«Северный поток-2»: как США и Европа могут выйти из тупика

Вторая нитка газопровода почти построена, и начало поставок по ней неизбежно. Вашингтон должен признать реальность и сосредоточиться не на попытках блокировать проект, а на практических последствиях его запуска, полагает эксперт американского исследовательского центра по вопросам энергетической политики.

«Со дня инаугурации президента Байдена США и Германия ищут выход из тупиковой ситуации, сложившейся вокруг газопровода «Северный поток-2». Байдену пока что удалось избежать масштабного кризиса в отношениях с Берлином, но законопроекты о дальнейших санкциях, циркулирующие в Конгрессе США, могут не оставить выбора новой администрации. Общеевропейская стратегия, возглавляемая Берлином и Парижем и дипломатически поддерживаемая Вашингтоном, может помочь Центральной и Восточной Европе — и особенно Украине — адаптироваться к неизбежному снижению их роли в качестве стран газового транзита», — пишет Пьер Ноэль, научный сотрудник Центра глобальной энергетической политики нью-йоркского Колумбийского университета, ранее — старший научный сотрудник по вопросам экономики и энергетической безопасности вашингтонского Международного института стратегических исследований.

Странам Балтии газопровод никак не угрожает...

По мнению эксперта, вопреки громким заявлениям противников трубопровода, «Северный поток-2» не будет иметь никаких последствий для европейской безопасности: «Германия не будет “финляндизирована”, Украина и Центральная Европа не будут “проданы” России, Россия не будет использовать свой газ для “удушения” Европы, и солидарность НАТО не пострадает».

Спорящие в Вашингтоне по поводу «Северного потока-2» никак не могут признать того, что Европа успешно решила свою проблему с российским газом, создав интегрированный газовый рынок в рамках всего блока, указывает эксперт. В Европейском Союзе природный газ — это сырьевой товар. У российского газа есть конкуренты, и существуют огромные резервные мощности по обеспечению континента сжиженным природным газом.

«Страны Балтии и Польшу “Северный поток-2” вообще не затрагивает. Они выступают против этого проекта из политической солидарности с Украиной в конфронтации Киева и Москвы, а не потому что газопровод угрожает их энергетической безопасности или экономическим интересам.

Изменение логистики экспорта российского газа в Европу стратегически выгодно», — утверждает научный сотрудник американского центра.

...А Украина лишится доходов

С другой стороны, отмечает Ноэль, единственный серьезный риск для безопасности поставок в Европу материализовался во время перебоев в транзите газа через Украину. В январе 2009 года российский газ перестал поступать в Центральную и Западную Европу на две полных недели после того, как Россия и Украина не продлили заключенный между ними годовой контракт. Это в истории мировой торговли газом был самый крупный перерыв в поставках.

Доминирующее положение Украины в транзите дало Киеву рычаги воздействия на Москву, что было использовано для удержания цен на низком уровне. В результате стала нарастать напряженность в отношениях с российской государственной энергетической компанией «Газпром» — и появились возможности для политической коррупции.

«Устранение риска украинского транзита из газовых отношений между Россией и ЕС было обоснованным общим интересом Европы и России,

который был реализован в проектах новых газопроводов по дну Балтийского и Черного морей. После завершения строительства нового российско-германского газопровода энергоснабжение Европы станет более безопасным», — уверен Пьер Ноэль.

Он поясняет, что для Украины «Северный поток-2» действительно будет иметь экономические последствия. Во-первых, компания-оператор газотранспортной системы Украины потеряет значительные доходы от транзита. Основываясь на  данных компании, американский эксперт оценивает эти убытки в размере от 400 до 500 миллионов долларов в год в период с 2021 по 2024 год.

Во-вторых, по мере сокращения объемов транзита затраты на поддержание инфраструктуры газопровода должны нести украинские потребители газа. Та же логика применима к недостаточно загруженной инфраструктуре в Словакии, Австрии и Чехии — на эти страны снижение объемов транзита тоже повлияет. Эти дополнительные расходы, по оценкам Ноэля, составляют примерно 650 миллионов долларов в год, что доводит общую сумму потерь и расходов примерно до 1,2 миллиарда долларов в год.

Украине необходимо адаптироваться таким образом, чтобы это шло на пользу экономике страны и способствовало ее энергетической интеграции в Европу. Берлин и Париж должны возглавить переговоры с Киевом о заключении поощрительного контракта, который сгладит для Украины переходный период к эпохе действующего «Северного потока-2», полагает автор.

Три столпа новой газовой стратегии ЕС и Украины

Первый и, безусловно, самый важный шаг, по мнению эксперта — это снижение чрезмерных эксплуатационных расходов украинской газотранспортной системы. Производственные мощности должны сократиться как минимум наполовину, а численность персонала — в четыре раза. Экономичная и эффективная трубопроводная система принесет пользу экономике Украины за счет более низких тарифов на газ и большей надежности поставок.

Если бы Украине удалось сохранить какую-то часть транзитного бизнеса — а Ноэль считает, что это реально — то Киев мог бы получать даже более высокую прибыль, чем сегодня. Система с более эффективным управлением позволила бы Украине предлагать более дешевые и качественные услуги европейским трейдерам энергетического рынка, стремящимся получить доступ к крупным газовым хранилищам на западе Украины.

По оценкам эксперта, даже когда «Северный поток-2» заработает, «Газпрому» по-прежнему будет нужно доставлять в Европу от 20 до 25 миллиардов кубометров по украинским трубопроводам ежегодно. Украина могла бы предоставлять России свои мощности по более низкому тарифу, чем сегодня, с возможностью увеличения объемов и повышения тарифа, когда на европейском рынке будет возникать дефицит предложения.

Первая часть такого соглашения могла бы гарантировать минимальную годовую оплату и удерживала бы Россию от вкладывания средств в дополнительные пропускные мощности трубопровода в Европу через Черное море. Вторая часть соглашения могла бы оговаривать разделение прибыли между Украиной и Россией в периоды, когда европейский рынок будет высокодоходным.

В рамках этой стратегии Европа могла бы предоставить капитал для необходимых инвестиций в модернизацию инфраструктуры через Европейский инвестиционный банк или Европейский банк реконструкции и развития. В качестве стимула для быстрой модернизации трубопроводной системы Украины ЕС мог бы предложить выплату наличными в течение 10 лет, с ежегодным уменьшением суммы. Аналогичная, но менее щедрая схема могла бы помочь Словакии и Чехии тоже сократить их газотранспортные инфраструктуры, отмечает автор.

Второй «столп» предлагаемой Ноэлем стратегии — это предоставление всем импортерам российского газа в ЕС договорной возможности доставки газа на российско-украинскую границу. Чем ближе находятся клиенты «Газпрома» к Украине, тем больше вероятность, что они выберут это решение, в особенности если украинская трубопроводная система станет более эффективной. Предоставление всем клиентам возможности выбора точки доставки приведет к развитию транзитного бизнеса для Украины и поддержанию потоков с востока на запад в Центральной Европе.

Третье направление стратегии могло бы развивать использование крупных подземных хранилищ на территории Украины европейскими газовыми трейдерами. Тут могут помочь законы ЕС о безопасности поставок газа. Участники рынка, полагающиеся на газопровод «Северный поток», совокупная мощность которого составит 110 миллиардов кубометров в год, могут быть вынуждены застраховаться от рисков сбоев поставок, в том числе за счет увеличения запасов газа. Украина будет иметь хорошие возможности для удовлетворения этого нового спроса.

Киев должен отказаться от своей стратегии нагнетания напряженности и расчета на то, что Вашингтон вынудит Берлин отказаться от «Северного потока-2», считает Ноэль. По его словам,

поскольку этот газопровод важен для Европы и не несет неблагоприятных стратегических последствий, Европа должна просто помочь Украине адаптироваться к новой экономической ситуации.

«Выстояв против давления США, Германия показала, что серьезно относится к стратегической автономии Европы. Нужно продолжать в том же духе — и вместе с Украиной выработать стратегию в условиях действующего «Северного потока-2». Имея такую стратегию, европейские сторонники трубопровода поспособствуют изменению политики США в отношении газопровода, помогут Украине и другим европейским транзитным странам и ликвидируют неприятный источник трансатлантической напряженности», — заключает эксперт американского Центра глобальной энергетической политики.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить