Проект: пустить шпроты под латвийским брендом в Россию из Ирана

Производитель рыбных консервов Brīvais Vilnis (BV) ведет переговоры с иранскими коллегами, которым можно было бы заказать производство шпрот из каспийской кильки под брендом BV. Как рассказал Rus.lsm.lv директор BV Арнольд Бабрис, поставки иранской продукции под латвийским брендом на полки российских торговых сетей реально начать уже осенью.

КОНТЕКСТ

Запрет на продажу в РФ рыбных консервов латвийского и эстонского производства был введен, как уже писал Rus.lsm.lv, с 4 июня прошлого года. Тогда Россия утверждала, что решение не связано с санкциями и обусловлено низким качеством продукции. Впрочем, тогда же рыбопереработчики рассказывали Rus.lsm.lv, что российские инспекторы приехали проверять латвийские заводы, практически имея при себе заранее написанное негативное заключение.

По последней оценке Министерства земледелия, для латвийских рыбопеработчиков запрет поставок в РФ означает сокращение объемов экспорта на 24,9 млн. евро, а для производителей консервов — на 53,7 млн. евро.

В Латвию 27 июня прибудут представители Россельхознадзора, которые снова проинспектируют местные рыбоперерабатывающие производства. После чего станет ясно, продлится ли наложенный в прошлом году запрет на поставки в Россию латвийских рыбных консервов — или же он будет снят.

Вариант контрактного производства в Иране позволил бы вернуться BV на российский рынок независимо от решения Россельхознадзора.

— Иранские шпроты похожи на «белорусские устрицы»?

— Нет, «белорусские устрицы» — это когда белорусы просто переклеивают свою этикетку на санкционный европейский продукт. Мы говорим о другом: производить будут они. Я недавно посетил Иран, и видел шпроты иранского производства, из каспийской кильки. А

на юге Ирана, в Персидском заливе, водится «наша» салака. Сырье есть, производство есть. Но там нет понимания, как лучше производить,

хотя себестоимость неплохая. Поэтому цель моих недавних визитов в Иран и Москву — понять, реальный ли это вариант для нас. Образцы оставили, люди там будут дегустировать, обсуждать с сетями.

— Если летом вам позволят поставки в Россию — тема размещения заказов для России в Иране теряет актуальность?

— Нет. В Иране есть интересные позиции, которые мы сами производить не можем. Например, они чемпионы по тунцу. Сами вылавливают, и качество очень хорошее. Да, они не смогут конкурировать с калининградским тунцом — он выигрывает за счет цены. Но качество у иранцев выше, сырье свежее. Еще мне понравились иранские салаты — овощи с тунцом. Есть креветки, другие позиции, которыми можно заниматься.

— Если часть продукции будете заказывать в Иране — рабочих в Салацгриве будете сокращать?

— Не думаю. На иранском производстве мы бы скорее производили то, что не можем сделать сами. А то что не могут произвести они — то мы бы поставляли им из Латвии.

Сейчас в России «дорогой сегмент» продается слабо — а более дешевый продукт можно делать на иранских заводах. И

даже если мы сделаем идеальные консервы из каспийской кильки — это будет совсем другой сегмент, более массовый и недорогой.

Потому что, хотя визуально вы каспийскую кильку от балтийской вряд ли отличите, по вкусу они будут заметно отличаться.

А если хотите продукт высшей категории — это стоит дороже, и это делается в Латвии. Например, наши «Царские шпроты» никто не может произвести, как ни пытались.

— Если после инспекции Росссельхознадзора запрет на поставки в Россию не снимут, кто-то из ваших коллег обанкротится?

— У отдельных предприятий нашей отрасли доля сбыта в России составляла 80-90%. Понятно, что им заменить российский рынок очень сложно. Думаю,

примерно половина предприятий сейчас стоят на грани банкротства.

Последнее собрание [отраслевой] ассоциации показало: почти у всех — убытки. Кто и как долго эти убытки выдержит — большой вопрос.

Меня волнует, что в этой сфере должны было быть государственное регулирование. Может, это звучит цинично, жестко, и где-то даже «по понятиям» неправильно. Но с точки зрения народного хозяйства,

государству стоит смотреть, какие предприятия дееспособны, а какие нет. И те, которые плохие — где уходят от налогов, допускают регулярные нарушения качества, из-за которых вся отрасль мандражирует, — их надо просто вырезать.

Тогда остальным будет легче. Но сейчас паразитирующие предприятия находятся в лучшей позиции, чем хорошие. И получается нечестная конкуренция.

— Например?

— Есть производители, которые не докладывают продукт — его меньше, чем указано на этикетке. Потребителя обманывают. Зато производитель получает лучшую себестоимость. Еще регулярно нарушаются санитарные правила.

Государство, в принципе, должно было бы проявить инициативу: вырезать нечестных.

Потому что мы ведь сами даем пищу нашим оппонентам, допуская, что у нас есть нечестные производители. Эту раковую опухоль нужно вырезать, чтобы отрасли в целом было лучше.

— Можете назвать поименно, кого надо вырезать?

— Могу, но это будет неправильно. Читатель скажет: «О, ты «вырезаешь конкурента!» Но в отрасли их все знают. Зайдите в магазин, изучите образцы — и сами все увидите. Многие потребители, купив такую банку, и увидев, что там внутри — разочаровываются.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить