Референдум – это еще не сам Brexit

За тем резонансом, по большей части негативным, который охватил мир после известия об итогах референдума в Великобритании, остался в тени один чисто юридический момент: референдум не имеет силы закона. То есть от всенародного опроса, которым он является с правовой точки зрения, до собственно выхода государства из Евросоюза – достаточно долгая дистанция.

О том, что историческое решение Британии прервать «длившуюся 43 года любовь-ненависть» с Европейским Союзом – поворотный момент в истории страны наравне с двумя мировыми войнами ХХ века, пишет в своей колонке редактор международного отдела The Guardian Патрик Винтур. Но он же размечает барьеры, которые пока отделяют Великобританию от реального выхода из ЕС.

Во-первых, Кэмерон перед своим заявлением об уходе в отставку подчеркнул на пресс-конференции, что «выбор общества следует уважать», дав понять, что теперь правительству придется дать ход положенным в таком случае формальностям. Но это достаточно муторный церемониал: нужно задействовать 50-ю статью Лиссабонского договора, после чего начнется двухлетний процесс переговоров о выходе из ЕС. Именно это обещал сделать Кэмерон в ходе своей избирательной кампании, если на референдуме победят евроскептики.

Чтобы запустить этот процесс официально, премьер-министру Великобритании нужно подать запрос в парламент и получить его одобрение, а затем уже обращаться с заявлением в Брюссель.

Каковы шансы Кэмерона либо его преемника добиться этого, при том что британский партамент настроен проевросоюзно – еще вопрос. Парламент совершенно не обязан соглашаться на задействование статьи 50-й.

Противники немедленного начала процедуры подчеркивают, что было бы совершенно неправильно действовать в такой спешке. После того, как статья 50-я задействована, начинается обратный отсчет в двухлетних новых переговорах с ЕС, который должен закончиться выдворением  Великобритании – если только страны-участницы ЕС не согласятся единодушно продлить переговоры.

Второе: если переговоры затянутся, и договоренности с ЕС не будут достигнуты за два года, пишет Винтур, торговлю с Европой автоматически придется начать вести по правилам Всемирной торговой организации – а Великобритании это совсем невыгодно. Это означает таможенные пошлины на всю британскую продукцию, идущую на европейский рынок.

Винтур сравнивает такую перспективу с риском «вскочить на конвейерную ленту, чтобы потом обнаружить, что все козыри в руках у ЕС».

Важна и реакция ЕС — согласится ли он с Brexit или начнет переговоры и пойдет на уступки. Сегодняшнее коммюнике лидеров ЕС - главы Европарламента Мартина Шульца, президента Евросовета Дональда Туска, председателя Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера и главы Совета ЕС, премьер-министра Нидерландов Марка Рютте - не оставляет сомнений, что реакция будет жесткой.

В документе указано, что, конечно, ЕС сожалеет о выборе британцев, но принимает его, и что в связи с итогами референдума те договоренности об особом статусе для Великобритании, что были достигнуты в феврале 2016 года, в силу не вступят. О них Великобритания может теперь забыть. Обескураживающе звучит и призыв лидеров ЕС «как можно скорее претворить в жизнь решение британского народа», запустив соответствующую процедуру:  

«У нас есть правила, чтобы действовать в установленном порядке. Статья 50-я Договора о Европейском Союзе предусматривает процедуру, которой необходимо следовать, если какое-либо государство-член принимает решение покинуть Европейский Союз.

Мы готовы быстро начать переговоры с Соединенным Королевством в отношении сроков и условий его выхода из Европейского Союза».

Пока же этот процесс переговоров не закончится, Великобритания продолжит по-прежнему являться страной-участницей Европейского Союза, со всеми предусмотренными правами и обязанностями. 

Коммюнике гласит, что ЕС справится и без Великобритании: «Это беспрецедентная ситуация, но мы едины в нашем ответе. Мы будем стоять твердо и отстаивать основные ценности ЕС по обеспечению мира и благосостояния своих народов. Союз 27 государств-членов будет продолжаться. Союз является основой нашего общего политического будущего. Мы связаны друг с другом историей, географией и общими интересами и будем развивать наше сотрудничество на этой основе. Вместе мы будем решать нашу общую задачу для обеспечения роста, повышения благосостояния и обеспечить безопасную и надежную среду для наших граждан».

Важен и вопрос о том, вернется ли Британия к существующему европейскому соглашению о свободной торговле или будет заключать собственное соглашение.

Редактор международного отдела The Guardian Патрик Винтур прогнозирует: в осознании того факта, что путь назад отрезан, или в коллективном раскаянии британским потребителям придется «уживаться с политическими, конституционными, дипломатическими и экономическими последствиями [своего выбора] в течение десяти или более лет».

Как уже писал Rus.lsm.lv, на референдуме о статусе Великобритании 51,7% жителей страны проголосовали за ее выход из Евросоюза.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще