите. Пять стенок: две боковые, задняя, верхняя и нижняя, изготавливаются из прочного материала, так как на нем играют сидя. Это отверстие — фазоинвертор. Играют вот здесь — на его передней стороне — тапе (исп. tapa), она из тонкой фанеры — вверху более высокие звуки, как у тарелок, чуть ниже — том-томы, а еще ниже — бас-бочка.

Еще и напрямую подключить к колонкам можно, но это для того, чтобы громко играющий Глеб знал, кто здесь хозяин».

На вопрос, как музыканты попали на фестиваль Iš arti, что это за фестиваль и как в группе оказался композитор Платон Буравицкий, ответил он сам.

«Фестиваль проходит уже 20 лет, и большую часть этого времени его главный организатор — председатель Литовского союза композиторов Зита Бружайте. Iš arti — это фестиваль современной музыки, подчеркиваю — современной, не только академической!

А попали мы на этот фестиваль благодаря вокалистке Piano Beat Duo Мадаре Иване и еще благодаря Господу Богу, а именно как-то раз во время учебы по программе Erasmus,  которая у Мадары проходила в Литве. Гуляя по Вильнюсу, она попала под дождь. Чтобы от него укрыться, зашла в какое-то здание, как позже выяснилось — это было помещение литовского союза композиторов.

Очень хорошо уже на тот момент говоря по-литовски, Мадара очаровала всю его администрацию, и договорилась об участии на этом фестивале, да еще и с Каунасским филармоническим оркестром!

Именно союз композиторов предложил переложить 4 песни Piano Voice Beat на оркестр. И тут уже появился я. Вначале я помог коллегам и друзьям сделать клавир всего, что они насочиняли, мне было очень интересно, так как на этот раз я был не в качестве композитора, а аранжировщика — и даже в какой-то степени продюсера.

Потом эту кипу бумаг с нотами пришлось превратить в штабель бумаг с нотами, так как оркестровая партитура занимает ещё больше места: одна строчка — одна страница, то есть одна страница клавира превращается в 5, а то и 10 страниц партитуры.

Фестиваль проводился очень широко, афиши с портретами Piano Voice Beat висели по всему городу, было написано в газетах, в каждом заведении лежали флаеры с программой фестиваля.

Хотим еще!»

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно