Дневник «Витолса», день третий: Трудности переходного периода

С конкурсами всегда все непросто, и с чего, спрашивается, наш стал бы исключением. Кто обычно сидит в жюри? Оперные певцы с убедительной карьерой. Вокальные педагоги с убедительной карьерой. Интенданты театров, устроители фестивалей, дирижеры, режиссеры, агенты. Тесный круг людей, связанных профессиональными и личными отношениями, где каждый кому-то «свой», а кому-то «чужой». 

Других жюри нет и быть не может. И каждое из них под подозрением. В существование тайных нитей и подводных течений всегда верится легче, чем в «нулевую позицию», оценку конкурсантов с чистого листа.

Да и бывает ли вообще «нулевая  позиция»?

На одном из предыдущих «Витолсов» одна примадонна волевым решением отправила в финал одного молодого певца, который перед этим на глазах у публики сорвал ноту -- связки не сомкнулись или что там еще произошло – и, по идее, должен был паковать чемоданы. Возмутительный случай бурно обсуждался в кулуарах. Тут еще и юное дарование воспряло духом, удачно выступило и заняло место на пьедестале. Не на первой ступеньке и даже не на второй, но все же.

Вряд ли те, кто лишился шанса на победу, были в восторге от этой ситуации.

А через пару-тройку лет обладатель третьей премии, сменив прибалтийскую фамилию на среднеевропейский псевдоним, уже пел в Ковент-Гардене. У него и сейчас все хорошо.

Всякое бывает на конкурсах. И новые имена открывают, и проходят мимо очень талантливых людей.

С вокалистами особенно интересно еще и потому, что мы слышим по-разному и любим разное. Человек, прекрасно разбирающийся в музыке (это его профессия, собственно) и не являющийся членом жюри «Витолса», вчера сказал мне, что ставит на девушку из Польши: по его убеждению, это будущая звезда. Вероятно, так же считают члены жюри – молодая красавица попала в финал. Речь о Марцелине Бейшер. Она была чуть ли не единственной, кому второе выступление удалось лучше первого, у нее была сложная, насыщенная программа; увы, it's not my cup of tea,  у меня так и не получается подключиться к пению Марцелины эмоционально, да и с точки зрения техники оно представляется мне далеко не идеальным.   

В финал пригласили и украинку Иванну Комаревич, которая во втором туре, как и в первом, была мила в номерах опереточного характера, а в оперных и камерных не показалась убедительной.

Буду искренне горевать, что не услышу в последнем концерте «Витолса», под оркестр, со сцены Латийской  Национальной оперы, Татевик Ашурян. Даже будучи не вполне здоровой, в полуфинале она подарила множество приятнейших переживаний – судя по реакции зала, не только мне. Отсутствие армянской певицы в шестерке лучших стало самым спорным, на мой взгляд, решением судей. Но это коллективное решение знающих, уважаемых людей. И оно нисколько не помешает нам, слушателям, купить билеты на концерт Татевик, если таковой состоится в Риге, и снова встретиться с ее замечательными Чио-Чио-Сан и Тоской.

Еще четверо пришли в финал уверенной поступью – это баритон Калвис Калниньш, сопрано из Норвегии Маргрет Фредхейм и двое представителей Армении, опытный бас Хайк Тигранян и юный тенор Тигран Оганян. Наверное, первые двое будут 19 июня чувствовать себя уверенней остальных – хотя бы потому, что адаптированы к нашему влажному и прохладному климату.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить