«100 символов культуры». Художник Никлавс Струнке

Никлавс Струнке — один из наиболее оригинальных художников-модернистов, заявивших о себе одновременно с рождением Латвийского государства. В Национальный Канон культуры включена его картина «Человек, который входит в комнату», написанная в 1927 году в Италии. О судьбе и творческом наследии художника-новатора Никлавса Струнке — в новом выпуске программы Латвийского радио 4 «100 символов культуры».

Геометризация пространства и объектов в нем стала творческим почерком художника, разделявшего идеи футуристов в 20-е годы XX-го столетия и знавшего представителей европейского авангардного искусства лично. 

Никлавс Струнке считается одним из самых видных латышских художников- модернистов межвоенного периода. С «новым искусством» он познакомился перед Первой мировой войной в среде русского авангарда, а именно: кубофутуристов, когда учился живописи в Петербурге и Риге в частных художественных студиях. 

Местными авторитетами для него стали основоположники классического модернизма в латвийском искусстве — Волдемар Матвейс и Язеп Гросвалдс. 

После войны Струнке с соратниками организовал новаторскую группу экспрессионистов, которая станет известной как группа рижских художников.
 
В 20-е годы XX-го столетия он отправился расширять художественные горизонты не в Париж, а в другие метрополии западно-европейского искусства: Берлин и Рим. 

Рассказывает Айя Браслиня, искусствовед, хранитель коллекции живописи Латвийского Национального Художественного музея. 

Айя Браслиня

    Под влиянием полученных там впечатлений Струнке формировал свой стиль как художник. Но он также увлекался старой итальянской живописью и отразил это увлечение в автопортрете «Флорентиец зимой» в стилистике мастеров раннего Ренессанса, чьи работы он изучал посещая музеи, церкви, монастыри.

    Итальянский период в творчестве Струнке был очень плодотворным: он рисовал природу и архитектуру – в основном домики и лестницы на узких улочках, расцвечивая архитектурную геометрию яркими красками. То, что было им создано тогда, можно увидеть на выставке «Ciao! Никлавс Струнке в Италии», которая проходит в Латвийском Национальном Художественном музее. Ее приурочили к визиту в Латвию президента Италии. Работы из коллекции нашего музея дополнены эскизами и набросками из семейного архива внучки Никлавса Струнке – Лайлы, проживающей в Швеции. 

    Струнке был также сценографом и иллюстратором. Декорации, нарисованные Струнке к латышским спектаклям, хранятся в коллекциях Академической библиотеки Латвийского университета и Музея литературы и музыки. Как сценограф художник сотрудничал с Театром рабочих, позже с Национальным и Оперным театрами. 

    Иллюстрации Струнке к «Черным сказкам» были отмечены призом на Парижской выставке 1925 года. Это был сборник сказок народов Африки, Австралии и Тихого океана, переведенных на латышский язык Линардом Лайцансом. 

    В Национальный Канон культуры включена его картина «Человек, который входит в комнату», написанная в 1927 году в Италии. Геометризация пространства и объектов в нем стала творческим почерком художника, разделявшего в 20-е годы 20-го столетия идеи футуристов.

    На Капри Струнке познакомился с главным идеологом футуризма итальянским поэтом Филиппом Маринетти, и тот в своем манифесте даже включил латышского художника в список последователей этого направления  в искусстве. 

    К 125-летию Никлавса Струнке, которое будет в следующем году, издательство Neputns готовит к выпуску художественный альбом о его творчестве. 

    В 30-е годы Струнке основал мастерскую студию по росписи фарфора Ripors. В этот период ему были близки идеи национального романтизма, и он стремился изобразительными средствами выразить национальную идентичность, но не как консерватор, а как модернист. Латвийская тематика тоже представлена в его творчестве. 

    В Риге у него была мастерская в старом городе на улице Марсталю. В этом доме сейчас находится ресторан «Никлавс», названный так по имени художника. И все же Струнке вошел в историю искусства как латышский итальянец. Так его называли современники. 
    Есть даже легенда, что именно он ввел в Риге в оборот слово «Чао!». 

    Любовь к Италии он пронес через всю свою жизнь. Он вернулся туда после войны уже из Швеции и похоронен в вечном городе Риме на кладбище протестантов. На его надгробной плите по-латышски написано Māksla ir mūžīga («Искусство вечно»). 

    Подробнее о художнике с комментариями Айи Браслини слушайте в подкасте выпуска программы.

    Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

    Культура
    Культура
    Новейшее
    Интересно