Личное дело

Алексей Талай – предприниматель из Беларуси.

Личное дело

Подача ежегодных деклараций

Программы педкоррекции для «трудных» детей исчезнут

Неусидчивые, немотивированные, часто из неблагополучных семей — раньше такие дети учились в небольших классах — 8-12 человек — по программе педагогической коррекции. Со следующего года таких программ в Латвии не будет. «Трудные» дети пойдут в общеобразовательные классы. Директора школ говорят — дела плохи, и будет только хуже, сообщает программа «Личное дело» LTV7.

Рижская основная школа-интернат Lastādija находится в рижском Московском форштадте. Сюда попадают дети с непростым прошлым — из многодетных, малообеспеченных и бедных семей. Есть и те, кого отправляют в эту школу по решению суда или социальных служб. Учеников в школе 154. Ещё в прошлом году многие из них учились по программе педагогической коррекции — таких классов было 8. В этом году остался только один.

«Эти классы педагогической коррекции были направлены на то, чтобы дать возможность детям поверить в себя. Получить те знания, которые они упустили. Выровняться — и перейти в общеобразовательные классы», — рассказала Светлана Егорова, директор школы.

В этом учебном году она была вынуждена детей «перемешать». Во-первых, в общеобразовательных классах был недобор. Во-вторых, со следующего года школьникам все равно пришлось бы учиться вместе. Получился своего рода эксперимент — результаты, правда, не очень хорошие.

«Есть дети, которые понимают, какая у них проблема и с чем она связана. Если они попадают в общеобразовательный класс, где у ребят возникает недопонимание, им очень трудно влиться в коллектив, они начинают свое «Я» противопоставлять остальным. То есть «я знаю, я понимаю, но я могу и так. Ты не можешь, потому что ты воспитан, ты знаешь, как себя вести, а я вот такой, я могу и по-другому». И вот это была проблема. У нас самый большой класс — это седьмой «А», там 28 человек. И в этот класс у нас влилось много детей из «педагогической коррекции» Ну… В принципе, очень трудно», — поделилась Егорова.

«Дети, у которых криминальное прошлое, влились в общеобразовательные классы… Есть такие неформальные лидеры, отрицательные, которые тянут за собой весь остальной класс. И если ты, как ребенок, не поддаешься влиянию этих лидеров, то ты считаешься белой вороной — и могут и физически воздействовать, и морально. Так что, ситуация… Ухудшилась и посещаемость. То есть этот неформальный лидер сколачивает компанию — и вместе уходят с уроков», — рассказала Лариса Целминя, социальный педагог школы.

В Министерстве образования и науки говорят, что в программах педагогической коррекции больше нет необходимости. Журналисты LTV7 получили письменный ответ, в котором, среди прочего, сказано:

«Министерство образования и науки считает, что в ходе учебного процесса каждый ребенок должен получать своевременную и индивидуальную педагогическую поддержку, а не быть изолированным через отдельные программы педагогической коррекции. Созданы предпосылки для оказания индивидуальной поддержки школьникам, которые обучаются в общеобразовательных классах. Поэтому пропадает необходимость в искусственном поддержании и финансировании программ педагогической коррекции»

Одна из таких «предпосылок» — это проект PuMPuRS. Он начал работу в 2017 году, бюджет — 37,5 млн евро (37 512 376 евро), 80% финансирования — деньги еврофондов. Проект охватывает 355 общеобразовательных учебных заведений (из них 62 — рижских) и 34 государственных профучилища. Его цель — не дать учащимся бросить учебу. Представители PuMPuRS утверждают, что именно «трудные дети» их целевая аудитория.

В Рижской вечерней 8-й школе им. Райниса проект хвалят. Школьники дополнительно занимаются у своих же учителей-предметников, а учителя получают прибавку к зарплате. В школе говорят: интерес со стороны учеников с трудностями в учебе настолько велик, что кому-то приходится отказывать.

«У меня просто нет физической возможности обучать всех желающих дополнительно, ведь эти занятия проходят после уроков... Вчера у меня одна девочка из 10-го класса спрашивала: «Когда я смогу попасть в PuMPuRS, смогу ли я попасть» Ну… Я не могу взять больше учеников, чем это возможно», — рассказала учитель английского Лорета Биерне.

В самом PuMPuRS считают, что школе нужно привлекать дополнительных учителей. Где их взять с учетом нехватки педагогов по всей стране — вопрос, который должны решить сами образовательные учреждения. Им все равно придется многому научиться. Срок PuMPuRS — до 2022 года, а что потом, неизвестно.

— Мы работаем над тем, чтобы эта система прижилась, чтобы этот порядок стал своего рода социальной ответственностью. И чтобы все стороны были заинтересованы в продолжении, — подчеркнула Кристине Йозауска, старший эксперт проекта PuMPuRS.
— Но бесплатно это делать никто не будет.
— Но эти дети все равно будут. И решение придется искать... Возможно, самоуправления уже сейчас привлекают каких-то специалистов со стороны и ищут какие-то средства в своих бюджетах.
— В принципе, есть вероятность, что через несколько лет самоуправлениям придется покрывать расходы самим?
— Ну, это будет… Как они сами введут эту систему.

С некоторой долей скепсиса на закрытие программ педагогической коррекции смотрит и директор единственного в Латвии центра социальной коррекции Naukšēni. Учреждение находится на границе с Эстонией, сюда попадают несовершеннолетние правонарушители. Большинство — второгодники.

«Если не будет программ педагогической коррекции, все равно должны быть учреждения, где облегченный режим. В противном случае эти дети будут проводить время на улице. Там они рано или поздно совершат или административное, или уголовное правонарушение. Это неизбежно», — считает Дидзис Чакурс, директор исправительного учреждения Naukšeni.

В этом учебном году программы педагогической коррекции реализуются только в 19 учебных заведениях. Год назад их было почти в 2 раза больше. С 1 сентября 2018 года учащихся на эти программы больше не принимают. Со следующего учебного года программы будут ликвидированы полностью. И тогда школам нужно будет больше работать над индивидуальным подходом к каждому ученику. В будущем это будет одним из условий для получения учебным заведением аккредитации. Эти критерии сейчас находятся в процессе разработки.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно