Дискуссия в Лиепайском театре: «Любой, кто хочет выжить, должен быть волком!»

Обратите внимание: материал опубликован 8 лет и 3 месяца назад

Как лучше интерпретировать классические пьесы, насколько велика в постановке роль визуальной составляющей — сценографии и костюмов? Эти вопросы стали главными на прошедшей в Лиепайском театре дискуссии.

Встречи-дискуссии «Театр и зритель» уже стали традицией Лиепайского театра, и многие лиепайчане ждут их с нетерпением — здесь можно услышать много интересного о работе людей театра, фактически заглянув в закулисье. На этот раз тема дискуссии была: «Портреты. Волки и овцы. Классика и возможности ее интерпретации».

Как уже ясно, «под лупой» оказалась недавняя потрясающе удачная постановка Виестура Мейкшанса по классической пьесе Александра Островского. Театровед Силвия Радзобе после премьеры «Портретов» писала: «Каждый элемент спектакля согласован с другими, которые функционируют почти идеально. Это достигнуто благодаря необыкновенно сплоченно работавшей творческой команде — режиссера Виестура Мейкшанса, сценографа Рейниса Дзудзило, художника по костюмам Кристы Дзудзило, художника по свету Оскара Паулиньша и, конечно, актеров. Спектакль задуман и сыгран абсолютно точно от первого до последнего такта. Как музыкальное произведение».

По-хорошему, эти дискуссии надо бы целиком писать на диктофон или видео, а потом выкладывать запись в Сеть — во-первых, действительно интересно и познавательно, во-вторых, в текстовом формате всего не перескажешь. А потому — тезисно.

Во время дискуссии г-же Радзобе было предоставлено первое слово, и она подчеркнула, что «Портреты» — одна из наиболее успешных постановок классики в последнее время. Конечно, многое зависит от режиссера, но без сценографии и костюмов не воплотить его идеи.

Также она отметила, что «Портреты» — постановка не классическая, и что классика может быть актуальной.

Затем последовал небольшой экскурс о постановке классических пьес на сценах Латвии в последнее время.

Ведущая дискуссии драматург Раса Бугавичюте задала один из вопросов зрителей, присланных накануне встречи: возможно ли сегодня поставить «классическую» классику? И пояснила — мол, как написано у автора, в аутентичной сценографии и костюмах. По мнению сценографа Рейниса Дзудзило,

раз пьесу называют классической — это всё еще жизненная и живая работа. Если ставить ее, «как написано», значит, ставить умершую вещь.

А «старые» костюмы вовсе не свидетельство того, что будет классическая постановка. Художник по костюмам Криста Дзудзило добавила: «Когда вещь писалась, она была современной. Значит, и ставить так надо».

«Как думаете, понравилась бы Островскому ваша постановка?», — поинтересовалась Раса. Рейнис хмыкнул: в такой ситуации с ума сойти можно, мол, «вы бы появились двести лет спустя». Он заметил, что драматургия — основа, из которой все появляется: «Ты читаешь текст, и не раз, переживаешь его и в какой-то мере «приватизируешь» эту драматургию, а потом все рождается».

А кому пришла в голову идея именно портретов? Она ведь главная в этой постановке — высветить каждый образ отдельно. Криста ответила вопросом на вопрос: «Мы знаем, как и что появилось, но надо ли об этом говорить? Это уже живой организм. Сложно было сложить этот материал, он живой, внутри тебя, и надо было его систематизировать. И я расписывала по сценам, там ведь все состоит из диалогов. Все это потом мистически отозвалось. Отсюда и родилось цветное и черное, солист и хор, камера в фокусе или нет». (В каждом «портрете» все персонажи одеты в черное, только герой очередной сцены в цветном, за 80 секунд паузы между портретами актеры успевали переодеться, и действие продолжалось с той же точки.)

Интересно было узнать, почему на стенах картины Ивана Шишкина — Рейнис рассказал, что была идея повесить пейзажи, и

работы современника Островского оказались как нельзя более к месту, тем более, что лес соответствует волчьей природе.

На замечание Расы — мол, Мейкшанс говорил, что Рейнис участвовал в работе над постановкой не только как сценограф — тот пояснил, что это нормальная рабочая практика. «Сценограф показывает мир, а режиссер — человека». Силвия Радзобе добавила, что в этом спектакле связка сценографии и костюмов особенно хороша. Актер Каспар Карклиньш (исполнитель роли Лыняева) заметил, что может сравнить как бы со стороны. Да, режиссер и сценограф всегда действуют вместе, и начинается все еще до собственно работы над постановкой. А в этом случае у актеров была возможность оценить, как прекрасно работают Рейнис и Криста. Мол, «у актеров до выхода на сцену было все расписано», а то, что оставалось непонятным, старательно объясняли не только Виестур Мейкшанс, но и Рейнис с Кристой. «В этой постановке все очень хорошо сработано. Так что я хочу воспользоваться случаем и сказать «спасибо» публично», — добавил Каспар.

Рейнис признался, что они с Кристой читали пьесу друг другу по ролям, и неудивительно, что актеры так любят пьесы Островского — они очень актерские. Затем было интересное обсуждение и «раскрытие тайн» смены половинок сцен в каждом «портрете» — замена идет по частям и к финалу закольцовывается. Силвия Радзобе призналась, что заметила эту смену только к третьему эпизоду, а некоторые коллеги-критики еще позже: «И не потому, что критики до такой степени невнимательны, просто 80% постановок стандартны», а когда смотришь действительно тонкую вещь, шаблонный опыт мешает это сразу заметить.

Провокационный вопрос Расы Каспару: «Скажи, в Лиепае остались волки или овцы?». После некоторого замешательства актер ответил:

«Любой, кто хочет выжить, должен быть волком! Мы все немного волки и немного овцы, это зависит от ситуации. Но волки — в позитивном смысле, они ведь просто так не сдаются».

Завершилась дискуссия «пятиминуткой любви». Рейнис и Криста признались в нежных чувствах к Лиепайскому театру — мол, и сам театр хорош, и с актерами работать понравилось, они очень внимательно слушают все пояснения-указания, с большим уважением к сказанному, но ведут себя на равных. Силвия Радзобе подвела итог: «Лиепайский театр для критиков в последнее время — одно из желанных мест. Конечно, не каждый спектакль вершина постановки, но один из двух — точно. Критики хотят приезжать сюда снова и снова. И за пределами Риги это самый творческий театр. Так что ждем «Человека-слона»».

Остается добавить, что премьера пьесы Бернарда Померанса «Человек-слон» в режиссуре Лауры Гроза-Кибере состоится 26 февраля. Главную роль исполнит лучший актер Лиепайского театра Эгон Домбровский.

 

Либа Меллер

Фото: Криста Дзудзило, Зиедонис Сафронов

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное