Без обид

Без обид. Алдонис Врублевскис

Без обид

Без обид. Дана Бйорк

Без обид. Вячеслав Домбровский

Реформы Шадурскис лишь продолжает, а начинали Килис и я – Вячеслав Домбровский

Реформа средних школ нацменьшинств, которую вот уже третий месяц обсуждают все кому не лень – лишь часть большой реформы образования, и следует отметить, что глава Министерства образования и науки Карлис Шадурскис («Единство») во многом лишь идет по стопам предшественников. Он – вовсе не новатор, заявил в передаче Русского вещания LTV7 экс-глава МОН Вячеслав Домбровский, ныне руководитель аналитического центра Certus.

«Новшество» Шадурскиса, по его словам – это именно языковые изменения, от которых экс-министр Домбровский, вступая в свое время в ту же должность, немедленно отмежевался:

«Когда я стал министром образования, я очень ясно сказал всем партиям, что на посту министра я не буду претворять в жизнь никаких, абсолютно никаких изменений по этническим вопросам, вопросам обучения в школах, языка и так далее».

20 сентября 2013 года Домбровский заявил буквально следующее:

Тем не менее, сейчас он считает, что Карлис Шадурскис доведет языковую реформу в старшей школе до конца: « Я думаю, да!»

Идея лидера «Согласия», мэра Риги Нила Ушакова о дополнительных занятиях для учеников школ нацменьшинств на родном языке (для лучшего усвоения программы, преподаваемой на государственном), по оценке бывшего министра, «интересна».

«Назовем этот шаг ходом конем, скажем. Для меня это неожиданно. Мысль интересная. Насколько это будет работать и насколько будет воспринято – думаю, время покажет»,

- сказал Домбровский.

В публичном пространстве звучат допущения, что Ушаков пошел на такой шаг, чтобы не выступать с такими же заявлениями, как евродепутат Андрей Мамыкин или представители Русского союза Латвии, и не митинговать вместе с их сторонниками перед зданием Минобразования. Таковы ли были мотивы рижского мэра, Домбровский не берется судить:

«Вы знаете, я не являюсь политическим комментатором как таковым. Для этого есть другие люди... Думаю, посмотрим, сколько партий будет в данной нише после следующих выборов!»

На вопрос, как получилось, что в 2013 году болезненный вопрос о языке обучения в школах нацменьшинств не поднимался в правящей коалиции, а всего 4 года спустя всё кардинально изменилось, Домбровский пояснил:

«На самом деле ничего не изменилось. Просто что те, скажем так, тенденции или изменения, которые на самом деле, без обиняков говоря, начала Партия реформ, получают свое логическое продолжение.

Партия реформ (велика ирония судьбы!), призвав в самом начале ввести в правительство «Центр согласия», на деле создала другую коалицию, с национальным уклоном. И у него есть и будут свои последствия.

(...) Фактически да – думаю, когда ПР заняла на выборах второе место, это стало точкой отсчета в данном процессе».

Языковая реформа средней школы, по прогнозу бывшего главы Минобразования, принесет политические баллы не всем тем партиям, которые на них рассчитывали перед выборами:

«Самое интересное для меня – в том, что даже, как я вижу, в латышской части общества не наблюдается абсолютно никакого ажиотажа по поводу данного вопроса: перевода школ на латышский язык обучения. То есть – совершенно определенно, что, если мы говорим о восторге – он совершенно не сравним с тем, что было в тот раз, когда Карлис Шадурскис впервые это сделал. Думаю, даже в смысле политических очков – стоит задать себе вопрос, а сколько же их на самом деле будет заработано. И думаю, если они и будут заработаны – то, более чем уверен, они в основном отойдут Национальному объединению. А не «Единству».

Даже в латышской части общества этот вопрос совершенно точно не в первой пятерке главных. И не в первой десятке. Да и русскоязычная часть общества за определенными исключениями пока спокойно на это реагирует. Думаю, здесь есть над чем задуматься».

Возможность того, что вопрос о русских школах станет «трамплином» в Сейм для политиков, подобных Андрею Мамыкину, недавно порвавшему с «Согласием», по мнению Домбровского, существует:

«Я думаю, определенно. Как я сказал – интересный вопрос, сколько партий будут работать в данной нише после выборов».

Бурная, судя по затеянным преобразованиям, деятельность Карлиса Шадурскиса (в передаче прозвучало: он в должности – менее двух лет, тогда как предшественники, Домбровский и Килис, отработали четыре) является, по словам главы центра Certus, по сути резюмирующей. Ведь Шадурскис, «разобравшийся» с оптимизацией сети школ, на деле продолжил работу, начатую ими:

«То, что делает Шадурскис – начали я и Роберт Килис. Господин Шадурскис продолжает те постулаты, которые были записаны в основных положениях политики образования, принятых в то время, когда министром был ваш покорный слуга. Тот же Роберт Килис  кардинально переломил вопрос о сети профшкол. До Роберта их было примерно как сейчас со средними школами – было многие десятки, а сейчас центров профессиональной компетенции всего, если не ошибаюсь, 14-15. Пойди он дальше, если бы ему позволили партнеры по коалиции и состояние здоровья...

Если говорить о том что делает Шадурскис с русскими школами – нет, я не поддерживаю. Я считаю,

нет никаких доказательств того, что билингвальная система образования как-то провалилась или плохо себя зарекомендовала.  И министерство не предоставило никаких доказательств!

Но то, что касается сети школ, вот это продолжение того курса, который был взят еще 4 года назад. Тут вопрос, почему в этом не были активны министры, которые были между нами и Шадурскисом, но это вопрос не ко мне».

Вячеслав Домбровский – отец ученика школы нацменьшинств, затем по собственной инициативе перешедшего в 1-ю гимназию. И у самого экс-министра богатый опыт учебы на неродных языках:

«Я учился в русской школе, потом в Латвийском университете на латышском и в Америке на английском. 7-8 лет учился на двух неродных языках.

Первое: это сложно, второе: это – можно сделать, третье – это не у всех получается. Если бы это у всех получалось и приносило только положительные эффекты, мы наверное, увидели бы, что во всем мире учатся не на своих языках! (...) Но есть какая-то определенная связь между качеством обучения и тем, делаем ли мы это на своем или не на своем языке.

Если совсем коротко ответить – те, у кого это получится – они будут сильнее, талантливее, закаленнее, чем те, которые учились на своем родном языке. Но будут, и немало, также те, у кого не совсем получится, где качество образования пострадает, и они станут проблемой для своих семей, для себя и для общества».

В мире накоплен огромный опыт образования не на своем языке, подчеркнул бывший глава Минобразования. И можно сделать определенные выводы, как это сделала Организация Объединенных Наций, основываясь на этом опыте:

«В странах Африки, Азии этот происходит если не повсеместно, то все же очень часто – если мне не изменяет память, 30-40%, большое число детей учится не на своем языке. И ООН считает, что как минимум первые 6-7 лет все же лучше учиться на своем родном языке.

Далее – мы видим разные публикации. С одной стороны, те, которые призывают не волноваться о том, каковы негативные эффекты от того, что вы учитесь не на своем родном языке. Другие говорят: смотрите на те общества, которые билингвальны и знают многие языки – это хорошо для их развития. (...) Так что я бы призвал не беспокоиться особо о том, что изменить нельзя, играть теми картами, какие нам выданы, и стараться играть настолько хорошо, насколько мы это можем сделать».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить