Украинский политолог: Вторая мировая – выгодный советской власти миф

Обратите внимание: материал опубликован 9 лет и 1 месяц назад

В четверг в Латвийском военном музее состоялась международная дискуссия «9 мая — история, политика, пропаганда? Почему история — это и сегодняшний день тоже?». Одна из участниц дискуссии — украинский политолог и редактор информационно-аналитического портала Re:plika Олеся Яхно. Латвийское радио расспросило гостью о том, что значит 9 мая для Украины и как 70-летие победы во Второй мировой войне оценивается с точки зрения последних геополитических событий.

Первый вопрос, возможно, несколько провокационный — когда закончилась Вторая мировая война?

Вторая мировая война закончилась в сентябре 1945 года.

Насколько я знаю, на Украине отмечают 8 и 9 мая. Почему?

Долгое время, пока Украина входила в состав Советского Союза, России было очень выгодно свести Вторую мировую войну к Отечественной, о которой у СССР имелся свой миф. У нее была своя историческая правда и своя победа, и из которого были исключены все факты о том, что привело ко Второй мировой войне. Как и сотрудничество с Гитлером, так и о том, что войну закончили глобально. Именно поэтому большой части украинского общества, поколению, которое участвовало в войне, эта трактовка очень важна.  

Для современной России действительно нет другой большой победы, и эта победа дала ей очень много, в частности, статус постоянного члена Совета Безопасности ООН. Однако сейчас Россия сама начала менять отношение к бывшим союзникам, в том числе Украине, называя их нацистами и фашистами. Символика советского времени пересматривается и приобретает совершенно иной смысл, который связан не с победой Советского Союза, а с современными политическими событиями. Россия сама пересмотрела свою историю, и это больше не наука или народная память, а новая идеология и пропаганда.

Украина пытается смотреть на происходящее с европейской точки зрения, в то же время не отрицая важность 9 мая для большой части общества.  Кроме того, недавно принятые законы об Украинской армии сопротивления являются попыткой примирения. Не стоит выяснять, кто был прав или виноват, нужно принять прошлое, как историю, в которой не имеет смысла искать правды, но есть смысл примириться вокруг многих историй. Кроме того, Украина со временем больше хочет интегрироваться в европейское восприятие.

Вы упомянули недавно принятые Верховной Радой законы и сказали, что их целью является достижение примирения с Россией. Однако Россия утверждает, что это является глорификацией фашистов, и о каком примирении здесь может идти речь?

Нужно помнить, что мы говорим и о событиях годичной давности. Украинское общество за этот год изменились настолько, что возможно, даже само до конца этого еще не понимают. Те расколы и острые темы, которые Россия в 90-е годы пыталась подогревать, они были. Вопрос языка, отношения между западными и восточными регионами, отношение к Красной Армии и национальным партизанам — эти ранее раскалывавшие общество события в последние годы ушли на второй план. И те законы, что приняла Верховная Рада Украины – о запрете на  использование коммунистической и нацистской символики, о признании УНА-УНПА воюющей стороной (наравне с Красной армией) – год назад еще невозможно было бы представить, чтобы это не вызвало общественный резонанс. А теперь, когда их принимали, никто не пришел под стены Рады. Никто не вышел подедрживать коммунистов или какие-то радикальные идеологии.

Если мы посмотрим на состав Верховной рады, то в нее не поршла коммунистическая партия, которая спекулировала на левой идеологии, не будучи по факту левой партией. Туда не прошли и «Свобода», и «Правый сектор», которыми пугают обывателя в России и котоыре занимали более радикальную нишу.

Так что та повестка, на которой спекулирует Россия, отошла на второй план. И этнический национализм перерос в гражданский национализм. Ты можешь быть евреем, армянином или русским, но, если ты чувствуешь принадлежность к своей стране, ты ее защищаешь. В каком-то смысле Россия обрушила те раскалывавшие украинское общество вопросы, настойчиво на них спекулируя. Они просто отошли на задний план.

С другой стороны, может, и в самой России происходит аналогичный процесс? Всей этой пропагандой, громкими заявлениями объединяется российское общество – сплачиваясь вокруг мифа о неком внешнем враге? И 9 мая – возможность это снова подчеркнуть?

То консервативное большинство, что является электоральной основной власти президента РФ В. Путина, в нем объединяется отнюдь не интеллигенция. На каком-то этапе (2005, 2006, 2011 год) задачи, стоявшие перед Россией после Ельцина, были и поставлены, и выполнены действующим российским президентом. И вместо того, чтобы поставить новые задачи... Повестка стала принципиально другой. Если бы Россия развивалась экономически, действительно построила соверемнную экономику, и она бы вела политику мягкой силы, как принято во всем цивилизованном мире, то Украине было бы очень сложно уйти от этого влияния. Вместо этого Россия почему-то въехала в Крым и Донбасс, а в публичном пространстве там же полностью российская повестка дня заменяется украинской. Это свойство – жить чужой жизнью, жизнью чужой страны. И это тупик, потому что это все равно не разрешает российских проблем.   

Тактически, конечно, Россия воспользовалась сладостью Украины, например, в вопросе Крыма, когда не было президента: один бежал, а выборы другого еще не состоялись. Но стратегически это для РФ не выход, потому что на уровне общества объявляется, что модернизм, ранее проповедуемый на словах тем же Д. Медведевым, заменяется теперь перспективным изоляционизмом. В жертву текущим политическим перспективам приносятся   более широкие перспективы всей страны и значительной части общества. В итоге консолидируется консервативное большинство, заложником которого стал уже и сам президент Путин.

Может, для России это как раз не тупик? Лидер вначале получает какую-то поддержку в народе, а потом может реализовать при поддержке народа свои амбиции? Возможно, именно мобилизованность общества станет залогом модернизации?

Это на самом деле амбициозная идея, когда лидер государства выходит и говорит, что он хочет пересмотреть итоги холодной войны, котоая привела к развалу Советского Союза, а по факту пересматривает не то что итоги холодной войны, а итоги второй мировой. Ту систему, которая с тех пор [в мире] сложилась. Ведь среди крупных держав, геоплитических субъектов, был определенный консенсус насчет того, что нельзя пугать всех ядерным оружием – это удерживает третьи страны (Северную Корею, Индию) от стремления развивать свой ядерный потенциал, - и о сохранении территориальных границ. Одно дело – конфликты этнические, как в Косово, и другое – пересматривать статус и включать в свой состав какие-то спорные территории. Мы знаем, что даже по Курильским островам этот диалог-конфликт между Россией и Японией длится годами, и никто не решается вмешиваться. А тут не только пересматриваюстя границы, но это еще сопровождается заявлениями, что в случае чего РФ может использовать ядерное оружие... Для всего мира это прозвучало не то что вероломством, но было непредсказуемо.

Человек который на такое решается, конечно, амбициозен. Но чтобы это реализовать, мне кажется, должны быть ресурсы. Должна быть идея. А даже по Крыму мы слышали несколько вариантов. Сначала, что там есть угроза убийств мирных жителей. Потом – про НАТО, потом про Америку, потом услышали про «русскую весну»... Какая русская весна, если Крым и крымчане вошли в состав Южного военного округа, куда входят Чечня и Дагестан? Тут не русские с русскими соединяются. Это другая идея – идея империи.

И еще для этого у России должна быть элита – готовая от много отказатсья и идти до конца. У меня нет такой уверенности, что действующая российская элита готова на такие жертвы.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное