«Северный поток-2» — «красная селедка» на дне Балтийского моря

Завершение строительства газопровода «Северный поток-2» превратилось в предмет спора, в котором проигрывают все.  Правительство Германии действует так, словно этот трубопровод является жизненно важным национальным интересом, а США опасаются, что он сделает Европу чрезмерно зависимой от России. Однако объективный анализ экономики газовых поставок показывает, что обе стороны сильно преувеличивают важность этого проекта, уверен брюссельский экономист.

«Обеспокоенность по поводу подверженности поставок газа в Европу политическому давлению может быть устранена путем создания Европейского (дополнительного) стратегического газового резерва», — полагает Даниэль Грос, член правления и почетный научный сотрудник Центра европейских политических исследований (CEPS, брюссельский аналитический центр), в прошлом — преподаватель ведущих европейских университетов, советник МВФ, Еврокомиссии и Европарламента, обильно цитируемый автор по международным экономическим вопросам.

В статье под заголовком Nord Stream 2 — a red herring at the bottom of the sea (обыгрывается английская идиома red herring, означающая «обманный маневр», «подвох»), опубликованной на портале CEPS, Даниэль Грос оценивает потенциальные угрозы и выгоды, которые может принести Европе завершение строительства российского газопровода.

Простые факты, сложная политика

Автор перечисляет факты: проект «Северный поток - 2» предполагает прокладку второй нитки уже существующего газопровода от российского газового терминала до побережья у города Грайфсвальд на северо-востоке Германии. Уже уложено около 90% от общей длины трубопровода.

Строительство планируется и финансируется «витринной» компанией из швейцарского кантона Цуг. Единственным ее акционером является российский энергетический гигант «Газпром», более 50% акций которого принадлежит государству.

Таким образом, это якобы проект частного сектора, но он явно находится под контролем правительства России, замечает экономист. После завершения строительства на рынок ЕС будет дополнительно поставляться около 55 миллиардов кубометров газа в год (общий импорт газа ЕС составляет 400 миллиардов кубометров в год).

Какой во всем этом интерес Германии

Следует различать интересы правительства Германии, потребителей газа Германии и корпораций Германии, отмечает автор CEPS.

Из двух германских корпораций (в числе пяти европейских, профинансировавших половину общей стоимости проекта) на данном этапе проекта осталась одна, Uniper.

На газ, поступающий через «Северный поток-2», будут распространяться нормативные требования Германии и европейские правила распределения, доступа к сети и регулирования издержек. Таким образом, этот газ поступит на интегрированный европейский, а не на немецкий рынок.

Какие деньги фигурируют в проекте? Общая сумма, уже затраченная на строительство 90% трубопровода, составляет около 9 млрд евро. Для любой отдельно взятой компании такая сумма была бы существенной — но она ничтожна по сравнению с объемом экономики Германии или ЕС, который составляет триллионы евро ежегодно.

Для потребителей в Германии и Европе газ, доставленный через «Северный поток-2» (если он будет достроен), будет несколько дешевле, чем при альтернативных поставках. Есть также небольшое преимущество с точки зрения показателей выброса парниковых газов — коэффициент потерь нового трубопровода намного ниже, чем при транспортировке сжиженного природного газа (СПГ), а также по старому трубопроводу через Украину.

«Таким образом, 

в “Северном потоке-2” не представлены какие-либо существенные интересы Германии. Тем не менее, заявления высокопоставленных политиков создали впечатление, что правительство ФРГ полностью поддерживает проект.

Это явное противоречие ослабляет международный авторитет страны. Было бы гораздо лучше, если бы Берлин занял действительно нейтральную позицию», — полагает Грос.

Угрожает ли «Северный поток - 2» энергетической безопасности Европы?

Статус России как крупнейшего поставщика природного газа в Европу хорошо известен. РФ уже обеспечивает более трети потребностей Европы, и эта доля, вероятно, увеличится.

Но рост рынка СПГ снижает важность трубопроводов. За последнее десятилетие он расширился вдвое, создав глобальный рынок природного газа, в котором США участвуют с собственным экспортом СПГ в Европу. Затраты на транспортировку СПГ выше, чем на перевозку нефти, а ликвидность рынка в ответ на краткосрочные изменения спроса все еще ограничена, но направление движения ясно: СПГ — растущая альтернатива трубопроводному газу для Европы, пишет Даниэль Грос.

Более того, отмечает он, Россия уже экспортирует часть газа в виде СПГ, в том числе в Европу. В 2019 году европейский импорт СПГ из России был фактически больше, чем из США.

«Существование глобального рынка газа означает, что в целом мало что изменится, если “Северный поток-2” не будет завершен. Газ, который не будет поставляться напрямую в Германию, может идти через Украину, но  его можно будет экспортировать из России и танкерами для перевозки СПГ. Несколько более дорогой ценой российский экспорт СПГ может также вытеснить другой газ (возможно, из США или Катара) на азиатских рынках. В таком случае Европа будет импортировать больше СПГ от этих двух поставщиков», — пишет Грос.

Таким образом, по мнению брюссельского эксперта, в том случае,

если «Северный поток-2» не будет достроен, увеличится доля импортируемого в Европу СПГ, большая часть которого, вероятно, все равно будет поступать из России.

С экономической точки зрения, основная проблема заключается в разнице в транспортных расходах: насколько дешевле транспортировать российский газ с полуострова Ямал по трубопроводу, чем танкерами в виде СПГ? Такая экономия средств важна для отдельной компании (и, в частности, для «Газпрома»), но она занимает второстепенное место в макроэкономической картине. «Северный поток-2» мог бы сэкономить «Газпрому» от 1,25 до 2,5 млрд. евро в год — при условии полной загрузки газопровода.

Грос также считает, что внимание, уделяемое именно газовым трубопроводам, кажется преувеличенным, если учесть, что Россия также является крупнейшим поставщиком сырой нефти в Европу, причем большинство ее объемов тоже поступает по трубопроводам. Однако нефтепроводы, в том числе и проект “Дружба”, построенный во времена Советского Союза, никогда не привлекали большого внимания общественности.

Вредит ли «Северный поток - 2» национальным интересам Украины?

«Тот факт, что значительная часть российского экспорта газа идет через Украину, не помешал Москве аннексировать Крым и создать замороженный конфликт в Донбассе. Таким образом, непонятно, почему дальнейшее сокращение транзита газа должно негативно сказаться на национальной безопасности Украины. Несмотря на взаимную враждебность этих двух стран, им все же удалось достичь соглашения, по которому “Газпром” будет платить транзитные сборы в размере от 1,5 до 5 миллиардов долларов в год до 2024 года», — напоминает эксперт.

Многие американские и европейские наблюдатели полагают, что транзитные сборы выгодны для Украины. На самом деле, пишет Грос, эти деньги попадали в карманы олигархов, которые выкачивали прибыль через подставные фирмы. Некоторые недавние реформы, начатые еще до избрания президента Зеленского, улучшили ситуацию, как отмечается в отчете ОЭСР (.pdf).

Но транзитные сборы останутся потенциальным источником коррупции, которая по-прежнему присутствует в энергетическом секторе страны. Украина все еще остается на последних местах по всем показателям хорошего управления и искоренения коррупции.

Более того, эти сборы имеют типичный эффект «голландской болезни», препятствуя появлению местной экспортно-ориентированной отрасли, которая могла бы стать единственным способом стабильного роста Украины, указывает Грос.

С точки зрения сближения Украины с Европой и снижения уровня коррупции потерю доходов от транзита российского газа следует считать плюсом для Украины, уверен он.

«Украина больше не импортирует газ напрямую из России. Ее энергетическая безопасность обеспечивается за счет реверсных поставок газа из Западной Европы.

Но большинство газа в объеме (поставляемом из Словакии), на самом деле является российским. Сегодня газ сначала поступает по украинскому транзитному трубопроводу в ЕС, а затем возвращается. После завершения “Северного потока-2” поток станет несколько более сложным (сначала в Германию, затем через центрально-европейские сети обратно на Украину), но суть не изменится», — отмечает Гросс.

Мелкий штрих на карте?

В целом, «Северный поток-2» — это лишь мелкая деталь в общей картине зарождающегося глобального рынка СПГ. Поверхностный «геополитический» аргумент о том, что проект делает Европу более зависимой от России и вредит Украине, не выдерживает объективного анализа, настаивает Даниэль Грос.

Поэтому правительство Германии должно прекратить защищать этот проект, а

Европе следует создать свой собственный дополнительный стратегический газовый резерв.

Тогда все могут забыть об этом трубопроводе на дне Балтийского моря, заключает автор CEPS.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить