Разделы Разделы

Открытый вопрос

Индийская ситуация cтала уроком для ковид-скептиков - востоковед

Открытый вопрос

Серая зона бизнеса: почему это до сих пор возможно и как побудить выйти из нее?

Переезд из города в село: желание людей - не самое главное

Рижане охотнее переезжали бы в регионы — но им там нужны жилье и работа

Люди переезжают не только из регионов в Ригу и другие большие города, но и в обратном направлении — например, желая получить за меньшие деньги более высокое качество жизни, чем в столице. Правда, пока этот поток довольно скуден, и чтобы его увеличить, нужны рабочие места, жилье и инфраструктура, считают участники передачи «Открытый вопрос» на Латвийском радио 4.

«Демография и миграция приводят к тому, что народонаселение в регионах уменьшается. Но ситуация меняется неоднородно. То есть люди уезжают из больших городов в пригороды (рижане порой переезжают даже до 100 км от Риги), и, в принципе, в самоуправлениях вокруг столицы есть приток жителей. А с другой стороны, целые регионы, особенно возле границ Латвии —  независимо от того, это европейская граница, с Эстонией или Литвой, или это Латгалия — испытывают отток населения. Эта тенденция видна все время», — сказал советник Латвийского союза самоуправлений Марис Пукис.

Эксперт по налогам и финансам Латвийской конфедерации работодателей Янис Херманис подтверждает: основной поток внутренней миграции движется из сельской местности и малых городов в крупные центры и особенно в Ригу.

«Демографическая структура населения Латвии такова, что людей, которые уходят на пенсию, больше, чем тех, кто вступает в трудоспособный возраст. Поэтому Рига начинает очень остро конкурировать с другими самоуправлениями.

Рига может предложить более высокие зарплаты, другие привлекательные условия для молодых людей, которые вообще-то очень разборчивы. И это значит, что регионы должны опасаться того, что молодежь будет уезжать», — пояснил специалист.

Из этого следует, что остающийся в регионах бизнес, если он ориентирован на местных клиентов, должен считаться с тем, что их будет становиться меньше. Но если предприятие способно предлагать товары и услуги за пределами своего региона (тем более если экспорт международный), его положение куда более устойчиво и оно может предлагать зарплаты повыше, которые будут привлекать в том числе и людей из тех же самых больших городов.

«Есть некоторое течение в обратном направлении, хотя оно, конечно, меньше. Я сам лично знаю случаи, когда люди, семьи уезжали в пригороды Риги и даже подальше — например, в Гулбене. Основные причины — свежий воздух, природа, простор и, конечно, более привлекательные цены на недвижимость.

Для такого переезда важно наличие работы поблизости от нового места жительства или развитой инфраструктуры, чтобы до работы можно было добраться в разумное время. При этом иногда люди даже согласны переехать на более низкооплачиваемую работу. Это тоже вариант: заработная плата, может, меньше, но они могут себе всё позволить — есть дом, есть детские садики и так далее», — рассказал Я. Херманис.

Член правления Латвийского крестьянского Сейма Мартиньш Тронс тоже знаком с историями людей, которые перебираются в регионы: «Я знаю молодых людей, которые до этого работали в финансовом секторе в Риге, в хороших компаниях, а сейчас они занимаются производством молока. Или люди, которые до этого где-то в Англии работали на хозяина, выращивали фрукты-овощи, сейчас делает то же в Латвии, но работают на себя и дают работу другим людям».

Работа — дом, дом — работа

Сейчас поводом для переезда в регионы порой становится пандемия Covid-19. Так произошло с Синтией Осите из общества Latvijas Jauno Zemnieku klubs, которая переехала из Риги в Субате, крошечный городок в Илукстском крае.

«Covid-19 сыграл свою роль. У меня была возможность работать из дома. Так я месяц поработала в Риге, одна в квартире, и поняла, что я все время сижу дома, выйти, по сути, никуда не могу, так как все закрыто. Я поняла, что просто трачу своё время и деньги только для того, чтобы поработать восемь часов в день в Риге.

Я вернулась туда, откуда уехала. Полгода пожила у родителей, но это было трудно, потому что все взрослые люди, у каждого есть свои привычки, которые менять не хочется. Потом у меня появилась возможность переехать в дом прабабушки, которая, в свою очередь, переехала к своей дочке», — рассказала она.

Впрочем, гостья «Открытого вопроса» признает: в ее случае очень удачно сошлись звезды — в том смысле, что работодатель не против терпеть сотрудника на «удаленке» и что освободился дом прабабушки.

«Мне очень посчастливилось, потому что не у каждого вдруг освобождается дом или квартира, куда можно переехать. Тут у нас купить квартиру почти невозможно, потому что всё, что продаётся — это какие-то дома старые. А для молодых людей купить сразу старый дом, в который надо еще вложить средства для восстановления, это очень трудно», — говорит собеседница Латвийского радио 4.

У Эвиты Павловичи, переехавшей во время пандемии с мужем и ребенком в Дагду, получилось скорее наоборот: был старый дом, в который можно было заселяться, но не было работы.   

«Да, тут родители, но всё равно мы же не можем с родителями жить и повесить на них это все. Но мы хотели вернуться. Мне повезло, что молодежное общество Dagne позволило найти работу, а муж у меня по профессии ювелир, и он сейчас думает открыть тут свою мастерскую. Для этого надо найти помещение… Но на самом деле он тут востребован. Потому что тут нужны предприимчивые молодые люди, за счет которых город и будет развиваться», — поделилась она.

Мартиньш Тронс из Латвийского крестьянского сейма подтвердил, что доступность жилья — едва ли не главное препятствие для переезда людей в регионы.

«Основная проблема — где жить. Молодым семьям и молодым специалистам доступны специальные гарантии в Altum для получения ипотечного кредита в банке, но банки не очень хотят кредитовать покупку жилья в регионах. Скажем,

хочешь построить свой дом в регионе или купить квартиру, а банк, возможно, даст только 20-30-50% от нужной суммы. Мы говорили об этом с Министерством земледелия и с Altum: чтобы привлекать молодых специалистов в регионы, нужна специальная программа, чтобы или гарантии были побольше, или условия кредитов получше»,

— считает представитель сельскохозяйственной организации.

«Больше» не значит «привлекательнее»

Марис Пукис же из Латвийского союза самоуправлений считает, что в скором времени на потоки внутренней миграции повлияет новый фактор — административно-территориальная реформа, из-за которой в середине этого года в Латвии останется чуть более 40 самоуправлений вместо 119. Уменьшение числа произойдет за счет укрупнения, то есть за счет присоединения одних самоуправлений к другим

«Смысл в том, что происходит концентрация. Привлекательность окраин новых объединенных самоуправлений станет еще меньше, чем сейчас. Но зато будут более привлекательны центры этих объединенных самоуправлений»,

— сказал он.

Впрочем, одно укрупнение не поможет сделать место привлекательным, если сейчас оно таковым не является.

«Ну вот возьмем ту же Дагду. В Дагде было свое самоуправление. Теперь ее присоединяют к Краславе. И Краслава, и Дагда — на довольно низких позициях по зарплате и благосостоянию, где-то за 110-м местом среди 119 нынешних самоуправлений. Если им не помочь специальной программой, то они так и будут в конце списка», — считает гость «Открытого вопроса».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить