Северный аккорд: звучит лучше, чем могло бы показаться

(специально из Стокгольма)

На ежегодной сессии Совета министров Северных стран прозвучало много трезвых заявлений на тему «нам нужно...», хотя и мало предложений, какими путями искомое получить. Динамично развивающаяся Северная Европа осознаёт важность развития транспорта, инфраструктуры, но попутно ей приходится решать много природоохранных вопросов. Достичь общих целей можно лишь на условиях трансграничного сотрудничества, признали делегаты.

Описанная ими картина поучительна и для стран Балтии. Например, как отметил Киммо Саси (Финляндия), это не вполне нормально, когда не налажено сотрудничество между спасательными службами соседних государств: «Пожарные, скорая даже в экстренных случаях не могут пересекать границу. Нельзя даже пострадавших доставить в ближайшую больницу. В наших нормативных актах должны быть принципы, позволяющие это в приграничных районах».

Транспортная проблема и для Балтии – наболевшая. Латвия, Литва и Эстония с подачи ЕС реализуют-таки проект магистрали Rail Baltic. А наши северные соседи сейчас активно обсуждают необходимость согласованно развивать экологичные виды транспорта, особенно железнодорожный – держа в уме в том числе и появление трансбалтийской ветки. Дело в том, что Север в промышленно развитых зонах ощущает слишком резкое увеличение автодорожного трафика. В будний день на подъезде к Стокгольму, например, со стороны аэропорта Арланда после 16 часов выстраивается многокилометровая пробка – машины медленно ползут, плотно занимая все четыре ряда шоссе. Убрать лишний автотранспорт (грузовой – определенно) помогут, как надеются в Скандинавии, новые железные дороги.

По словам делегата из Норвегии Гуннор Эдегард, Северным странам необходимо иметь возможность извлекать выгоду от улучшения траснпортной коммуникации между крупными городами. «Это в первую очередь Осло, Стокгольм и Гётеборг. Это важно и с точки зрения экологии и климата тоже. Нужно, чтобы поезда ходили с самого Севера до Копенгагена. Ветка от Гетеборга до Копенгагена – сейчас главный приоритет. Но улучшение грузоперевозок невозможно без портов, поэтому нужно развивать порт в Гетеборге», – сказала Эдегард.

С мнением, что развивать следует в первую очередь железные дороги, согласна премьер-министр Норвегии Эрна Сольбаг. Она отметила, что правительство тщательно взвешивает, что нужно достраивать в стране с учетом уже существующей инфрастуктуры. «И у нас очень амбициозные планы, – заявила она. – В частности, это проект Intercity – «треугольник», который свяжет ряд наших крупных городов со столицей, Осло».

Комментируя результаты сотрудничества Северных стран, Эрна Сольбаг заявила: «Это работает лучше, чем может показаться на первый взгляд. Понимаете, мы, северяне, находимся на верхних строчках рейтинга самых благополучных стран. Но мы живем на самом севере, а потому не можем расслабляться. Норвегии удалось избежать части проблем благодаря тому, что у нас есть нефть. Но для дальнейшего роста совершенно необходимо создание общего рынка труда в регионе. И нам нужно шире использовать для этого свои языки».

Основными вызовами для развития «Северного аккорда» норвежский премьер-министр назвала глобализацию и влияние рынка труда ЕС (негативное).     

«Мы видим рост экономических преступлений. Нужно продолжать бороться за нормальные зарплаты и создание рабочих мест без обмана, чтобы люди не страдали от нелегальной занятости. Перед многими на рынке труда возникает проблема: они не могут нйти работу. Нужна правильная квалификация, которая поможет. Жизнь у нас дорогая – потому предпритиям нужно повышать производительность труда и снижать производственные издержки».

Швеция создала даже должность отдельного министра по вопросам сотрудничества Северных стран. В задачи Кристины Перссон входит устранение тех самых барьеров, о которых так много говорилось на конференции. Министр считает, что для реализации совместных или согласованных проектов Северным странам вначале нужна законодательная база, чтобы их техническая спецификация совпадала. А пока, как справедливо отметил представитель Финляндии Арто Пяртилахти, «это проблема, если финский ветряк нельзя соорудить в Швеции».

Северяне много думают и говорят об экологии – делают тоже многое, но здесь «зеленый» подход упирается в финансы и целесообразность для бизнеса. Например, шведский делегат Ола Йоханссон ратует за «новое деревянное строительство» и широкое применение пассивных* зданий. «Нам нужно переписать строительные нормативы, чтобы здания с деревянным карскасом было разрешено строить выше 4 этажей, видоизменить нормы пожаробезопасности. Гармонизировать строительные стандарты, чтобы весь северный рынок получал бонусы от этого. Нужно больше строить энергоэффективных зданий во всем регионе», – призывает политик.

Однако сегодня достаточно пройти по Стокгольму и проехать по его окрестностям, чтобы убедиться: подрядчики выбирают современные технологии – монолитный железобетон, прочный и выгодный для девелоперов. Деревянные и пассивные дома возводятся в сегменте малоэтажных и индивидуальных проектов. Срубные конструкции на Севере любят не меньше, чем в Латвии или России. Но стоимость «зеленых» технологий в строительстве явно сдерживает развитие этого сегмента. А определенный протекционизм ставит заслон перед дешевой продукцией деревообработки из стран Балтии.

*Пассивный дом - здание, в котором за счет мощного утепления наружных стен современными материалами (50 см и толще) потребление тепловой энергии сводится к минимуму. Как правило, строится из дерева.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще