Художник Юрий Фатеев — «Движет вперед и лечит осознание болезни как некоего урока»

В уютном книжном магазине-кафе Robert's Books (Дзирнаву, 51) открыта выставка известного латвийского художника Юрия Фатеева. Здесь провели прекрасный концерт, атмосфера была по-настоящему сердечная и дружеская, хотя, скажем прямо, внешне повод был вроде не самый радужный. Три месяца назад неожиданно выяснилось, что у крепкого сибиряка Юрия Фатеева диагностирован рак. В разговоре с Rus.lsm.lv художник откровенно рассказал о своей нынешней жизни, хотя вопросы были достаточно сложные.

ПЕРСОНА

Юрий Иннокентьевич Фатеев родился в городе Томске. В 1979 году закончил отделение дизайна Кемеровского художественного училища, после чего работал на ниве изобразительных искусств. С 1991 года живет в Риге. Пишет картины, преподает рисунок. Художник уехал из Томска в начале 1990-х, где работал в ТЮЗе — сперва как главный бутафор, потом стал художником-постановщиком.
Первая же выставка в Латвии принесла томскому графику огромный успех. Выставку очень хорошо приняли. Ее организатор сказал, что у него есть помещение в центре города, где можно жить и работать. Предложил переехать. «Мы всей семьей собрались и поехали, — говорит Юрий. — Не жалели никогда».
В Томске его картины остались в художественном музее, в детско-юношеской библиотеке, в театре, в частных коллекциях. Томичи помнят Фатеева как фантастического графика, автора лучших афиш театра «Скоморох», иллюстратора русских сказок.
Дети Юрия — Иннокентий и Лиза — тоже стали художниками. Сын уже почти 20 лет живет в Италии. А дочь выучилась в университете дизайна в Вене и, без преувеличения, стала дизайнером моды номер один в Австрии — работала дизайнером в модном доме Jil Sander, затем стала шеф-дизайнером мужской обуви парижского дома Lanvin (один из самых дорогих в мире брендов).

— Юрий, начнем с самого простого — как называется твоя нынешняя выставка?

— Она, наверное, никак не называется. Хотя можно было бы назвать ее «Встреча с друзьями», потому что сейчас в этом дворике собрались люди, с которыми дружу, с которыми проводил совместные мероприятия. И здесь такое отличное культурное пространство, которое предложило принять выставку и концерт по случаю ее открытия. Вместе со мной играют Роман Ходырев, а также Юра Подусов, который известен как владелец чайной, и вообще, он чайный мастер, по-моему, мирового уровня — представлял Латвию на соответствующих мероприятиях в Китае, очень креативный человек.

— Роман и Юрий играют на экзотических духовых инструментах, а как назвать те, на которых играешь ты?

— У меня ударные инструменты самого разного плана, от гонгов до барабанов и от тибетских чаш до «стучалок»… В общем, перкуссия. Дело в том, что еще с третьего класса по жизни я изначально мечтал быть не художником, а барабанщиком. И только став старше, возымел желание стать художником — и то потому что было направление со стороны взрослых. И всегда там, где учился, я играл на барабанах в рок-группах. На какое-то время я оставил занятия музыкой, но лет пятнадцать назад ко мне вдруг пришел Олег Онопченко с гонгом, и с той поры у меня пошли всякие музыкальные проекты.

— Всего четыре месяца назад ты открывал свою персональную выставку в Tattoo Art Gallery. Извини за вопрос, но... ты тогда уже знал о своей болезни?

— Нет. Как узнал? В конце апреля состояние стало плохое. Я занимался до этого многими техниками и практиками — цигун, йога, но появилось ощущение, что они уже не работают. И стало ясно, что овладевает мной некая болезнь. Тогда ученики меня отвезли к врачам на всяческие анализы, и там сразу стало видно, что это онкология.

— Еще один сложный вопрос — у тебя какая реакция была, когда узнал о диагнозе?

— Сказать по правде, я даже удивился, что у меня не было ощущения жалости к себе. И впоследствии все эти неприятные штуки и операции я проходил достаточно быстро, и восстанавливался. Но понял, что я достаточно прохладно относился к своему телу. За это время мне, наоборот, пришлось его полюбить. Все эти практики, которые я проводил годами — они занимаются духом, но они отводят от тела, дух расстается с телом.

Реально — в больнице у меня не было никакого сентиментального настроения. Ни разу. Не было ни слез, ничего подобного — я даже удивлялся самому себе. Но при этом я понимаю, что в определенный момент все равно сильно работают техники — старые мантры. Я уже давно поменял модернистское сознание на архаическое, сознательно, так что я знаю, что это работает.

И хирургия работала. Просто мне повезло с врачами.

— Во-первых, ты действительно крепкий сибиряк, во-вторых, смотрю, что после больницы ты сразу выезжал на пленеры, работал...

— И врачи удивлялись, как я быстро восстанавливаюсь, встаю на ноги и хожу.

— И последний сложный вопрос. Считается, что онкология возникает по двум основным причинам — или генетика, или последствие стресса. У тебя же вроде не было ни того, ни другого...

— Нет, в прошлом году у меня все-таки стресс произошел. У меня в мастерской случился пожар. Я полгода был лишен возможности заниматься любимым делом, брать кисти в руки. Сказать по правде, это для меня было большим лишением. В общем, достаточно глубокий стресс был, да.

— Извини, я, к сожалению, не знал — ты не делился со мной своей бедой...

— Это был период, во время которого я не мог принадлежать самому себе. Скитался по друзьям. И, сказать по правде, даже иногда не было возможности выполнять правила личной гигиены.

— Теперь о хорошем. Многие, пережившие эту неприятность (можно упомянуть известные случаи с Лаймой Вайкуле, Эммануилом Виторганом), приходили к новому восприятию жизни. У тебя такое восприятие происходит?

— Конечно. Во-первых, у меня четкое ощущение того, что мне жизнь дала столько форы, вообще, столько подарков от судьбы получил за жизнь (и до сих пор она мне их дарит), что грех жаловаться.

То, что меня движет вперед и лечит — это осознание болезни как некоего урока. Я не воспринимаю ее как какое-то наказание. Не вижу в этом что-то неизбежно фатальное. Это ощущение некоего тюнинга. Видимо, пришло время от чего-то избавиться. У меня нет желания мстить жизни каким-то недовольством. Я, в принципе, настолько реализованный человек, о чем многие другие могут только мечтать. Но есть ощущение, что отчего-то должен избавиться, а вместо этого что-то еще большее реализовать.

Жизнь показывает такой закон: то, что ты знаешь и реализуешь, делает тебя сильнее. А то, что ты знаешь, но не реализуешь, тебя губит. Поэтому надо просто скорректировать свою жизнь и на чем-то сосредоточиться. И надо идти дальше. Нет ощущения, что это мой конец.

— Ты сказал, что «первый тайм мы выиграли». Надеюсь, второго такого эксцесса не будет...

— Повторю: у меня очень хорошие врачи. И еще у меня есть один человек, который когда-то занимался моим арт-продвижением на Запад. Его зовут Женя Гулбис. Он четыре года борется с четвертой стадией рака. И он мне дал очень четкие наставления. Сказал: «Не делай никакие движения в сторону заграницы, в Латвии очень хорошие врачи».

То, что наши врачи выкладываются полностью и делают все, как надо — это точно. А Женя за четыре годы своей борьбы уже похоронил несколько друзей, которые ездили в Израиль, Германию, тратили свои деньги и пожертвованные. Но здесь есть все, чтобы это делать с реальным результатом. Женька очень интересный человек — красавец-парень, такой бонвиван... Сейчас он превратился в такой высохший ствол, похудевший, но дух такой, что каждому можно пожелать.

— Без комплиментов — зная, что ты пережил за последние три месяца, могу сказать, что выглядишь очень хорошо! Но если честно — самочувствие хорошее?

— Да. При том, что еще вчера я лежал после первой «химии» — полностью в лежку.

— Как и где ты сегодня живешь?

— Я пока живу у своих очень древних друзей. У ученика. Кстати, это именно такие друзья, которые вдруг проявляются в по-настоящему трудные для тебя времена.

В 2002-м у меня случилась, если помнишь, неприятность с нахождением в Латвии, я же был гражданином России. И я сидел в Олайне (лагерь для перемещенных лиц — прим. автора). И ко мне иногда пускали на свидание моих друзей. Вдруг приходит охранник: «Фатеев, на выход — свидание!» Я выхожу и смотрю во дворе — кто же ко мне пришел? Вроде ни одного знакомого человека. И вдруг ко мне подходит одна красивейшая пара, с маленьким ребенком, как будто прямо сейчас с фестиваля в Вудстоке — немного хиппи. «Мы приехали вас поддержать, узнав, что вас несправедливо посадили!» — сказали они.

И вот с той поры мы и дружим. И именно у них я сейчас и живу.

P.S. В Facebook создана закрытая группа «Юра Фатеев, друг». Если кто-то желает помочь замечательному художнику и человеку, в нее можно постучаться. https://www.facebook.com/groups/184939855547159/?ref=br_rs

Ночью, наступившей сразу после открытия выставки, из Италии пришла превосходная новость: у сына Юрия, успешного художника Иннокентия Фатеева, родился сын. Назвали его Валентино. Теперь Юрий уже дважды дедушка. Поздравляем!

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Культура
Культура
Новейшее
Популярное
Интересно