Разделы Разделы

И пришел разоритель. История ссылки хозяйки хутора «Ванаги»

«Прибой» — секретная операция 25-29 марта 1949 года — унес с собой в Сибирь около 42 тысяч жителей Латвии. Лиепайский уезд потерял 791 семью или 2 544 человек. Эмилия Лиепиня, владелица дома Vanagi в Ташской волости была одной из 17 хуторян волости, кого с членами семей выслали в Сибирь — всего 57 человек. На «вечное поселение» в Нижнеомский район ее вывезли без мужа, но с шестью детьми. Младшему на тот момент было два года.

Официально — в списке кулаков

Трудные времена для Эмилии Лиепини начались задолго до тех черных мартовских дней. После Второй мировой войны советская власть занималась тотальным учетом и переделом земельных участков, а нередко и откровенным грабежом, конфискуя инвентарь и скот и не заботясь о жителях — все во имя идеи коллективизации. Оставшись одна с пятью детьми, женщина боролась за существование. В тот момент она и не догадывалась, что вскоре тайно встретится с мужем, после чего под сердцем будет носить новую жизнь.

Эмилии для работы по хозяйству были жизненно необходимы рабочие руки, и несколько лет, в 1945 — 1947 гг, она их нанимала на сезон. При новых порядках это стало преступлением, за который полагался штраф.

Решением № 486 от 24 октября 1947 года хозяйку «Ванагов», мать шестерых детей, в том числе четырех малолетних (младшая дочь родилась в 1947-м) официально внесли в «кулацкий» список. Хозяйство обложили сельхозналогом, который рассчитывали в зависимости от дохода. Это означало, что надо было работать от восхода до заката и, живя впроголодь, пытаться расплатиться с государством. Не заплатишь — конфискуют имущество или отнимут скотину.

Решение об обложении хозяйства Эмилии Лиепини сельхозналогом.

Несмотря на высокий сельскохозяйственный налог, владения Эмилии Лиепини уменьшили с 21 до 8 гектаров, потому что ее муж Карлис Лиепиньш, чье местонахождение официальным органам известно не было, когда-то был айзсаргом и потом якобы поддерживал немцев. Вдобавок в «Ванаги», где было всего три комнаты, подселили семью из четырех человек. Делалось все, чтобы унизить и разорить. Отобранную у семьи землю передали Лиепайской маслобойной фабрике — для организации подсобного хозяйства.

Светлое будущее без эксплуататоров

Светлое будущее в колхозах для кулаков или «богатых эксплуататоров крестьян» не предусматривалось. «Классово чуждый элемент» и сторонников национальных партизан вывозят, и в их числе — Эмилию Лиепиню с шестью детьми. Одновременно шла агитация за вступление в коллективное хозяйство, то есть в колхоз — с обещаниями всяческих благ. История коллективных хозяйств в Латвийской ССР началась в Шкибской волости, где 20 ноября 1946 года при участии одиннадцати бедных крестьян основали колхоз  Nākotne («Будущее»).

Но латышский крестьянин в коллективное хозяйство вступать не хотел. Надо было сломить сопротивление советской власти со стороны сельского населения. Не были забыты ни грабежи и убийства Страшного года, ни вывезенные 14 июня 1941-го родственники и соседи. Со слезами на глазах в 1946 году встречали изможденных детей-сирот, вывезенных во время первой депортации, чьих отцов уморили были уморены голодом, загнаны до смерти на работах в Вятлаге и других лагерях. Части этих детей — с выпущенными было из Сибири матерями или в одиночку — вскоре пришлось во второй раз отправиться в Сибирь.

В Ташской волости через это прошла хозяйка дома Lauri Лиллия Лауре, которая осенью 1947 года бежала к отправленным в Латвию детям. Тут у нее дочка вышла замуж, в сентябре 1950-го у нее родился ребенок — и самим фактом рождения совершил преступление против советской власти. Через два месяца вся семью вместе с малышом вернули в Сибирь. Все, кто классово не вписывался в новое общество, должны были исчезнуть. Боялись все — и те, кого вывезли в первый раз, и те, кого не вывезли. После мартовской депортации 1949-го крестьяне буквально побежали в только что созданные колхозы.

Дорога в Сибирь всегда открыта

Сон по ночам был чутким, потому что дорога в Сибирь была всегда открыта и никто не был защищен. Но ночь была и временем тайных встреч, потому что обеспеченный продовольствием крестьянин часто поддерживал национальных партизан. Селянин был опасным «национальным элементом». Члены разрушенных семей, бывшие легионеры, айзсарги и другие патриоты в лесах боролись за выживание, ожидая, когда «Запад придет на помощь», чтобы освободить и восстановить латвийское государство. В их рядах

с советской властью воевал и Карлис Лиепиньш, муж Эмилии Лиепини.

А против них с такой же враждебностью стояла советская власть и «истребители» — военные Советской армии, оказавшиеся на территории Латвии во время немецкой оккупации коммунистические активисты и другие лица, боровшиеся за укрепление советской власти в Латвии. Они занимались внедрением предателей в ряды партизан и выстроившись в цепи, прочесывали леса. Так в 1950-м умер Карлис Лиепиньш, хозяин «Ванагов» и муж Эмилии Лиепини.

Семьи Лиепиней об этом узнала намного позже: 25 марта 1949-го ее выслали в Сибирь, а все оставшееся имущество и скотину без какого бы то ни было возмещения зачислили в колхозный фонд.

Эмилию Лиепиню с шестью детьми вывезли «на вечное поселение» на ферму № 4 в Паутовском совхозе в Нижнеомском районе Омской области. Снова борьба за выживание, за выживание детей. Годы жизни и работы в тяжелых условиях подорвали здоровье. Подспорьем были два старших ребенка.

На родине под чужим флагом

Луч надежды на возвращение в Латвию загорелся после смерти Сталина весной 1953-го. Но сразу ничего не изменилось. Наступило время адресованных Министерству внутренних дел ЛССР прошений о разрешении вернуться на прежнее место проживания.

Время шло, многие уже получили разрешения на возвращение в Латвию, а Эмилия и в 1956-м получала отказы. Но, наконец, 20 мая 1957-го, Эмилии Лиепине с пятью детьми (одна дочь вернулась раньше) позволили вернуться в Латвию, хотя и без прав на конфискованное имущество. Так, спустя восемь лет суровых испытаний в Сибири Эмилии с детьми разрешили вернуться на родину — всем жить и работать на своей земле, хотя и под чужим флагом.

Atļauja atgriezties mājās 1957. gada maijā

Пришлось начинать жизнь заново, преодолевать бюрократические препоны. Младшему отпрыску уже десять лет, старшему — почти тридцать. Детей надо устроить в школу, взрослым — подыскать работу, и всем — найти, где жить и найти свое место в обществе советской Латвии, из которого власть бесцеремонно вышвырнула людей. Совсем не простые задачи.

Общество в Латвии изменилось. Лучше никому не рассказывать о своем статусе ссыльного. Отношение со стороны советских граждан в лучшем случае сочувственное, но можно услышать и «Зачем вывозят, если пускают назад?». Чаще это слышно в контексте имущественных отношений, когда бывшие владельцы возвращаются в свои бывшие дома. Все разорено, растащено, часто и само здание оказывается снесенным. На сохранившихся фермах держат запущенный, недокормленный скот.

При возвращении в лучшем случае позволяют за деньги выкупить свой дом (читай — развалину); кто-то получает крохотный уголок в своем же доме, кому-то в заселении в свой бывший дом отказывают.

Дети Эмилии выучились, нашли работу, со временем переселились в Лиепаю. Только старшая дочь осталась на селе. Жизнь Эмилии Лиепини, хозяйки дома Vanagi оборвалась в 1975 году в возрасте 65 лет.

Кто может описать то, что перенесли люди, павшие жертвами советского серпа и молота? Боль, изломанные судьбы людей, потерявших близких? Людей, ставших бесправными в своем же доме и на своей земле? Запреты на получение образования, работы, на выбор места жительства? Неотступный страх, что снова отправят на чужбину?

Чтобы ничто не забылось, не покрылось пылью ежедневных хлопот, нужно говорить об этом с молодыми поколениями и надо вспоминать преступления против человечества.

В статье использован материал из собрания филиала Лиепайского музея «Лиепая в оккупационных режимах»

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить