Дирижер Олари Элтс: «Играть Малера — все равно что строить мир с нуля...»

Эстонец Олари Элтс возглавлял Латвийский Национальный симфонический оркестр в 2001-2005-м. Он вновь встанет за пульт главного оркестра страны, чтобы исполнить легендарную Пятую симфонию Густава Малера, 26 ноября в Большой Гильдии. Дирижер уже в Риге, репетирует, в антракте творческого процесса Rus.lsm.lv побеседовал с музыкантом.

ПЕРСОНА

Олари Элтс возглавлял ЛНСО с 2001 по 2005 годы и привлекал внимание публики особенно интересно составленными программами и оригинальными интерпретациями. Сейчас Олари Элтс является главным приглашенным дирижером Эстонского Государственного симфонического оркестра; он был главным приглашенным дирижером оркестра Хельсинкской филармонии (2011–2014), главным приглашенным дирижером Шотландского камерного оркестра (2006–2011); он ставил оперы в Эстонской Национальной опере, в Arctic Opera и Реннской опере. В сезоне 2016/2017 г.г. маэстро Элтс дебютирует с оркестром Gewandhaus в Лейпциге и возвращается в оркестр Национального радио Франции, в Хельсинкскую филармонию, в Веймарскую Государственную капеллу и другие европейские оркестры высочайшего класса.

— Как давно вы не встречались с латвийским симфоническим оркестром?

— На самом деле я был здесь сравнительно недавно, в июне, в зале «Дзинтари» дирижировал Восьмой симфонией Малера, так что были встречи с вашим оркестром, довольно-таки сосредоточенные. Зимой буду дирижировать Девятой симфонией Малера, но уже не в Риге.

Думаю, что мы оба, оркестр и я, достаточно хорошо знаем друг друга, и поэтому понимаем, что ожидать от друг друга. Я всегда приезжаю сюда с большой теплотой в сердце. Мне хочется сказать, что я иногда чувствую, будто я уже немного латыш.

— Расскажите о концертной программе 26 ноября, исполняли ли ее прежде?

— Помимо Пятого Малера, в концерте прозвучат два произведения балтийских авторов. Это Glittering Promenade Санты Ратниеце из Латвии, впервые исполненное в Берлинской филармонии в 2015 году, а в Латвии еще не звучало.

Я слышал музыку Ратниеце пару раз и нашел ее не просто весьма интересной — уникальной.

И это был только вопрос времени, чтобы я дирижировал ее музыкой. И вообще, это важно для симфонического оркестра — иметь хорошие связи с каждым поколением музыкантов (а Санте еще нет сорока), чувствовать ответственность по отношению к репертуару молодого поколения.

Кроме того, я чрезвычайно рад играть произведение эстонского композитора-классика Эдуарда Тубина с одним лучших контрабасистов мира Гунаром Упатниексом, который сейчас работает и в знаменитом окрестре Берлинской филармонии. Это уже мое второе выступление с Гунаром.

Ну, а Пятая симфония Малера — это глыба. Как ее исполнять? Я сделал это пару раз несколько лет назад. Но это всегда все равно, что начинать строить мир с нуля. Это погружение в мир, в котором вы обязаны быть в состоянии перемещаться от горных вершин до самых глубоких темных пещер и охватить все, что между этими двумя составляющими.

В тоже время Малер говорит о самом сокровенном в жизни человека. Иногда вам приходиться подниматься так высоко, как никогда ранее и все спокойно и видите только облака под собой. И наступает момент, когда важно сделать только шаг вперед на одно из этих облаков, на котором Малер дотрагивается до чего-то такого невозможного...

— Что было в вашей музыкальной карьере после того, как вы покинули пост главы ЛНСО? Самые запоминающиеся концерты, программы, коллективы?

— Я имел честь создавать прекрасную музыку с фантастическими музыкантами во многих странах. И, несмотря на различия в менталитетах, в традициях, могу сказать — музыканты симфонических оркестров более или менее везде играют в одинаковой манере. Я достаточно часто дирижирую в Финляндии, Шотландии и Франции, но особая связь, конечно, с Национальным симфоническим оркестром Эстонии.

Единственное, по чему я немного скучаю — это музыкальный театр. Последние десять и даже более лет творческий график настолько плотный, что остается немного времени, чтобы прикоснуться, например, к оперному жанру.

— Если не секрет, есть ли у вас любимые дирижеры, на которых равняетесь?

— Есть много таких, с которыми мне повезло общаться и некоторые даже были моими учителями и оказали большое влияние на меня. Например, Йорма Панула. Если же говорить об интерпретациях, то среди дирижеров есть очень интересные новаторы, как, например, Вайгартнер и т.д. Но самые гениальные — это Карлос Кляйбер, Клаудио Аббадо, Клаус Тенштендт. Некоторые из них настоящие великие ученые мастера — Штайнбах, Бернстайн и многие другие.

— Помните, как началось ваше сотрудничество с нашим оркестром?

— Хорошо звучит:

мой первый визит в Ригу был в прошлом веке!

Кажется, это был январь 2000 года, я дирижировал произведения Моцарта и Вивальди. Предложение возглавить оркестр принял почти сразу — думаю, после второго визита. Это ведь просто идеальное предложение для молодого дирижера! За эти годы в Латвии многому научился.

— Можно ли сравнивать темпераменты латышских и эстонских музыкантов?

— Это, безусловно, очень дружелюбный и провокационный вопрос! Думаю, что

во время творческого процесса в Латвии или в Эстонии больше думаешь все-таки о музыке, чем о национальности, хотя генетически среда, в которой ты растешь, конечно же, влияет.

Но все-таки музыка тут имеет более важную роль, нежели национальность.

— Наверное, самый запоминающийся концерт за все время в Латвии у вас был в августе 2001-го? В «Дзинтари», во время фестиваля гениального виолончелиста Ростроповича, вы выступали с самим Мстиславом Леопольдовичем?

— Да, этот вечер запомнился по многим причинам...

— Да, концерт задержался на час, потому что вам неожиданно стало плохо, но вы все-таки вышли на сцену и концерт был отличным.

— Удивительная возможность учиться у живой легенды! Он играл по-прежнему очень хорошо! Это не считая времени, которое мы провели вне сцены...

— Самые запоминающиеся концерты с нашим оркестром того времени?

— Я бы выделил в таком случае «Симфонические танцы» Сергея Рахманинова, которые исполнили с оркестром несколько лет спустя, Шестую симфонию Густава Малера и многое другое. О, и мы играли некоторых хороших латышских классиков. К сожалению, не так много современной латышской музыки было, на мой взгляд. А кроме того, мы исполняли некоторые оратории и даже оперы, с хором «Латвия» — «Идоменей», «Осуждение Фауста» Берлиоза и т.д.

— Есть ли у вас любимые места в Риге?

— Мне просто нравится бывать здесь, хорошая атмосфера, а самое главное — мне нравятся люди здесь, это делает мои приезды всегда особенными.

— Когда вас увидим в Латвии в следующий раз?

— Надеюсь, что скоро.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно