Суицидальным поведением подростки сигнализируют о проблемах — специалист

Суицидальное поведение — мысли, планы, попытки лишить себя жизни — широко распространено в подростковой среде. «На одно свершившееся самоубийство приходится 50-100 попыток. Так подростки сигнализируют, что у них что-то не в порядке», — говорит заместитель декана факультета общественного здоровья и социального благосостояния Рижского университета им Страдиня (RSU) Том Пулманис. 

ПЕРСОНА

Том Пулманис. Ученый, заместитель декана факультета общественного здоровья и социального благосостояния Рижского университета им Страдиня. Получил квалификацию специалиста по общественному здоровью и степень магистра в области здравоохранения в RSU. В качестве эксперта в вопросах психического здоровья представляет Латвию в соответствующей группе экспертов при Еврокомиссии и является партнером Всемирной организации здравоохранения. 

На канале LTV1 вышел фильм Службы новостей Латвийского телевидения «Моббинг. Школа выживания», за которым последовала специальная серия сюжетов на ту же тему. В проекте своими историями о пережитом насилии делятся и молодые люди, которые еще учатся в школе, и те, кто школу закончили, но не сумели забыть пережитое там, а эксперты — мнениями. Пулманис говорит, что издевательства сверстников повышают риск самоубийства детей и подростков в три-четыре раза.

Печальная статистика

На фоне других стран мира статистика самоубийств в Латвии выглядит печально. По данным Всемирной организации здравоохранения, в 2016-м Латвия по числу самоубийств на 100 тыс жителей занимала в мире девятое место. За год до этого в аналогичном топе наша страна среди членов Евросоюза оказалась на третьем месте. При этом систематического изучения причин суицида в Латвии не ведут.

«Если мы планируем что-то делать, нам надо опираться на доказательства», — обозначает проблему Пулманис. Он также добавляет, что за последние десять лет в Латвии в среднем в год лишают себя жизни трое несовершеннолетних. 

Чем старше человек, тем выше риск самоубийства. Например, в возрасте до 17 лет в прошлом году с жизнью добровольно расстались трое, в следующей возрастной группе, до 24 лет, самоубийств уже было 12, в группе «24-29 лет» — 24, в группе «30-39 лет» — 41, и так это число растет до 60 лет, после чего постепенно снижается.

При этом в суицидологии обычно больше всего внимания уделяют именно подросткам, потому что в их среде суицидальное поведение распространено больше всего: мысли о самоубийстве, планы, попытки лишить себя жизни. «Данные в научной литературе говорят, что в подростковой среде на одно доведенное до конца самоубийство приходится 50-100 попыток», — говорит  Том Пулманис. Для сравнения: в среднем в популяции на один совершенный суицид совершается 20 попыток. 

Так подростки сигнализируют, что что-то не в порядке, что они подвержены факторам риска, которые провоцируют такое поведение. Том Пулманис среди таких факторов выделяет разные формы насилия — в том числе в семье (это также пренебрежение, отсутствие времени на ребенка) и в среде сверстников. 

«Данные множества исследований говорят, что очень существенный фактор — издевательства со стороны сверстников, например, в школе. К этому надо добавить индивидуальные факторы: симптомы депрессии, низкую самооценку, разные негативные события в жизни подростка, имеющийся суицидальный опыт в семье или среди сверстников», — говорит он. 

На вопрос, что является главным источником риска в этом возрасте, продекан ответил: как правило, надо говорить именно о совокупности факторов.  

Опыт моббинга и его последствия

Том Пулманис выделяет моббинг как одну из главных причин самоубийств среди подростков: «Издевательства в школе повышают риск суицида по крайней мере в 3-4 раза. Если посмотрим на данные по Латвии, то ситуацию у нас можно оценить как очень плохую». Из проведенного в 2015-м Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) исследования следует, что тогда от моббинга у нас страдали 30% школьников, и по этому показателю Латвия оказалась на втором месте среди стран ОЭСР. В 2018-м аналогичное исследование показало, что ситуация еще ухудшилась: доля жертв моббинга выросла до 35%,  что вывело страну на первое место. 

Как говорит Пулманис, особенно эффективна против моббинга (и против суицидального поведения среди подростков) специальная скандинавская образовательная программа профилактики травли.

По мнению специалиста, в Латвии в образовательной программе слишком мало включены вопросы здоровья, особенно психического. «Недостаточно просто обучить детей экономике», — уверен он. Хотя это и не значит, что в стране никто не думает об этой проблеме. Например, Центр профилактики и контроля заболеваний провел похожее исследование и снял два обучающих документальных фильма на данную тему.

Последствия издевательств могу быть очень разными. «Сразу может возникнуть депрессия, подавленное состояние, подорванная самооценка, тревожность, психосоматические симптомы, употребление вызывающих зависимость веществ», — рассказывает Пулманис. Он отмечает, что важно решать проблемы, когда они только появились. Иначе жертвы школьных издевательств могут ощущать последствия и во взрослой жизни. При этом физически и психически здоровый человек намного продуктивнее и для себя, и для общества. 

Поддержка

Пулманис отмечает: хотя система поддержки всегда может быть лучше, нельзя сказать, что у нас она совсем слаба. 

«У нас есть телефон доверия при Госинспекции по защите прав детей, телефон кризисного центра Skalbes, который недавно начал работать в режиме 24/7, что меня очень радует, потому что у людей проблемы возникают не только в рабочее время. Меня также радует развитие Центра ресурсов для подростков. Крайне важно со временем увеличить мощности этого центра, обеспечить присутствие таких центров в каждом самоуправлении. 

Еще один важный нюанс: помощь не должна быть стигматизирующей, чтобы не было ощущения, что я туда иду, как в иной мир. У [обращающихся за ней людей] должно быть ощущение, что я иду решать проблему со своим здоровьем, как если бы шел к любому другому специалисту», — объясняет Том Пулманис. 

Хорошим решением может стать «Педагогически-психологическая служба помощи» с региональными центрами по всей Латвии. Проект курирует Центр межведомственной координации, правда, его запуск затянулся: в феврале после острой дискуссии в правительстве программу на время отложили.

При этом ученый обращает внимание, что человек в поисках помощи обычно в первую очередь идет не к специалистам, а к близким людям. «Первым человеком может быть мама, папа, друг, подруга, любой близкий человек. И им надо понять, надо внимательно выслушать и надо знатьи, что делать в таких ситуациях», — говорит Пулманис.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить