Директор Арт-центра им. М. Ротко: «Мы не можем стать фабрикой»

Художник Марис Чачка семь лет был заместителем руководителя Арт-центра имени Марка Ротко Алексея Бурунова, покинувшего должность в феврале этого года. Центр Марис возглавил 13 февраля, а ровно через месяц грянула ЧС. В конце прошлой недели открылись первые новые выставки, и Rus.Lsm.lv, духовной жаждою томим, устремился знакомиться с ними и разговаривать с новым директором.

ПЕРСОНА

Марис Чачка родился в Вараклянах, закончил Даугавпилсский университет, некоторое время преподавал на факультете музыки и искусств. Имеет степень доктора педагогики. С 1997 года принял участие в более чем 80 выставках, из них 19 — персональные. Графические и живописные работы Чачки выставлялись в разных городах Латвии, в Литве, Беларуси, Германии, Италии, Швеции, Украине, Польше; художник с 2004 года курировал более 60 проектов и международных симпозиумов. Марис Чачка — член Союза художников Латвии и общества Grafikas kamera, его работы находятся в музеях и частных коллекциях в Латвии, Литве, Германии, Великобритании, Норвегии и др.

— Как пережили самое жесткое время ЧС?

Это было своего рода испытание, надо было продолжить все начатые работы, всю нашу многогранную деятельность. Пандемия породила непонятное состояние: я начинаю в новой должности, за моей спиной достаточно большой по региональным меркам коллектив, всем нужна работа. Как себя вести, чтобы сохранить тот знак качества, который есть у нашего центра, как подготовиться к тому моменту, когда ЧС закончится, и мы снова начнем принимать посетителей? Сложившийся сложный момент заставлял много думать, и о будущем тоже. Информация менялась каждый день, никто ничего не понимал: ни я, ни мои коллеги из Арт-центра, ни коллеги из других музеев.

Весь мир оказался в одной лодке, все искали новые формы коммуникации, чтобы завершить начатые проекты и думать о новых.

— Вы собираетесь что-то менять в работе центра? Есть четкая схема: четыре большие экспозиции в год, симпозиумы, мастер-классы для детей и взрослых, камерные концерты и творческие встречи. Что-то добавится или убавится?

— По-прежнему будет четыре выставочных сезона. Сейчас мы создаем стратегию на следующие семь лет, это будет наш главный документ в работе. Выставочная деятельность — наша приоритетная форма, при этом я и мои коллеги считаем, что ее нельзя сводить к дигитализации. Выставки надо смотреть вживую, иначе вообще какой смысл создавать новые музеи, новые выставочные залы? Конечно, возможны цифровые ретроспекции, напоминающие о чем-то важном, о прошлых проектах и т.д., но

необходимо живое выставочное пространство, чтобы человек мог смотреть и, если позволяет концепция выставки, то и трогать экспонаты, такие проекты бывают.

Наши традиционные летние симпозиумы в этом году немного поменялись, мы с коллегами решили, что в них будут участвовать только художники стран Балтии. В июне пройдет керамический симпозиум, в конце июля-начале августа — симпозиум живописи, посвященный нашей выдающейся художнице Силве Линарте. В сентябре будет симпозиум живописи, посвященный Марку Ротко, и к этому времени мы уже не будем ограничиваться Балтией, приедут, надеюсь, художники из разных стран, те, кого выберет наше международное жюри. В октябре запланирован симпозиум фотографии, он посвящается одному мастеру из Китая, который стал лучшим из 40 претендентов.

Концерты мы пока не планируем: ограничения в 25 человек делают их крайне нерентабельными. У нас и так камерный формат, но всё-таки он рассчитан на 100 человек. Музыканты хотят гонорары, если вместо 100 билетов продать 25, то их цена должна существенно вырасти, эта сумма для посетителей будет непривлекательной. Поэтому концертную платформу мы оставляем другим — Дому Единства, Дворцу культуры, там и пространства больше. Кстати, в выставочные залы Арт-центра мы имеем право одновременно принять 50 человек: 25 на первом этаже, 25 — на втором, в этом случае мы не нарушаем санитарный протокол Кабинета министров.

С мастер-классами у нас тоже пока пауза: если ребенок не может посещать школу, а учится удаленно, то и к нам он не ходит. Мы сейчас разрабатываем новые педагогические программы, которые понадобятся нам в будущем.

Какие-либо новые формы работы в ближайшее время мы вводить не собираемся.

— Уже началась реновация бывшего порохового склада, там откроется Дом Мартинсонса. Расскажите о проекте подробнее.

— Если всё будет хорошо, Дом Мартинсонса откроется в апреле 2021 года. Внутри коллектива мы называем его сектором Е (в Арт-центре им М. Ротко есть секторы А, В, С, D — Л. В.), это будет не отдельная структурная единица, а структура нашего Арт-центра. Там будет находиться постоянная обновляющаяся экспозиция Петериса Мартинсонса, знакомящая с его творчеством в течение 50 лет — начиная с ранних композиций, созданных в начале 60-х годов, и заканчивая последними работами, датированными годом его смерти. Рядом расположатся керамические художественные проекты его друзей и ровесников (и, в частности — художниц Кипсалы, ведь кипсальская керамика — феномен латышской культуры), а также зарубежных друзей, учеников.

Кроме этого, почти вся керамическая коллекция из фондов Арт-центра им. М. Ротко переедет в Дом Мартинсонса, освобождая место для живописи и графики. Дом Мартинсонса станет царством керамики.

— У вас есть договоры о сотрудничестве с Национальным центром современных искусств Беларуси и Национальным музеем Литвы. Планируется заключение новых соглашений?

— Да, это договоры долгосрочного сотрудничества. Еще один такой договор существует с Витебском, мы совместно реализовали много проектов. В Арт-центре были выставки из музея Шагала, выставлялись и витебские художники, например, Александр Карпан. Мы тоже выставлялись в Витебске, были экспозиции из фондов, а некоторые выставки, «премьеры» которых проходили в нашем Арт-центре, потом отправлялись в Национальный центр современных искусств в Минск и в городскую галерею Шауляя. Сотрудничество будет продолжаться.

Есть устная договоренность — сейчас, правда, не очень понятно, что будет со сроками — о китайско-европейском проекте, который мы хотим реализовать здесь в сотрудничестве с гамбургской Pashmin Art Gallery, позже передвижная экспозиция поедет в Минск. Но пока всё отложено на два года, и мы не знаем, сохранится ли замысел или будет пересмотрена концепция, приглашены другие участники и т. д.

В планах также в следующем году показать часть работ из нашей коллекции в Вильнюсе. Также есть разовые проекты с разными галереями. Совсем скоро, 3 июля, в сотрудничестве с американской галереей Sorokko планируется открыть выставку Ханта Слонема, это очень интересный проект, будет европейская «премьера» американского художника. Думаю, она вызовет большой интерес у посетителей из всех балтийских стран, выставка пробудет у нас до конца октября.

— В 2017 году в Арт-центре выставлялась картина выдающегося норвежского художника Эдварда Мунка «Потрет адвоката Людвига Мейера» из музея искусств Тронхейма. Это было знаковое событие: Мунк в гостях у Ротко. Возможны новые акции такого рода? К примеру, Пикассо в гостях у Ротко, Ван Гог и другие…

— Есть такие идеи. Вообще в головах наших кураторов выставок живет много идей, мы собираемся прислушиваться и к пожеланиям наших посетителей. Будет неожиданная изюминка с элементами маленького ажиотажа. Мунк стал такой искрой не только для Даугавпилса, но и для всей Латвии, ведь его картины в Латвии никогда не выставлялись.

Я думаю, что в ближайшем будущем мы чем-нибудь удивим еще.

Арт-центр иногда упрекают в том, что он «сидит на шее» у города. Я совершенно не разделяю этих упреков, но тем не менее спрошу: центр ищет какие-то пути дополнительного заработка?

Мы об этом думаем, но, конечно,

Арт-центр не может стать фабрикой, что-либо производящей.

Мы могли бы своими силами создавать сувениры, каталоги и ими торговать, чтобы появился фонд, который заключил бы с Арт-центром договор, и по этому договору наш центр получал бы деньги для новых выставочных проектов и других форм работы. Город дает нам деньги на зарплату, но на 17 должностей мы зарабатываем сами — это деньги, вырученные продажей билетов и сдачей в аренду помещений.

Выставки в основном финансирует Государственный Фонд культурного капитала, мы пишем проекты, участвуем в конкурсах… Это нелегко. Хочу отметить: художники, выставляясь у нас, не получают гонораров, это их хобби, так сказать. Исключение — сотрудничество с галереями, но тогда гонорар платит галерея. Музыканты же, выступая на концертных площадках, всегда получают вознаграждение. Так всегда было, и ничего не меняется. Мы еще много работаем с посольствами, получаем через различные программы грантов пусть небольшое, но софинансирование — для оформления выставок, печати каталогов и др. Есть опыт работы с посольствами США, Канады, Словакии, Польши, Литвы, Венгрии, Израиля.

— Когда художник становится чиновником, то мне всегда страшно за художника — не будет ли страдать творчество из-за многочисленных административно-хозяйственных обязанностей?

— Я раньше работал в университете — преподавал, занимался и административной работой. Семь лет был заместителем директора Арт-центра им. М. Ротко — тоже административная работа. Я всегда мог всё соединять. Я «жаворонок», рано встаю, люблю утром работать. Люблю работать в дождливые выходные: мне дневной свет не так важен, как живописцам, я же график, меня устраивает и искусственное освещение.

Я уже 20 лет всё совмещаю.

Мне важно находиться в арт-среде, я ориентируюсь в выставочных проектах Латвии, Литвы, Эстонии, по возможности — и других стран. Я никогда не боялся совмещать, думаю, и сейчас справлюсь.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно