Визитки партий: Новая Консервативная Партия

С понедельника, 10 сентября, программа Латвийского радио 4 «Домская площадь» передает цикл из 16 ознакомительных сюжетов, посвященных программам партий, зарегистрированных Центральной избирательной комиссией на выборах в 13-й Сейм. Цикл предвыборных визиток продолжает объединение Новая Консервативная Партия (Jaunā Konservatīvā Partija).

«Быть нормальным – это норма!» - с таким предвыборным лозунгом на предыдущих парламентских выборах в 2014 году стартовала «Новая Консервативная Партия», учрежденная бывшим министром юстиции Янисом Бордансом.

В юности Борданс был комсомольцем, участником Народного Фронта, а после восстановления независимости в составе праволиберальной партии «Латвийский путь» несколько раз подряд неудачно баллотировался в Сейм. Самым высоким достижением в политической карьере Борданса на данный момент можно считать руководство Министерством юстиции в правительстве Валдиса Домбровскиса в период с 2012 по 2014 годы.



За это время Борданс успел вступить и со скандалом покинуть Национальное объединение, а в мае 2014 года объявил о создании нового политического формирования – Новой консервативной партии. Политическая сила должна была объединить тех, кто верит в единую латышскоговорящую нацию, традиционную семью, геополитическую приверженность «западному миру», принципы демократии и правового государства. Новые консерваторы охотились за голосами «Единства» и Национального объединения, но на тех парламентских выборах потерпели поражение и набрали менее 1% голосов избирателей.

Новая страница в истории партии началась с приходом бывших работников Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией. Высокопоставленные в прошлом «кнабовцы» Юрис Юрашс и Юта Стрике, вместе с основателем партии Янисом Бордансом выдвинули свои кандидатуры на пост мэра Риги на муниципальных выборах 2017 года. «Новые консерваторы» набрали больше 13% голосов избирателей и заняли девять мест в Рижской думе. Свою мотивацию участвовать в выборах Стрике объясняла желанием ликвидировать коррупционные схемы, существующие в Рижской думе.  

Вот, что она заявляла Латвийскому Телевидению в марте прошлого года:

«Работая в КНАБе, я увидела, что уровень коррупции в Рижской думе самый высокий и там нет желания ее побороть. Пойманных на коррупции чиновников сменяют такие же коррумпированные личности. Поэтому я поняла, что

победить дракона можно, лишь отрубив ему голову – а это можно сделать, только если ты участвуешь в выборах».

За последний год Новая Консервативная Партия регулярно выступала с громкими обвинениями в коррупции различных чиновников и политиков. Однако на запрос Домской Площади - сколько дел о возможных случаях коррупции за последний год было передано на рассмотрение в КНАБ или другие институции, ответа на момент подготовки сюжета не последовало.

Мы попросили политолога Филиппа Раевского оценить, насколько антикоррупционная деятельность «Новой консервативной партии» соответствует ее образу.

«Очень шумная оппозиция — это, я думаю, нравится их избирателям. Антикоррупционный флаг они все время несут, активно ходят с ним по Риге. [...] Я думаю, что они преподносят этот шум как результат. Весь пар ушел в свисток. Тут я хотел бы напомнить, что

воевать с коррупцией, когда у тебя есть пистолет и удостоверение KNAB — это одно, а когда у тебя только политический мандат и доверие избирателей — это другое.

Бороться с коррупцией со скамьи оппозиционера или бороться с коррупцией с позиции поста замглавы KNAB — это две разные вещи.

Политический мандат — не самый эффективный инструмент в борьбе с коррупцией».

Данные всемирной организации Transparency International в рейтинге по уровню коррумпированности расположили Латвию на 40 месте среди 180 стран. По данным социологического опроса позапрошлого года, сделанного по заказу Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией, менее всего коррумпированными латвийцы считают пожарных, президента и церковь; антигероями стали суды, правительство и парламент. Мы обратились к людям на улице с просьбой ответить на вопросы: насколько высок, по их мнению, уровень коррупции в Латвии, и кто у них ассоциируется с борцами с коррупцией?

Опрос

    Несмотря на то, что лишь один из опрошенных нами прохожих связал с борьбой с коррупцией «НКП», у нее много последователей. У Facebook-страницы Jaunā konservatīvā partija — 12 тысяч подписчиков, всего на четыре тысячи меньше, чем у их политических конкурентов – Национального Объединения. Для сравнения: на страницу Союза Зеленых и Крестьян подписано всего 4 тысячи пользователей.

    «Новые консерваторы» регулярно записывают для своего электората видео-обращения: видео, где Юта Стрике призывает премьера Мариса Кучинскиса и руководителя KNAB Екаба Страуме уйти в отставку, посмотрели около сотни тысяч пользователей Фейсбука, столько же — ролик, где Юрис Юрашс комментирует «дело олигархов».

    Центр расследовательской журналистики Re:Baltica в ходе предвыборной кампании изучает, как политические силы действуют в социальных сетях. «Домская площадь» попросила прокомментировать тактику поведения «новых консерваторов» в интернете одну из основательниц Re:Baltica Ингу Спринге:

    «Новая консервативная партия» осознанно выдвигает популистские заявления, видя реакцию, которую они получают на свои видео-обращения, опубликованные в Facebook – людям такое нравится. Как бы это ни было печально, но

    люди клюют на эмоциональность таких призывов. Новая консервативная партия часто их использует

     Классический пример такого поведения — видео, где Юрис Юрашс трясет перед камерой пачкой бумаг, утверждая, что это доказательства, того что Райвис Дзинтарс получал деньги от администраторов неплатежеспособности. На мой взгляд, это некорректное видео, так как в последствие надо было бы эти факты представить публике. А так полистать какие-то ксерокопии, пообещав передать их в КНАБ или куда-то еще, – это популизм, имитация деятельности. Правда, так ведут себя многие партии, не только они одни».

    В 2018 году НКП заявляет себя  «партией с ясной идеологией». Текст программы, действительно, лаконичен. За каждым направлением политики закреплено ответственное лицо: Борданса в премьеры, Юту Стрике во главу объединенного Министерства юстиции и внутренних дел, Юрашса во главу объединенного Министерства благосостояния и здравоохранения и т.д.

    Из оригинальных предложений стоит отметить идею сократить имеющиеся количество министерств с 13 до 8, перераспределив между ними функции и сократив штат чиновников в госуправлении на 30%. Объединить Бюро по защите конституции, КНАБ и Полицию безопасности, а администраторов неплатежеспособности подчинить напрямую государству.

    «С такими супер-структурами безопасности надо быть очень осторожными. Чтобы была, во-первых, взаимная конкуренция, а во-вторых — сохранялся баланс власти.

    Концентрация всей безопасности в одних руках — напоминает модель тоталитарного общества.

    С этим надо быть очень осторожными, особенно в таких странах, как Латвия», — считает Филипп Раевский.

    Как сообщили «Домской площади» в пресс-службе партии, из-за плотного графика лидеров объединения вместо них предвыборную программу партии прокомментирует 37 номер из 38 кандидатов в рижском списке, глава фирмы по строительству канализационных систем Константин Зорин:

    «Я присоединился к этой партии именно из-за уверенности в том, что это единственная партия, которая на данный момент может реально что-то поменять в государстве. Новая консервативная партия — это не только борцы с коррупцией. Это именно консервативная идеология, которая противопоставляет себя социальной идеологии и именно либеральной идеологии. [...]

    Русскоязычному избирателю нужны понятные условия, развитое государство и обеспеченная жизнь. Но русскоязычный должен понимать, что это все-таки Латвия и что мы живем в Латвии.

    Мы находимся в одном обществе с латышами. Объединяющим и должен стать один язык общения».

    Новая консервативная партия (Jaunā konservatīvā partija) баллотируется в 13 Сейм под вторым номером.

    0 комментари
    Добавить комментарий
    Комментировать, используя профиль социальной сети
    Аналитика
    Аналитика
    Новейшее
    Популярное
    Интересно