Семь уроков, которые уже преподал нам Covid-19 — политолог

Глобальный кризис, вызванный пандемией коронавируса, только набирает обороты, и пока невозможно представить и спрогнозировать, когда и чем это может закончиться, насколько масштабными будут последствия, и как сильно изменится мир «после Ковида». Но по крайней мере уже сейчас видно, чем этот кризис отличается от предыдущих, и чему он уже может нас научить, — считает именитый болгарский политолог Иван Крастев (Крыстев).

ПЕРСОНА

Ивaн Крaстев (Крыстев; Ivan Krastev) -- болгарский политический аналитик, эксперт в области международных отношений, председатель правления Центра либеральных стратегий (София), научный сотрудник Института гуманитарных наук (IWM, Вена). Один из основателей аналитического центра The European Council on Foreign Relations (Европейский совет по международным отношениям). Преподавал в Центрально-Европейском Университете в Будапеште и в Институте Ремарка (Нью-Йоркский Университет). Автор книг на тему геополитики, широко публикуется в мировых изданиях.

В статье, опубликованной на портале общеевропейского аналитического «мозгового центра» The European Council on Foreign Relations, Крастев суммирует свои наблюдения и прогнозы.

Первый урок: нужна сильная власть, которой люди смогут доверять

Пандемия Covid-19 может привести к тому, что степень вмешательства государства в дела граждан возрастет. После краха банка Lehman Brothers многие наблюдатели полагали, что порожденное кризисом недоверие к рынку приведет к большей вере в правительство. Например, в 1929 году, после начала Великой депрессии, народ требовал решительных мер государственного регулирования, которые должны были скорректировать сбои в работе рынка. В 1970-х все было наоборот: люди были разочарованы вмешательством государства в экономику, поэтому снова начали верить в рынок. Парадокс кризиса 2008–2009 годов в том, что недоверие к рынку не привело к увеличению спроса на государственное вмешательство. Сейчас

коронавирус может настоятельно потребовать возвращения «сильной руки».

Люди будут всецело доверять правительству, которое окажется способным организовать коллективyую оборону против пандемии и спасти тонущую экономику. Эффективность правительств стран мира в данный момент измеряется их способностью изменить каждодневную жизнь своих сограждан.

Второй урок: могут усилиться национализм и социальное отчуждение

Коронавирус еще раз продемонстрирует мистическую природу границ и поможет вернуть и упрочить роль национальных государств в Евросоюзе. Это уже вполне очевидно — многие границы между странами закрыты, и каждое правительство в Европе сосредоточено на нуждах своего народа.

В иных обстоятельствах в государствах ЕС пациентов в больницах никогда бы не стали делить по гражданству. В этом же кризисе приоритет в оказании медицинской помощи, скорее всего, будет отдаваться своим гражданам, и Крастев особо подчеркивает, что не иммигрантов он имеет в виду, а именно европейцев с паспортами других стран ЕС. Следовательно,

коронавирус усилит национализм — но не этнический.

Для выживания потребуется возводить стены не только между странами — правительства попросит своих граждан отгораживаться от других людей, поскольку опасность заражения исходит от тех, с кем они встречаются и общаются чаще всего. Наибольший риск несут не чужие, а самые близкие вам люди.

Третий урок: профессионализм снова становится модным

Во времена финансового кризиса и наплыва беженцев в 2015 году народ охотно и массово критиковал экспертов. По мнению Крастева, это сыграло на руку многим политикам-популистам, но Covid-19 переломит эту тенденцию. Большинство граждан начинают охотно доверять профессионалам и следить за научными публикациями, когда на карту поставлена ​​их собственная жизнь.

Коронавирус вернет доверие к экспертам,

что уже видно по растущему авторитету тех, кто возглавляет борьбу с вирусом.

Четвертый урок: популярность авторитаризма может возрасти

Политолог признает, что в этом пункте возможны разные толкования, и тем не менее, он уверен, что коронавирус может повысить привлекательность политики цифрового авторитаризма, которую ведет китайское правительство. Можно обвинять китайских лидеров в отсутствии прозрачности, в результате чего они медленно среагировали на распространение вируса. Но эффективность их последующих действий и

способность китайского государства контролировать перемещение и поведение людей были впечатляющими.

В нынешнем кризисе люди постоянно сравнивают меры реагирования и эффективность своих правительств с действиями других правительств. И нам не следует удивляться, если окажется, что на следующий день после завершения кризиса Китай выглядит победителем, а Америка — проигравшей.

Пятый урок: паника полезна для выполнения предписаний

Преодолевая последствия экономических кризисов, терактов и наплыва беженцев, правительства осознали, что паника — страшный враг. Если спустя несколько месяцев после терактов люди все еще боялись бы выходить из дома, это бы значило, что террористы своих целей достигли. То же самое касается кризиса 2008-2009 годов — изменение потребительских привычек привело бы к росту ущерба от кризиса. Иными словами, граждане вняли призывам: «сохраняйте спокойствие», «продолжайте жить как раньше», «игнорируйте риск» и «не преувеличивайте». Теперь правительства должны донести до своих граждан, что те должны изменить свой привычный образ жизни и сидеть по домам.

Успех здесь очень зависит от способности правительств запугать людей так, чтобы они четко выполняли предписания.

«Не паникуйте» — это неправильный призыв во время кризиса Covid-19. Чтобы сдержать пандемию, люди должны паниковать — и радикально изменить свой образ жизни.

Шестой урок: конфликт поколений усугубится

В контексте дебатов об изменении климата и сопряженных с этим изменением угрозами молодежь весьма критически настроена в отношении старшего поколения, упрекая «предков» в эгоизме и несерьезном отношении к будущему, в котором придется жить им, молодым. Коронавирус развернет эту критику в обратном направлении:

теперь пожилые гораздо более уязвимы и ощущают угрозу из-за явного нежелания миллениалов изменить свой образ жизни.

Если кризис затянется, конфликт между поколениями может усилиться.

Седьмой урок: выбор между спасением жизней и спасением экономики вполне возможен

В какой-то момент правительства будут вынуждены выбрать одно из двух: либо сдерживать распространения пандемии ценой разрушения экономики, либо смириться с большим числом человеческих жертв во имя спасения экономики.

***

Пока еще очень рано рассуждать о политических последствиях этого кризиса. Covid-19 вроде бы выполнил желания антиглобалистов: закрытые аэропорты и самоизолированные люди — вот он, крах глобализации.

Но, как это ни парадоксально, новый антиглобалистский момент может ослабить политиков-популистов, которые, даже высказывая обоснованную критику, часто не имеют решения.

Covid-19 также кардинально изменит реакцию ЕС на все другие кризисы,

с которыми альянс столкнулся в последнее десятилетие. Фискальная дисциплина больше не является экономической мантрой даже в Берлине, и нет европейского правительства, которое в настоящий момент будет выступать за открытие границ для беженцев.

Еще неизвестно, как именно кризис повлияет на будущее европейского проекта. Но ясно, что в целом коронавирус поставит под вопрос некоторые основные положения, на которых зиждется Евросоюз.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно