Систематическое переутомление латвийских медиков опасно для пациентов

Водитель грузовика обязан после девяти часов езды отдыхать не менее 11 часов подряд. Этого требуют правила – чтобы человек не уснул за рулем и не создал на дороге аварийную ситуацию. Но латвийские медики все еще дежурят по старинке – сутками. И это несет в себе определенные риски, так как многие трудятся в двух, а то и трех местах сразу, и усталость накапливается, сообщает Латвийское радио.

Суточные дежурства можно, конечно, с некоторой натяжкой назвать нормой: так издавна работает персонал всех стационаров. Но с учетом дополнительной работы ситуация нормальной уже не выглядит.

Арта вот уже два года – медсестра в отделении неонатологии Детской больницы. Здесь выхаживают преждевременно родившихся малышей. Одному ее сегодняшнему подопечному два дня от роду, другому – всего один. Арта измеряет у них температуру, смотрит, нормально ли работают катетеры.  

Если бы случилось нечто непредвиденное — например, малыш стал бы активнее шевелиться и вырвал катетер, — вероятнее всего, он не заплакал бы: такие новорожденные еще слишком слабы. Поэтому за детьми нужен постоянный присмотр. В отделении сейчас 20 младенцев. За ними следят шесть медсестер и две санитарки. И по три таких ребенка на каждую медсестру — это не «всего», а «очень даже много»: новорожденные бывают интубированы, с проблемами сердечной деятельности и других систем, поэтому за ними нужен глаз да глаз.

«Это хорошо, что можно нянечку позвать на помощь, хоть памперс спокойно поменять. Ведь ты все время их «пасешь» и все время есть что делать», — говорит Арта.

Анете Эклоне — анестезиолог в больнице им. П. Страдиня. В ее работе требуется предельная концентрация внимания и быстрая реакция.  

«Конечно, можно найти дежурства, выдавшиеся очень спокойными, когда за 24 часа было всего 6-7 операций. Но бывает и непрерывная работа, пациент за пациентом, работаешь без перерывов. Бывает сравнительно короткая работа, например эпидуральное обезболивание в родах, там дальше за матерью смотрит акушерка.

И бывает, например, в нейрохирургии какой-нибудь разрыв аневризмы, когда одна операция длится 7-8 часов», — признала она. 

Несмотря на большую ответственность, работа медиков оплачивается плохо. В том числе им постоянно недоплачивают за сверхурочные, признала Анете Эклоне. Она однажды поинтересовалась, почему так, в Инспекции здравоохранения — и получила ответ: в кризисном 2009 году в срочном порядке было принято правило, предусматривающее, что удлиненные часы работы для медиков (до 240 часов в месяц, или 60 часов в неделю) — норма. И никто им в двойном размере сверхурочные не оплачивает и выходных дней дополнительно тоже не дает. Для сравнения: трудящиеся в других отраслях работают 160 часов в месяц, за сверхурочные часы им полагается надбавка 100%.  

Разумеется, никого насильно нельзя заставить работать дольше, но больше половины медиков вынуждены перерабатывать, выяснило бюро омбудсмена.

Были и вопиющие случаи: один врач работал в режиме «на износ» пять лет подряд, другой в больнице отрабатывал в неделю 88 часов, что недопустимо ни с какой точки зрения. Чаще других перетруждаются врачи тех специальностей, которых в стране не хватает.

Бюро омбудсмена указало, что законодательная норма о «нормальном долгом рабочем дне» медиков противоречит Конституции. Минздрав же ссылается на желание «улучшить доступность медуслуг для населения».

По словам представителя омбуда Инеты Резевской, существующее регулирование ущемляет права медиков на справедливое вознаграждение за труд, поэтому оно могло действовать лишь недолгий период — в виде исключения, на самом пике кризиса в стране.  

«Если мы видим, что специалистов не хватает — ну так надо готовить соответствующих специалистов, чтобы медицинские услуги были доступны», — сказала Резевска.

Руководитель Детской больницы Анда Чакша считает, что нормализация продленного рабочего дня бледнеет на фоне разрешенной почасовой работы в течение суток подряд. Потому что, отдежурив в одной больнице, врач или медсестра может отправиться в другое лечебное учреждение — и приступить к следующему суточному дежурству уже там.  

«Не знаю, работали ли вы когда-нибудь 24 часа подряд. Я работала. Где-то на 16-м часу наступает параллельный космос. Вы не можете 24 часа обладать одинаковой остротой ума, одинаковой физической выносливостью, особенно если нужно выполнять разнообразные дела.

В мире нормальный стандарт — три смены по восемь, каждые восемь часов люди меняются. Потому что такова физиология человека, позволяющая так работать. 24 часа — в отдельных местах, где можно отдохнуть, но если нужно присматривать за пациентом, нужно лечить, нужно ухаживать — качественно это делать сутки подряд невозможно», — говорит Чакша.  

Присяжный адвокат Солвита Олсен, эксперт по медицинскому праву, признаёт: переработки медиков не только вредят им самим, но и представляют угрозу для здоровья и безопасности пациентов.

«Есть различные исследования, которые очень четко и ярко показывают, как притупляется внимание людей, если они работают дольше определенного времени. И в отношении ночных дежурств или работы дольше 12 часов научные данные показывают, насколько это опасно. Внимание падает критически.  

Считаю, нам во имя безопасности пациентов следует установить нормальное рабочее время для медиков, максимально допустимое рабочее время и справедливое вознаграждение и за основную, и за сверхурочную их работу», — заявила Олсен.

Страдают от перегрузок и резиденты. «Оттрубив» необходимое для учебы количество часов в университетской больнице, они нередко отправляются дежурить в регионы — там и платят за это получше, и сами дежурства проходят поспокойнее. Нередко свои 24 часа свободного времени они проводят на дежурстве в региональной больнице и в понедельник являются снова на основную работу предельно утомленными.

Самая же суровая жизнь — у медсестер. Им на одну ставку просто не выжить. Несколько месяцев назад большой резонанс вызвала трагическая новость из Даугавпилсской региональной больницы. Там погиб новорожденный. Инспекция здравоохранения, проведя расследование, выявила нарушения в работе медиков. Ответственный врач в день трагедии отработала более 24 часов подряд. Как уточняли масс-медиа, в том случае речь шла о полутора сутках.

Вице-президент Латвийской ассоциации гинекологов и специалистов по родовспоможению Даце Резеберга подтвердила, что работать некому. Чтобы заполнить график дежурств, например, в Рижском роддоме, администрации приходится поломать голову.

«Мне известно, что в больницах задействуются врачи, отработавшие несколько суток подряд — например, весь уик-энд», — сообщила она.

Многие страдают синдромом выгорания, начисто утрачивают эмпатию к пациентам. Это коррелирует с проблемами в оплате труда в отрасли, подчеркнула Резеберга. Некоторые сотрудницы родильных отделений после основной работы еще подрабатывают няньками и домработницами.  

Детская больница ради безопасности пациентов ввела дробные дежурства: два по 12 часов со свободным временем между ними или одно 8-часовое и затем после перерыва — 16-часовое. Такого порядка стараются придерживаться хотя бы в отделении интенсивной терапии. Но половина медсестер все еще дежурит по суткам.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно