Мир в профиль

Дуня Миятович: вернуть веру в важность прав человека

Мир в профиль

Эмманюэль Макрон: молодой Юпитер и старая Европа

Мир в профиль: Виктор Орбан

Виктор Орбан. Победитель «Битвы за Будапешт» и ночной кошмар ЕС

Виктор Орбан выиграл «Битву за Будапешт» и привел свою партию «Фидес» к впечатляющей победе на выборах: 133 из 199 мест, парламентское большинство. Сам Орбан получает свой приз – четвертый срок во главе правительства. 

Впрочем, сама столица за Орбана голосовала плохо, в 12 из 18 избирательных округов победу одержали левые. Но в политическом лексиконе у выражения «битва за Будапешт» появилось новое значение – речь теперь идет не об осаде венгерской столицы в 1944-1945 годах и не о так называемой революции 1956 года. 

В новой «битве» Будапешт противостоит Брюсселю, Виктор Орбан – Джорджу Соросу, «европейская Европа» — смешению наций и рас в миграционном кризисе. Так видит свою миссию сам Виктор Орбан, и даже его критики сходятся во мнении, что после «брекзита» и Найджела Фаража именно он, Виктор Орбан является «настоящим ночным кошмаром» для лидеров Европейского Союза.

 

Выше — сводки Euronews 2015-2017 годов. С тех пор тема миграции и столкновения цивилизаций стала центральной в риторике «Альянса молодых демократов» (сокращенно — «Фидес») и ее лидера. Венгрия восстала против квот распределения беженцев, и в октябре 2016 года в стране прошел референдум, который из-за низкой явки избирателей был признан недействительным. Но и официально не состоявшись, он имел большие последствия. Не только для Венгрии, где число ищущих убежище резко сократилось, но и для всего ЕС.

Брюсселю пришлось дать задний ход в вопросе об обязательных квотах. На саммите Восточного партнерства в Риге три года назад, в разгар событий вокруг строительства стены председатель Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер даже дал Орбану шуточную затрещину перед телекамерами. Но сколько бы ни грозили Будапешту пальцем, это не оказывало на Виктора Орбана никакого эффекта. Скорее, наоборот. Синдром осажденной крепости продолжал быть в ходу и тогда, когда поток беженцев практически иссяк.

«Теперь мы будущее Европы, теперь Венгрия защищает Европу!»

— уверяет Орбан своих соотечественников, повторяя, что именно народная воля, закрепленная в референдуме, остановила волну мигрантов.

Есть у Виктора и более конкретный противник, чем ищущий в европах счастья выходец из Ливии или Афганистана. Его имя известно в Венгрии каждому, хотя этот человек покинул родину еще юношей, в 1947 году. Это Дьёрдь Шорош, которого мир знает как американского миллиардера Джорджа Сороса.

Будапешт стал тем городом, где в 1984 году появилось первое восточноевропейское отделение Фонда Сороса. Через семь лет здесь был основан Центрально-европейский университет – высшее англоязычное частное учебное заведение, ставящее своей главной целью способствовать созданию так называемого «открытого общества».

Как в Латвии, так и в Венгрии, либеральные идеи, взращенные на деньгах Сороса, вначале были восприняты новыми национальными элитами очень благосклонно, но затем стали для них настоящим жупелом. Почувствовавшие запах власти элиты оказались совсем не настроены делиться властью с  гражданскими институтами и к размыванию традиционных структур – будь то национальное государство или традиционная семья. 

Сам Виктор Орбан, многообещающий выпускник юридического факультета Будапештского университета, по стипендии фонда Сороса учился в Оксфорде, правда, обучения не закончил и вернулся на родину, чтобы участвовать в первых свободных парламентских выборах в 1990 году от «Фидес». Его запомнили благодаря смелой речи на церемонии перезахоронения Имре Надя — вождя Венгерской Народной республики, повешенного после подавления восстания 1956 года.

Орбан стал главой фракции «Фидес», а через восемь лет впервые возглавил правительство, став самым молодым премьером. К тому времени идеалы «открытого общества» начали явно мутировать в сторону национально-консервативных и даже националистических.

В 2010 г. недоучка из Оксфорда обогатил европейский политический дискурс новым понятием — «иллиберализм».

Оно было вброшено в 2010 году, после победы «Фидес» на парламентских выборах, когда из-за огромного бюджетного дефицита Венгрии грозила участь Греции. Правительство отказалось от предложенной Еврокомиссией политики жесткой экономии и ввело так называемый «международный налог» на банки, телекоммуникационные предприятия, транснациональные корпорации.

Вот что говорит по этому поводу однопартиец Орбана, евродепутат от Венгрии Льёрдь Шопфлин в интервью российскому изданию Геополитико: 

«Иллиберализм, о котором говорил Орбан, является во многом формой этатизма, согласно которому государство играет главную роль в социальном протекционизме. К слову, это не так уж далеко от христианской демократии или социальной демократии, но либерализм установил монополию на демократию. Если вы демократ, вы должны быть либеральным демократом. Я не приемлю этой позиции. Я считаю, что есть разные формы демократии. В этом смысле, иллиберализм Орбана вполне укладывается в рамки демократии. Это шло вразрез со стандартной либеральной ортодоксией, которая, на мой взгляд, охватила сам Брюссель. Они неспособны мыслить в иных терминах, и с их точки зрения Венгрия стала «девиантной». А никто не любит девиантов, инакомыслящих. Они должны быть возвращены в «либеральное» лоно».

Чтобы Венгрия не вернулась в «либеральное лоно», Орбан сам решил выбросить из нее своих либерально мыслящих оппонентов.

В 2017-м правительство запретило деятельность всех иностранных вузов, хотя у соросовского Центральноевропейского университета не было учебной базы за пределами Венгрии. Либеральная интеллигенция приняла вызов и объявила войну Орбану. Не без финансовой подпитки со стороны Сороса, конечно, хотя сам Дьёрдь Шорош в венгерский парламент не баллотировался.

После достаточно заметных протестов против закрытия Центральноевропейского университета на уицах появились плакаты «Не позвольте Соросу смеяться последним!» Затем еще один шедевр агитпропа: Сорос со товарищи, в том числе, с лидером правой партии «Йоббик», борющейся с «Фидес» за голоса национально настроенного избирателя, перегрызают секатором колючую проволоку, которой заботливый премьер-министр оградил Венгрию от потока мигрантов.

В прессе на полном серьезе обсуждается «план Сороса» по расселению в Европе миллиона мигрантов ежегодно. Справедливости ради, отметим, что такие цифры Сорос сам назвал в прессе, обсуждая перспективы миграционной политики ЕС, но дискуссия ведется не только о цифрах, но и переходит на личности. Венграм внушают, что у «плана Сороса» есть конкретные исполнители в структурах ЕС, фамилии которых в венгерской прессе предаются гласности, хотя даже еврокомиссар от Венгрии, член правящей партии Тибор Наврачич заявляет, что такого плана нет.  

А еще в парламенте начато рассмотрение пакетов законодательных инициатив под названием «Стоп Сорос», призванный ограничить деятельность неправительственных организаций, существующих на деньги коварного миллиардера. Их обвиняют в содействии нелегальной миграции и грозят обложить 25%-ным налогом их финансовые поступления.

15 марта, за три недели до парламентских выборов Виктор Орбан выступает на Марше мира в честь 170-летия Венгерской революции. Его спич доступен на русском языке на странице МИД Венгрии и может быть рекомендован к изучению в вузах как образец политической пропаганды начала XXI века. Она не сильно изменилась и по прежнему строится на противопоставлении «мы» и «они», нация и ее враги.

«Мы должны воевать с противником, который не такой, как мы. Он не воюет с открытым забралом, а прячется; он не честный, а низкий; он не прям, а лукав; не народный, а международный; не верит в труд, а спекулирует деньгами; он не имеет своего Отечества, так как считает своим весь мир. Он мелочный, но мстительный, и постоянно нападает на сердце, особенно, если это сердце – красно-бело-зеленое. Но увы, дорогие Друзья, мы всегда знали, что это не ловля блох… Никогда не было легко, но в итоге мы всегда побеждали. В конце концов, мы отправили домой султана с его янычарами, Габсбургского императора, «советы» с товарищами, а теперь отправим домой и дядю Джорджа вместе с его сетью!»   

Марш мира стал завершающим этапом «Битвы за Будапешт», которую снова выиграл Виктор Орбан. В проигрыше не только дядя Джордж. Но и Европейский Союз, для которого еще более укрепившиеся позиции Орбана сулят новую головную боль.

Стена на границе с Сербией — не единственное грандиозное сооружение,  которым четырежды премьер Венгрии хочет обессмертить свое имя.

Гораздо более опасной для Европы будет модернизация атомной станции, так называемая Пакш-два в ста километрах от Будапешта. Подряд на строительство двух новых блоков, которое начнется в этом году, получила Россия. Виктора Орбана и Владимира Путина связывают многолетние добрые отношения. Венграм чужда русофобия поляков, при этом их союз с Польшей в рамках так называемой Вышеградской группы стратегически усиливает как позиции России в ЕС, так и удельный вес самих держав Вышеграда.

После победы правых в Австрии с новой силой зазвучали разговоры о вступлении Вены в этот центральноевропейский альянс, хотя Австрия и выступает против строительства Пакш-два. Но и в формате «четверки» вышеградская группа все увереннее демонстрирует свой «особый курс» в европейской интеграции. К примеру, сохраняя приверженность своим национальным валютам или инициируя расследование различий в качестве продуктов, продаваемых в странах старой и новой Европы. Впрочем, рост влияния вышеградской группы – тема, скорее, российской политической аналитики, которая заинтересована в усилении такого влияния.

Собеседник нашей сегодняшней программы — советник группы «зеленых» в Европарламенте Алексей Димитров считает, что «уровень наглости» нынешних правительств Польши и Венгрии можно снизить, если увязать финансирование Евросоюза с исполнением норм европейского законодательства или общеполитических решений.

А.Димитров

    Однако рядовому венгерского избирателю по большому счету наплевать на то, что говорит Брюссель. Виктор Орбан недаром последовательно укреплял контроль за средствами массовой информацией, чтобы сообщать народу только то, что идет на пользу его имиджу сильного руководителя, практически, вождя. Продолжает Алексей Димитров.

    А. Димитров
      0 комментари
      Добавить комментарий
      Комментировать, используя профиль социальной сети
      Аналитика
      Аналитика
      Новейшее
      Популярное
      Интересно