Вакцины более двух веков предотвращают болезни — почему люди до сих пор их боятся?

Разработка эффективной вакцины от Covid-19 выходит на финишную прямую сразу в нескольких странах, и, возможно, уже осенью начнутся массовые прививочные кампании. Этот процесс могут сильно осложнить не утихающие слухи о коронавирусе и прививках, поэтому в дополнение к вакцине необходима «иммунизация» от дезинформации, считает британский антрополог.

В недавно вышедшей книге «Стереотип: Откуда берутся слухи о вакцинах и почему они не исчезают» автор – антрополог, руководитель проекта «Доверие к вакцинам» Лондонской школы гигиены и тропической медицины Хейди Ларсон - рассматривает социальные, психологические, политические, исторические и культурные факторы, влияющие на отношение жителей стран с высоким уровнем дохода к вакцинам. Портал Nature публикует основные положения этой работы и рекомендации автора.

«Мое тело — что хочу, то с ним и делаю!»

По мнению Ларсон, в привилегированном неолиберальном обществе люди рассматривают здравоохранение как услугу, а не как право, и считают все виды лечения выбором потребителя. Для иммунизации, которая нацелена на общее благо, это большая проблема. Ребенок, котрого родители не прививают сознательно, не просто подвергается риску заболеть — он создает такую опасность для любого еще не привитого ребенка.

Растущий индивидуализм, в сочетании с вполне понятным желанием быть услышанным и воспринятым всерьез, создает благоприятную почву для недоверия к вакцинам. Любые сомнения по поводу вакцин еще совсем недавно обсуждались главным образом в кабинетах врачей. Сейчас это одна из «горячих» тем в социальных сетях, где все охотно делятся своими мнениями, зачастую совершенно некомпетентными.

Ларсон предупреждает, что для сохранения общественной пользы от вакцинации очень важно адекватно реагировать на новые настроения в обществе. «Сегодня мы находимся в парадоксальной ситуации: при наличии высокоэффективных вакцин сомнения по их поводу в обществе растут», — признает антрополог.

Сегодня врачам и эпидемиологам недостаточно просто заявлять, что вакцины хорошо справляются с болезнями, приводя в качестве доказательства успешные  исторические примеры. Вместо этого исследователи и специалисты должны предлагать более гибкий подход: необходимо широкое обсуждение проблем вакцинации в обществе, а также беседы с семьями, планирующими детей.

Эмоциональное заражение

Ларсон изучает протесты против вакцин, опираясь на исторические прецеденты в различных регионах. Их было много – от демонстраций против прививок от оспы в 19 веке до совсем недавнего бойкота вакцинации против полиомиелита в Нигерии. Протесты подпитываются страхами и сомнениями, а в новейшие времена свою лепту вносят цифровые СМИ и соцсети.

Дезинформация по вопросам, касающимся здоровья, может радикально менять поведение людей. Достаточно вспомнить необоснованное заявление Дональда Трампа о том, что коронавирус можно лечить гидроксихлорохином, после которого продажи этого лекарства возросли многократно. Точно так же и любые опрометчивые заявления о вакцинах от Covid-19 могут привести к тому, что многие просто откажутся их делать.

Ларсон поясняет, что организм человека может реагировать не на саму вакцину, а на негативную информацию о ней. Психогенные реакции могут включать обмороки, судороги и затрудненное дыхание. Если такая реакция обнародована, она чаще всего истолковывается как свидетельство «вредности» вакцины.

Например, в соцсетях были опубликованы видео, в котором получившие прививки от вируса папилломы человека (ВПЧ) девочки бьются в судорогах. Сразу после этого в небольшом городе в Колумбии началась волна госпитализаций, предположительно связанных с иммунизацией. Однако врачи, обследовав госпитализированных, пришли к выводу, что физические симптомы были вызваны не вакциной, а страхом и беспокойством. Президент Колумбии объявил о результатах исследования, желая успокоить сограждан. Однако подозрения колумбийцев в отношении вакцины ВПЧ все равно не были развеяны до конца.

Автор называет этот феномен «эмоциональным заражением». Люди охотнее делятся информацией о предполагаемом вреде вакцин, когда ими движет гнев против сильных мира сего, которые, как предполагается, наживаются на прививочных кампаниях или же хотят полностью контролировать народ с их помощью.

Нужен открытый диалог

Чтобы победить «гидру дезинформации», Ларсон призывает ученых активнее вовлекаться в процесс и вести открытый диалог с обществом по мере появления новых заблуждений и фальсификаций. Слишком часто, подчеркивает она, общение сводится к лозунгам и маркетингу новых средств, а лучше было бы терпеливо и аргументированно разъяснять. Предубежденность против вакцин можно смягчить, если дать людям понять, что к их тревогам прислушиваются и их выбор уважают.

Еще один важный нюанс: для устойчивого процесса иммунизации люди должны вдохновляться тем, что это в том числе и проявление заботы о ближнем. Антрополог называет вакцинацию «одним из крупнейших в мире экспериментов по коллективизму и сотрудничеству в современную эпоху». Прививаясь сам, ты защищаешь от болезни себя — и другого.

По мнению антрополога, владельцы социальных сетей больше не могут игнорировать ту роль, которую их технологии играют в формировании инакомыслия, наносящего ущерб общественному благу. Для преодоления сопротивления кампаниям иммунизации нужна широкая коалиция медицинских работников, журналистов, организаций гражданского общества и экспертов по современным технологиям. Нужен общий план противодействия дезинформации.

Если и дальше пути попадания ложной информации в топы поисковых систем не будут отслеживаться, если не будет разработана единая стратегия для прекращения дезинформации, проблемы вакцинирования будут продолжать разделять общество, а не объединять его против общей угрозы — именно тогда, когда эта угроза очень велика, заключает автор. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно