Теракты 11 сентября стали началом упадка США — аналитик

В своей долгой войне против Америки Осама бен Ладен одержал решительную, хотя и посмертную победу. Реакция США на спланированные им теракты 11 сентября 2001 года похожа на «цитокиновую бурю», которая в особо тяжелых случаях развивается при коронавирусной инфекции: организм начинает защищаться от патогена так активно, что повреждает собственные жизненно важные органы. Эпоха, начатая 20 лет назад в Афганистане, закончилась унизительным поражением, и эту эпоху следует завершить, считает аналитик вашингтонского исследовательского центра.

«США стали более слабой, более расколотой и менее уважаемой в мире страной, чем два десятилетия назад. Мы лишились неоспоримого превосходства, которым тогда обладали.

Эти негативные последствия нельзя списывать только лишь на реакцию США на теракты 11 сентября, но предпринятые ответные действия, безусловно, внесли свой вклад», — пишет Уильям Гэлстон — специалист в области госуправления, бывший советник президента Клинтона по внутренней политике, старший научный сотрудник вашингтонского исследовательского и аналитического центра Brookings Institution — в комментарии, опубликованном на портале института.

Он полагает, что все могло пойти иначе. Однако ошибочные суждения четырех сменявших друг друга президентов привели к тому, что США утратили ясное представление о цели присутствия в Афганистане, вторглись в Ирак из-за ошибочных предположений, нарушили собственные «красные линии» в Сирии, подписали с «Талибаном» соглашение, равносильное акту о капитуляции, и покинули Кабул в наихудших обстоятельствах. «Кого бог хочет погубить, того он сначала лишает разума», — напоминает древнюю латинскую мудрость Гэлстон.

Америка должна была решительно отреагировать на жестокое нападение «Аль-Каиды» 11 сентября 2001 года — и Америка это сделала. Но дальнейшие действия Вашингтона, по оценке аналитика, «ушли в молоко».

«Если бы мы просто сместили талибов и приняли их капитуляцию (которую они предложили, а мы отвергли), захватили Осаму бен Ладена в Тора-Бора и на этом остановились, нам было бы намного лучше, чем сегодня. Вторжение в Ирак действительно помогло свергнуть кровавого тирана, но — ценой снятия главного барьера на пути распространения иранского влияния на Ближнем Востоке. А Иран представляет собой гораздо большую угрозу для наших интересов и наших друзей, чем когда-либо представлял Ирак», — пишет научный сотрудник Brookings.

Утрата мирового лидерства

«В конце XX века США возвышались над миром, подобно колоссу. Нам не было равных в военном и экономическом плане, и наша идеологическая победа над антагонистами либеральной демократии казалась полной. События 11 сентября все изменили.

Наша чрезмерная ориентация на Ближний Восток отвлекла нас от геополитических сил, которые меняли мир в ущерб нам.

Пока внимание Америки было направлено вовне, Россия выздоравливала, а мощь Китая росла, и сегодня последствия “аукаются” от Крыма и Тайваньского пролива до заводов и небольших городков в самом сердце Америки. Теперь мы должны разгребать последствия в ослабленной позиции», — продолжает эксперт.

Он замечает, что ранее Америка вела мир за собой не единолично, а во главе союзов, заключенных после Второй мировой войны. В этих структурах существовала постоянная напряженность, но в основном друзья и союзники Америки считали, что могут рассчитывать на нее в плане стабильности и здравого смысла. Уже не могут, уверен Гэлстон. Необоснованное вторжение в Ирак вызвало глубокие разногласия между США и Европой, сдача Сирии в сферу российского влияния заставила мир усомниться в целеустремленности американцев, а бесславный уход из Афганистана разъярил и огорчил даже ближайших сторонников США.

Внутренние последствия

«И 10 сентября 2001 года мы не были единой страной, но сегодня наши разногласия намного сильнее. Нападения на Всемирный торговый центр и Пентагон должны были объединить страну — и вначале так оно и было. Решительный ответ террористам президента Джорджа Буша получил одобрение обеих партий, а его усилия по предотвращению демонизации американских мусульман оказались чрезвычайно эффективными. Какое-то время Конгресс работал в редкой гармонии», — пишет аналитик.

Однако по мере обострения дебатов об обращении с арестованными в связи терроризмом и о вторжении в Ирак единство сменилось резкими взаимными обвинениями. Они, в свою очередь, усилили недоверие американцев к своему правительству, его внешнеполитическому ведомству, структурам обороны и разведки. Разногласия партий по поводу исламской религии и мусульманских иммигрантов неуклонно росли, создавая основу для ограничений, введенных в первые недели правления администрации Трампа.

«Теракты 11 сентября оставили нам в наследство страх перед новыми терактами (на что упирают правые); левые же опасаются, что реакция властей на [саму] возможность терактов будет нарушать гражданские свободы и приведет к дискриминации мусульман и других меньшинств», — объясняет автор комментария.

Издержки, связанные с выбранной после 11 сентября политикой, оказались огромными. С 2001 года США потратили около 2 триллионов долларов на прямые военные расходы в Ираке и Афганистане. По одной из оценок, общая стоимость составляет 4 триллиона долларов — не включая затраты на лечение физического и психического ущерба, который эти войны нанесли тысячам американцев.

Правда, отмечает Гэлстон, наивно было бы полагать, что в противном случае все эти деньги пошли бы на продуктивное использование во внутренней государственной политике или в частном секторе. Но за годы фискальных ограничений на прочие расходы в течение последнего десятилетия войны США на Ближнем Востоке финансировались со счетов, на которые не распространялись официальные бюджетные ограничения.

Аналитик считает, что в результате пострадали важные государственные функции, в том числе резервы средств для неотложной медицинской помощи. В первые месяцы нынешней пандемии, когда страна крайне нуждалась в них, они оказались почти истощенными. Правительство не увеличило налоги для финансирования военных действий после 11 сентября, и это гарантировало устойчивое повышение давления на государственный долг.

Более взвешенный ответ на теракты сделал бы США сильнее — без ущерба для безопасности.

Более того, альтернативный курс дал бы Министерству обороны большие возможности для модернизации вооруженных сил, которая необходима для противостояния нынешним геополитическим угрозам со стороны великих держав.

Обстоятельства ухода США из Афганистана могут испортить всё еще больше, полагает аналитик. Америка бросила на произвол судьбы тысячи афганцев, сотрудничавших с ней, и у нового поколения военных США могут возникнуть сомнения в морали собственного правительства — и вопросы о том, стоит ли ради него жертвовать собой.

«Есть в этом какая-то ужасающая симметрия: эта эпоха началась трагически — с нападения на американцев из Афганистана, а закончилась нападением на американцев в Афганистане»,

— считает автор.

Что делать

«Мы не можем себе позволить тратить нашу энергию на бесконечные дебаты в духе “Кто потерял Кабул?”

Мы должны закрыть книгу об эпохе 11 сентября,

ограничить нашу политику на Ближнем Востоке защитой наших друзей и наших основных интересов и вместо этого сосредоточиться на актуальной задаче: делать то, что необходимо внутри страны и за рубежом, чтобы остановить наш упадок и оставаться полностью конкурентоспособными в борьбе за формирование мирового порядка в XXI веке», — указывает аналитик вашингтонского исследовательского центра.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить