Из истории Вентспилса. Замок Ливонского ордена. Древний. Современный. Прекрасный

Это один из двух самых древних сохранившихся орденских замков Латвии, развалины не в счет. В Курземе — единственный. Служил разным властям, не раз достраивался, был крепостью, тюрьмой, казармами. И вот уже два десятка лет здесь великолепный музей.

Два десятилетия назад, в 2001 году, в Ливонском замке открылись первые музейные экспозиции. Чем не повод поговорить об истории уникального здания? Экскурсию в прошлое для Rus.lsm.lv провел заместитель директора Вентспилсского музея Арманд Виюпс.

Первый документ, в котором упоминается замок Ливонского ордена в Виндау и его комтур, то есть брат-рыцарь, который управлял этой областью орденского государства, датирован 1290 годом.

«Эту дату мы считаем годом рождения и замка, и города. Но к тому моменту крепость уже существовала. Вероятно, она была построена в середине второй половины XIII века, а строительство началось ориентировочно в 1253 году, такое предположение нам позволяет сделать документ о разделе территорий между Ливонским орденом и Курляндским епископом, как раз этим годом и датированный», — как серьезный ученый, Арманд Виюпс осторожен в формулировках.

Сначала замок — точней, отдельная стоящая башня или донжон — был небольшим, размером 9х9 метров. Вероятно, его окружали деревянные постройки, вся территория была примерно 30х30 метров. Небольшой, но, как говорит Арманд Виюпс, не из самых маленьких.

«Примерно в 1310-40 гг. начались строительные работы, и замок приобрел примерно те контуры, которые мы видим сейчас. Строились такие замки, как мы бы сейчас сказали, по “типовому проекту”. Обязательно кухня — какой же замок без кухни?! Общая трапезная. Дормиторий — спальня братьев-рыцарей. Покои комтура, командира замка и начальника округа Ливонского ордена в Северной Курляндии. Зал, где проходили собрания капитула орденских братьев. Маленькая капелла. Также были конюшни и складские помещения», — рассказал Арманд Виюпс.  

На одном из сайтов довелось прочитать, что в замке есть множество подземных ходов и несколько из них выходят за пределы крепости. На месте выхода на поверхность одного из них лежит огромный валун и связан он с легендой о дочери смотрителя замка, полюбившей простого рыбака. Дальше — как полагается. Гнев отца, обещание отдать дочь черту, а не безродному, появление рогатого, который девушку и утащил в подземелье, у выхода ей прищемило руку камнем, высвободиться она не смогла. Но — «вранье от первого до последнего слова», как сказал мессир Воланд по другому, впрочем, поводу.

«Это, конечно, очень красивая легенда, но подземных ходов не было. С городскими замками всегда связаны такие истории, мол, под дном реки идет подземный ход... Про Рижский замок и подземелье под Даугавой тоже есть подобная легенда. Можно достаточно уверенно утверждать, что от Ливонского замка нет хода под Вентой: во время археологических раскопок в конце XX — начале XXI вв. территорию замка исследовали досконально и никаких подземных ходов не нашли», — разочаровал любителей легенд о несчастной любви Арманд Виюпс.

В дальнейшем Ливонский замок в Виндау пережил те же этапы, что и другие замки и крепости средневековья. Строили его изначально как орденский военный и административный центр. Три столетия он служил верой и правдой. Шли века, старые военные стратегии и оружие сменились новыми, нужда в крепостях отпала. Во времена Курляндского герцогства в замке размещалась местная администрация, потом квартировали солдатские полки, но это были уже казармы, а не крепость.

«В конце XVIII века вообще отпала нужда в таких крупных укрепленных зданиях. Посмотрите, что случилось с другими замками на территории Латвии — их обычно разбирали на стройматериалы. К сожалению, такая

печальная судьба постигла и самый большой и, наверное, самый ранний замок в этой части Курземе — в Гольдингене (Кулдиге). Он был в четыре раза больше замка в Виндау. Что от него осталось? Ничего! Его разобрали по камушку, по кирпичику,

чуть ли не вся старая Кулдига из них и выстроена! К счастью, с нашим замком такого не произошло», — рассказал Арманд Виюпс.

Уже во времена Российской империи, в начале XIX века, местная администрация, состоявшая, разумеется, из баронов-остзейцев, решила, что замок можно приспособить под нужды тюрьмы. Перестройка была очень масштабной, Арманд Виюпс смеется: в современной терминологии можно назвать те работы евроремонтом. Многое из средневекового строения было разрушено, обновленное здание обрело черты классицизма. Сделали камеры для заключенных, а в западной части, ближе к морю, отвели анфиладу комнат под квартиру начальника тюрьмы. Капелла продолжила действовать, но с начала XVIII века и до 1835 года в ней была городская лютеранская церковь. И всё это в одном здании! В конце XIX века во дворе замка, среди прочих административных построек для тюремных нужд, была и приходская школа, причем в самом начале XX века некоторые классы размещались и в самом замке.

Церковь несколько раз «меняла вероисповедание», если можно так выразиться. Изначально капелла была католической, потом, как сказано выше, стала лютеранской кирхой. В 1835 году в Виндаве построили новую лютеранскую Николаевскую церковь, названную в честь императора Николая I. Она и сейчас есть, и носит то же имя. В освободившихся помещениях капеллы сделали ремонт — и с 1845 года там была православная церковь Всех Святых, зал капитула перестроили под «служебную квартиру» для батюшки. Церковь эта просуществовала до 1901 года, когда в городе построили новый православный храм — церковь Святого Николая, куда и перебралась русская православная община. А в капелле остался латышский православный приход, и работал он до начала Первой мировой войны, пока Курляндию не оккупировали кайзеровские войска.

А вот тюрьма в здании проработала до 1959 года. Заключенных в ней было обычно несколько десятков, и «политических», и уголовников.

Особо опасных преступников в бывшем замке не содержали. За эти полтора века были тут и приметные арестанты, и случаи неординарные — например, побег в 1913 году. Но это — тема для отдельного рассказа.

После закрытия тюрьмы замок довольно долго пустовал, затем здесь разместились советские сухопутные пограничники и небольшие подразделения морской погранохраны.

«Замок опять стал, как и изначально, служить военным целям. Впрочем, отчасти — тут были казармы. А в капелле разместилась Ленинская комната. Помещение снова стало служить идеологическим целям!», — с улыбкой рассказал Арманд Виюпс.

В 1996 году начались масштабные работы по реновации замка. Архитектор Петерис Блумс предложил сохранить «отпечатки» разных времен и эпох, начиная с XIII столетия и до XX века. Воссоздать замок XIV века было невозможно — слишком много раз за 700 с лишним лет менявшиеся хозяева перестраивали здание. Внешний вид замка таков, каким он стал в начале XIX века. В 2001 году в Ливонском замке открылась первая музейная экспозиция. И сейчас здесь один из самых современных музеев Латвии, тут многое сделано с использованием цифровых технологий. Эх, когда же музеи откроются...

«У нас очень любят подчеркивать, что впервые идея о том, что в Ливонском замке должен быть музей, была высказана в 1938 году, в местной газете Ventas Balss была статья на эту тему. От идеи до воплощения прошло больше 60 лет», — отметил Арманд Виюпс.

Напоследок надо бы прояснить один существенный момент — есть ли в Ливонском замке привидения? Нельзя же без них старинному замку! Да, есть. Местный призрак — Черный поросенок, ходит по коридорам и стучит копытцами по каменным плитам пола накануне крупных политических событий в Вентспилсе и Латвии. (Неизвестно, прогуливался ли он под сводами замка накануне оглашения приговора Айвару Лембергсу. В замке больше нет ночных сторожей, тут теперь другая система охраны. Может, и ходил, как знать...) Но откуда же взялся Черный поросенок?

«Когда в конце XX века на территории замка велись серьезные раскопки, то там, где была замковая кухня, обнаружили обоженные черные кости поросенка, причем в анатомическом порядке. С точки зрения гурманов, поросенок — ценный продукт, просто так его сжигать никто не станет. Почему же косточки были обуглены? Единственный раз, когда на замок кто-то напал — 1659 год, Вторая Северная война. Шведы тогда оккупировали Курляндию, заняли замок, во время боя начался пожар, крепость немного пострадала, но разрушения были небольшими.

Скорей всего, поросенок погиб во время обороны замка. Нет, он не был одним из защитников. Может, его только собирались насадить на вертел, но не успели.

Есть и версия, что блюдо уже было приготовлено, но его не успели съесть. А других легенд и привидений у нас нет. Наверное, это единственный старинный замок в Курземе с таким пробелом в истории. Мы полагаем, причина в том, что здесь долгое время была тюрьма, хоть и с жилыми помещениями для начальника, а также с церковью. Но всё же — казематы не самое лучшее место для призраков», — считает Арманд Виюпс.

Rus.lsm.lv выражает огромную благодарность заместителю директора Вентспилсского музея Арманду Виюпсу за интересный рассказ, руководителю отдела проектов музея Иеве Рупeнхейте за неоценимую помощь в создании материала, и, конечно, Вентспилсскому музею за фотографии из фондов.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить