Эксклюзив: Московскую «Литературу про меня» придумали три года назад в Риге

Предприниматель Татьяна Булыгина и радиопродюссер Светлана Большакова основали в Москве лекторий «Прямая речь», собрав вокруг себя представителей различных областей культуры и научных дисциплин, и за пять лет его существования ввели в российской столице моду на публично получаемые знания. Татьяна и Светлана любят Латвию и регулярно приезжают сюда отдыхать с детьми и летом, и зимой, невзирая на колебания курса рубля. Из Риги, где с ними и встретился Rus.lsm.lv, домой порой привозят идеи, тут же идущие в дело.

Экономист Татьяна Булыгина успешно занималась автобизнесом, а музыкант Светлана Большакова, оставив оркестр, работала редактором на радио. Обе только что родили дочерей. Начав общаться на «детские» темы, они неожиданно учредили публичный лекторий. Татьяна Булыгина рассказывает: «Когда заработаны большие деньги, куплены вещи, машины, у тебя маленький ребенок, ты думаешь, что ты ему дашь. И понимаешь, что у тебя пробелы в истории, в литературе, в музыке. У меня экономическое образование и МБА. После института самообразованием я не занималась, книжки читала только по менеждменту. И у меня появилась идея устраивать лекции для друзей. Как-то по рекомендации подруги мой муж приехал к Свете за детским комбинезоном, мы с ней стали переписываться, с этого все и началось».

Светлана Большакова продюссировала на радио City FM передачу Дмитрия Быкова. Глядя в студии на харизмата, рассказывающего о литературе, она сокрушалась — какая фактура пропадает втуне. Хотя в активе Татьяны и Светланы уже было несколько совместно организованных мероприятий, отсчет истории «Прямой речи» они ведут с первой лекции Быкова, посвященной Бернарду Шоу и состоявшейся 23 ноября пять лет назад. 

Решили работать сразу по нескольким направлениям, договаривались с лекторами сразу на целый тематический цикл. У «Прямой речи» нет и никогда не было спонсоров, но была возможность терпеть некоторый убыток. Татьяна:

«Организуя вечера для друзей, мы решили не мелочиться и сразу брали залы на 300 человек. В результате друзья не приходят, они общаются исключительно по поводу выбора памперсов и лекарства от вздутия животиков, но ты кидаешь клич, и приходят другие люди, прекрасные и замечательные».

Светлана:

«На Быкова рискнули взять большой зал. Но на первую его лекцию пришло 25 человек. Билеты у нас сразу были недешевые. Сначала нам говорили: вы что, с ума сошли, такие деньги! И приходили люди, которые нам признавались, что им не по карману. Но нам проще посадить человека бесплатно в зал. Студенты могут прийти «за бартер», если они раздают флайеры по Москве или помогают людям раздеваться в гардеробе».

Лекционное движение тогда развито не было. Люди вообще не понимали, зачем идти на лекцию, да еще и за деньги, это занятие стойко ассоциировалось с учебой в вузе. Светлана: «Пять лет назад слово «лекция» было не просто немодным, оно пахло нафталином, а сейчас оно в тренде. Мы вернулись к тем временам знаменитых лекций на сцене Политеха, на них приходили самые передовые люди. В начале XX века со сцены свои стихи читали Чуковский, Цветаева, Маяковский. Это были поэтические вечера, но у нас же тоже не только научпоп, есть, к примеру, формат, который называется «Литература про меня»: Дмитрий Быков интервьюирует известных личностей об их любимых книгах и о жизни».

Татьяна: «Ой,

«Литературу про меня» мы вообще придумали три года назад в Риге, когда праздновали Новый год!

Хорошо, что мы ни от кого не зависим, придумали — тут же запускаем». Со временем начали записывать лекции в электронном виде, продавать в App Store и на дисках, которые скачивают и заказывают по всему миру.

Точные, естественнонаучные и гуманитарные дисциплины представлены в «Прямой речи» равномерно. Недавно дебютировала биолог Евгения Тимонова, уже снискавшая на Youtube популярность благодаря своеобразной подаче материала.

Вопреки ожиданиям, гуманитарии не пользуются явным предпочтением слушателей. «На лекции по математике народ валом валит,

— рассказывает Татьяна, — Мы волновались, что на первую лекцию астрофизика Сергея Попова никто не придет, в результате зал был порядочно заполнен, а на следующую в два раза больше билетов продали. Ничего страшного нет в том, что на какого-то гостя, когда он выходит на сцену в первый раз, зрители не приходят. Зато мы видим его в работе: достаточно ли он харизматичен, хорошо ли говорит».

Среди лекторов историк Наталья Басовская, нейробиолог Татьяна Черниговская, полиглот Дмитрий Петров, музыкальный критик Артем Варгафтик. На сцене «Прямой речи» выступали Валерия Новодворская, Михаил Веллер, Артемий Троицкий, Захар Прилепин.

«Сейчас мы начали из регионов привозить, у нас есть математик из Иркутска Алексей Савватеев, мы его попробовали, и он оказался прекрасен, — говорит Светлана, — Это как у пианистов: среди них есть прекрасные исполнители, есть отличные учителя, а есть и такие, которые и играют талантливо, и учат. Лектор должен быть отчасти «играющий тренер».

Бывает, я предлагаю сотрудничество, а мне заявляют, что не могут говорить о науке с профанами. Широкой публике нужно рассказывать о сложном как можно более простым языком. Но даже и при этом не стоит рассчитывать, что люди все поймут, изначальная задача в том, чтобы увлечь и привлечь».

Татьяна считает, что целевая аудитория лектория — люди за 35 лет. Светлана не согласна: «У нас сейчас был проект «Быков вслух», в котором он не только про литературу рассказывает, но и читает сами произведения. И там процентов 20 настоящих хипстеров, людей от 18-ти до 25-ти, которые приходят компаниями». Среди слушателей много мужчин, на некоторых лекциях их большинство, особенно на ночных, заканчивающихся заполночь. Мужчины, которые ходят на работу в дорогих костюмах, заказывая билеты, говорят: «Я как раз дела разгребу к одиннадцати и приеду». Некоторым места абонируют секретарши. А люди, которые на ночную лекцию Быкова приезжали аж из Санкт-Петербурга, теперь организуют в городе на Неве выездные мероприятия.

Оптимальное число посадочных мест в зале — три сотни. На отдельные мероприятия, такие как юбилейный вечер Быкова, арендуются помещения более вместительные, однако обычные лекции теряют от массовости интимность, к тому же, это уже другой уровень организации. «У нас часты аншлаги, мы распродаем билеты иногда задолго до мероприятия, но не стремимся расширяться — рассказывает Татьяна, — У нас партнерские отношения с несколькими площадками, мы проводим лекции только в «намоленных» местах».

Некоторым особо востребованным авторам уплотняют расписание, говорит Светлана: «Андрей Зубов у нас рассказывал про историю религии раз в месяц, теперь мы приглашаем его выступать вдвое чаще, его познания настолько обширны, что он не успевает даже в рамках цикла всего рассказать. Обычно мы заключаем договор с лектором на целый цикл, и проводим его до конца независимо от того, удается ли заполнить зал, если нам это интересно самим. У нас были и условно провальные лекции, например, Быков читал про Твардовского, за которым шлейф советских учебников тянется. Или про Тэффи.

Оказалось, что люди не знают, кто такая Надежда Тэффи, они думают, что это телевизионная премия такая.

После смерти писателя-фантаста Михаила Успенского Быков, который с ним дружил, экспромтом посвятил ему лекцию, хотя мы понимали, что публику собрать будет сложно». Татьяна: «Наша цель – получить записи, мы потом сами это слушаем.

Мы просто обязаны это делать для будущих поколений».

Есть идея издать книгу лекций Быкова о литературе и журнал под собственным брендом. У печатной продукции сейчас нет коммерческой перспективы, но есть потребность выложить материал на бумагу. Татьяна: «Мы понимаем, что не на всем можно заработать, но то, что важно для развития, мы будем делать все равно. Мы участвовали в программе Правительства Москвы, в проекте «Лекторий в каждый дом культуры», который придумал бывший московский министр культуры Сергей Капков. В Москве сложно доехать в центр, из дальних районов вроде Марьино. Но он уже загнулся, кажется, этот проект. Все хотят сразу денег. А администрации домов культуры вообще ничего не хотят делать».

Сейчас на подходе новый проект: детский лекторий. «Целый год мы проводили детские лекции Ильи Колмановского, они пользуются бешеным успехом, — говорит Светлана, — Это единственный случай, когда мы выкладываем билеты в интернет, и через два часа их нет. У нас обязательно положено родителям быть с детьми. Потом в конце все задают вопросы, и родители тоже, всем интересно, как ни странно. Они вместе переживают некое впечатление. Например,

у нас была лекция о том, как зимуют птицы. Потом на нашем сайте оставляли отзывы, что купили бинокль, пошли в парк, наблюдают за утками, какого они цвета, потому что им рассказали, что они меняют цвет.

Это все, конечно, можно прочитать в книжке, но Колмановский это делает так, что все вовлекаются».

В Лондоне проходят выездные сессии, и есть намерение открыть там филиал. Татьяна Булыгина не исключает и мысли создать площадку в Риге:

«Наша публика – это не только русские, но и все, кто понимает по-русски и вырос на тех же книжках, что и мы с вами».

Установка организаторов — не касаться политики. «У наших лекторов разные позиции, даже в семьях у нас разные взгляды, мои родители живут в Крыму, — говорит Татьяна, — Да и оппозиционеры в России между собой постоянно спорят». Впрочем, Светлана добавляет, что на сцену «Прямой речи» не случайно часто выходят представители «пятой колонны»:

«Свободное мышление оказывается признаком людей с оппозиционными взглядами».

Татьяна говорит, что ей удается не чувствовать давления агрессивного невежества. «В моей семье стоял вопрос об эмиграции, — признается она, — мы уже даже кое-что прикупили для этого. Но получается, что

можно стремиться в какую-то среду, а можно создать ее вокруг себя.

Когда  к нам приходят новые сотрудники, они спрашивают с удивлением: неужели есть такие люди в Москве? Да, они вокруг нас».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно