Три воспитанника Мурьяньской гимназии болели Covid-19 в брезентовой палатке

«Наконец-то я смог обнять сына!» — сказал Rus.Lsm.lv Гунтис, который для заболевшего коронавирусом Роберта и двух его однокашников оборудовал во дворе своего дома в Гробиньском крае лагерь, где парни смогли дождаться негативного теста. Отец недоумевает, почему нельзя было сделать это централизованно.

...На лужайке — «спальная» палатка, рядом — тент, под которым стоят велосипеды, в шезлонгах сидят трое 16-летних мальчишек. Все трое — с лабораторно подтвержденным диагнозом: Covid-19. С одного края лужайки — «деревенский» рукомойник, с другого — душ. Неподалеку биотуалет. Электричество и Интернет тоже были. Еду Гунтис приносил и оставлял в середине лужайки. Всё было сделано так, чтобы мальчики не контактировали с обитателями дома. И так — две недели.

Rus.Lsm.lv приехал в этот «ковид-изолятор» в последние дни карантина парней вместе с сотрудниками Гробиньской краевой думы. Те хотели узнать, всё ли в порядке, Rus.Lsm.lv — что вообще происходит.

О вспышке коронавируса в Мурьяньской спортивной гимназии Rus.Lsm.lv писал в начале августа. Тогда же Центр профилактики и контроля заболеваний (ЦПКЗ, SPKC) рекомендовал руководству гимназии связаться с родителями заболевших юных спортсменов и отправить детей по домам.

«О том, что я должен забрать сына из Мурьяни, я узнал из масс-медиа,

к тому моменту мне еще не успели позвонить из гимназии. Стали думать, что делать, потому что на карантин всей семьей уходить нельзя, работать надо. К тому же

я в группе риска, у меня бронхиальная астма.

Тогда и появилась идея просить о помощи самоуправление и Земессардзе, с которым я связан, и устроить лагерь прямо на лужайке возле дома», — рассказал Гунтис (полное имя редакции известно).

В итоге самоуправление Гробиньского края предоставило транспорт, и Роберта вместе с однокашниками — Раулем из Лиепаи и Айвисом из Добеле — привезли в уже готовый лагерь. Ехали из Мурьяни в большом автобусе, все были в масках, вдобавок шофер огражден от салона защитной стеной. Входили и выходили мальчики через заднюю дверь. Почему Гунтис забрал в «ковид-лагерь» и других ребят? Так втроем лучше — и психологической травмы от одиночества нет, и тренироваться вместе можно. Палатки предоставило Земессардзе, друзья помогли и лагерь обустроить, и велотренажер для юных спортсменов привезли.

«Когда жителям нашего края нужна помощь, мы стараемся ее оказать. Две недели назад был звонок с сообщением, что

надо ребят доставить из Мурьяни домой, а транспортом государство не обеспечивает, и возможности оставить мальчиков в гимназии нет.

Надо было что-то решать и с перевозкой, и с обустройством лагеря. Было несколько вариантов, остановились на этом. Дума еще биотуалет им предоставила, и едой мы обеспечиваем», — рассказал Rus.Lsm.lv исполнительный директор Гробиньской краевой думы Улдис Варна.

Важно было не только всё подготовить к приезду мальчиков, но и сделать так, чтобы никто с ними не контактировал — чтобы помощники сами не оказались в изоляции. «В общем, мы сделали все своими силами. Но мне казалось, что государственные учреждения должны были активней в это включиться. А если родители сами не могут забрать детей?

Они бы что, рейсовым автобусом до дома добирались?

Все перекладывать на плечи родителей?» — недоумевает Улдис Варна.

В самоуправлении полагают, что случай с воспитанниками Мурьяньской спортивной гимназии показателен:

коронавирус пришел в Латвию почти полгода назад, но до сих многое не продумано — и, если будет серьезная вспышка пандемии, страна попросту к ней не готова.

«У нас очень громкие заголовки об огромной помощи, которая оказывается людям. Только до простых людей она не доходит», — говорит Гунтис. Он считает, что для всех заболевших молодых спортсменов надо было устроить большой палаточный лагерь, и это гораздо лучше, чем развозить потенциальных носителей инфекции по всей стране и там на время карантина запирать в помещении.

«Могли бы попросить помощи у армии, всё на каком-нибудь лугу обустроить, чтобы дети были вместе. А не отправлять их, чтобы родители голову ломали. Мне кажется, что вариант с отправкой детей домой был не решением проблемы, а просто переводом стрелок, чтобы там, наверху, снять с себя ответственность», — полагает Гунтис.

Исполняющий обязанности директора Мурьяньской спортивной гимназии Сергей Чеверс в разговоре с Rus.Lsm.lv отметил, что подобной ситуации в стране еще просто не было. Отсюда и непонимание: «Сначала заболевших мальчиков было двое, и мы готовы были обеспечить изоляцию. Но когда заразившихся стало больше... У нас просто нет таких ресурсов, в первую очередь — людских.

Да, должна быть какая-то единая система, какой-то механизм действий в подобных ситуациях.

Но наш случай — первый, который так громко прозвучал на всю страну. И никто не стал им заниматься, мы решали проблему с помощью родителей и самоуправлений. Я не считаю это нормальным. Может, после нашего случая будет создана какая-то система», — рассказал Сергей Чеверс.

В разработанных инструкциях о порядке работы летних лагерей не было сказано, что лагерь в подобных ситуациях должен превращаться в изолятор для больных детей, подчеркнул в разговоре с Rus.Lsm.lv директор департамента анализа риска и профилактики инфекционных заболеваний ЦПКЗ Юрий Перевощиков.

Он особо акцентировал:

одно из условий, на которые согласились родители, отправляя детей в Мурьяни — если ребенок заболевает, его забирают домой,

потому что нет возможности обеспечить ни персонал, ни защитную одежду, ни прочее необходимое. «Так что на повестке дня даже не стоял вопрос о выделении каких-то дополнительных средств и бригады медиков, которые занимались бы изоляцией этих детей», — добавил Юрий Перевощиков.

Но правильно ли с точки зрения ограничения распространения инфекции заведомо больных людей отправлять к заведомо здоровым, и зачастую — туда, где физически нет возможности их изолировать, например, в однокомнатную квартиру?

«Конечно,

с точки зрения идеальной эпидемиологии, все должны находиться в отдельных боксах. Но мы живем в реальном мире,

и это невозможно. Невозможно достичь нулевого риска. Это слишком большие вложения — для каждого заболевшего создавать отдельные условия. Это невозможно. И доказано, что инфекция достаточно хорошо контролируется в существующих реалиях. А существующая реальность в том, что человек с легкой формой заболевания лечится дома. И у нас 90% людей лечатся дома, и нередко — в контакте с другими людьми.

Риск [заражения] в данном случае допустим, поскольку его невозможно избежать.

И относительно Мурьяньской гимназии я бы хотел еще раз подчеркнуть: [в начале лета] стоял вопрос — открывать лагеря или нет. Решили открывать, потому что снизилась заболеваемость, и условия были достаточно благоприятными. Конечно, риски не исключены, и не исключено то, что кто-то в летнем лагере заразится. Сейчас лагеря уже закрываются, тема уже не актуальна. Если она будет актуальна на следующий год — посмотрим, нужно ли будет что-то менять, предложим министерству образования подумать о том, будут ли лагеря обеспечивать транспортировку и изоляцию этих лиц. Но я думаю, на это не пойдут: путевка в такой лагерь будет стоить гораздо дороже», — считает Юрий Перевощиков.

Вопрос транспортировки Covid-больных, по его словам, также обсуждался неоднократно: «И в каждом случае, а их было много, этот вопрос решался. Это или специализированная служба от Общества самаритян, или услуги такси. В данном случае мы посоветовали директору школы обратиться во все эти инстанции, но никто не согласился перевозить детей». Юрий Перевощиков также добавил, что во многих случаях, когда коронавирусом заболевали дети, они лечились дома, а родители уходили на домашний карантин. Ему показалось бы странным, если бы родители в данной ситуации устранились, передав заботу о своих детях посторонним людям: «Сама постановка вопроса немножко шокирует. У нас не было таких случаев, чтобы кто-то отказался, скажем, встретить или привезти своего ребенка. Наоборот, родители даже в больницу стремились попасть, в палате со своим ребенком вместе находиться…

Да, они согласны, что могут заразиться, и, возможно, уже заразились, но это их не останавливает».

«Не исключаю, что такие единичные случаи могут быть, но я не уверен, нужно ли для таких отдельных случаев создавать отдельную систему», — заключил директор департамента анализа риска и профилактики инфекционных заболеваний ЦПКЗ.

«Мечтаю ребенка обнять! — воскликнул Гунтис в последние дни «заключения» мальчиков. — Больше всего передача еды бесит. Чуть ли не как собаке кидать должен и уходить. Но всё же есть и ответственность перед другими, нельзя рисковать...»

Коронавирус мальчики перенесли в легкой форме — у одного пару дней была температура в 37,5, у другого на несколько дней пропало обоняние. У третьего какое-то время пульс частил даже при небольших нагрузках на велотренажере. Да, парни не прекращали тренировок, играли и в футбол, бадминтон и т.д.

В минувшую пятницу мальчиков отвезли на повторное тестирование, меры предосторожности были такими же, как и при поездке из Мурьяни в Гробиню. У всей троицы результаты были негативными. «Наконец-то я смог обнять сына! — радовался Гунтис, когда позвонил Rus.Lsm.lv, чтобы поделиться этой новостью. — В первые минуты еще была какая-то осторожность, привыкли ведь за это время дистанцироваться».

И добавил, что, если в будущем где-то в стране — хотя лучше не надо — возникнет подобная ситуация, он готов поделиться опытом по организации карантина.

Все выздоровевшие мальчики уже дома, самопровозглашенный «ковид-лагерь» в Гробиньском крае опустел. Вопросы остаются.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

общество
Аналитика
Новейшее
Интересно