Преображение Зеленского: как президент Украины перестал искать взаимопонимание с Кремлем

С начала этого года президент Украины Владимир Зеленский, перед выборами обещавший закончить войну с Россией, предпринял ряд шагов, явно направленных против России. Чем объясняется такая метаморфоза? По мнению британского аналитика, Зеленский, хоть и с опозданием, но понял, что Путин не хочет мира с Украиной.

«Два года назад избрание Зеленского президентом Украины во многом опиралось на его обещания положить конец необъявленной войне его страны с Россией. Многие сторонники Зеленского надеялись, что обаятельный комик и политический аутсайдер сможет преодолеть враждебность, отравлявшую двусторонние отношения с 2014 года, и достичь урегулирования путем переговоров с Владимиром Путиным. Казалось, что Зеленский просто создан для этой роли», — пишет Питер Дикинсон, редактор раздела UkraineAlert вашингтонского аналитического центра Atlantic Council (Дикинсон — британский журналист и историк, в качестве сотрудника Британского Совета работал на Украине, прожил в этой стране в общей сложности 20 лет, издает англоязычные журналы Business Ukraine и Lviv Today.)

На портале Atlantic Council Питер Дикинсон разбирает причины, по которым нынешнему президенту Украины не удалось договориться с Кремлем, и оценивает перспективы дальнейших отношений двух стран.

Популярность в «русском мире»

В противоположность «горластому патриотизму Петра Порошенко», популярность русскоязычного Зеленского не ограничивалась одной Украиной — у него были поклонники на всей территории бывшего СССР. На протяжении всей своей карьеры комика он неоднократно подсмеивался над символами украинской национальной идентичности, что можно было принять за дружественные Кремлю жесты.

До ухода в политику многие теле- и кинопроекты Зеленского были ориентированы в первую очередь на российский рынок, где можно было хорошо заработать. Сам он провел значительную часть своей трудовой жизни в России, сотрудничая с российскими коллегами.

Другими словами, и мировоззрение Зеленского, и его профессиональная деятельность, казалось бы, подтверждали заявления Кремля о естественном месте Украины в обширном «русском мире», — указывает автор.

Крутой разворот

На этом фоне недавние действия Зеленского тем более удивительны, отмечает Дикинсон. За первые несколько месяцев 2021 года президент Украины закрыл три украинских телеканала, объявленных «пророссийскими», и ввел санкции в отношении ближайшего украинского союзника Владимира Путина — Виктора Медведчука. Он также выступил с критикой пророссийских депутатов в парламентской фракции собственной партии, а тон его публичных заявлений по поводу российской агрессии и евроатлантических устремлений Украины стал заметно более резким.

Чем вызвана столь явная трансформация? Короткий ответ заключается в том, что Зеленский с запозданием осознал тщетность поиска точек соприкосновения с Кремлем, пишет автор Atlantic Council.

«Нельзя сказать, что он не пытался.

В первые полтора года президентства Зеленский пошел на многочисленные уступки Москве.

В их числе — отвод украинских войск с ключевых стратегических позиций вдоль линии фронта в Донбассе, а также введение мер, ограничивающих способность украинских вооруженных сил реагировать на российские атаки. Он также сознательно пытался снизить напряженность, используя двусмысленный и эвфемистический язык для описания этого конфликта. Часто он вообще избегал любых упоминаний России», — пишет Дикинсон.

Но, отмечает автор, эти жесты доброй воли остались без ответа. Напротив, после выборов Зеленского в апреле 2019 года Кремль предпринял ряд шагов, которые делают перспективу мира значительно менее вероятной.

Россия категорически отвергала призывы к пересмотру Минских договоренностей и неоднократно накладывала вето на попытки организовать второй саммит лидеров Украины, России, Германии и Франции в «нормандском формате» после первой встречи в Париже в декабре 2019 года. В последние месяцы Москва также заблокировала работу Трехсторонней контактной группы, которая стремится согласовать детали дипломатического решения конфликта, указывает Дикинсон.

«На протяжении всего этого периода контролируемые Кремлем российские СМИ продолжали беспощадную и злобную антиукраинскую пропаганду и кампании дезинформации. Самым вопиющим примером враждебности Кремля стало решение Москвы выдать российские паспорта жителям оккупированных восточных областей Украины.

Эта политика, впервые обнародованная сразу после победы Зеленского на выборах, направлена ​​на преобразование регионов, находящихся в настоящее время под контролем Кремля, в российские паспортные протектораты.

Предоставив российское гражданство сотням тысяч украинских жителей, Москва резко снизила шансы Киева когда-либо вернуть эти регионы под полный контроль Украины», — отмечает автор.

Почему Путин не хочет мира с Украиной

«Действия России убедили Зеленского в бессмысленности его “наступления обаянием” и вынудили полностью поддержать евроатлантический выбор Украины. Он усвоил трудный урок: Владимир Путин просто не хочет мира с Украиной», — полагает Дикинсон.

Британский историк отмечает, что для многих наблюдателей нежелание Путина «ответить взаимностью» Зеленскому не стало неожиданностью — и называет ряд веских причин, по которым, как он считает, российский президент не прекращает агрессивную кампанию против Украины.

«Путин прекрасно понимает, что в случае успеха украинской демократии она окажется очень “заразной”, и вскоре может привести к падению его собственного авторитарного режима. Его по-прежнему преследуют воспоминания о демократической волне, захлестнувшей соцстраны Центральной Европы в конце 1980-х.

Путин понимает, что переход Украины на сторону Запада может легко спровоцировать аналогичный процесс в самой России.

Это было ключевой мотивацией решения Путина применить силу в 2014 году и остается главным препятствием на пути к миру», — излагает Дикинсон свое видение мышления российского президента.

Кроме того, отмечает автор, мирное урегулирование с Украиной повлечет за собой завершение незаконного, но значительного российского присутствия на востоке этой страны. После многих лет отрицания Кремлем самого присутствия как такового,

вывод войск обнажит масштабы этой тайной войны и уничтожит остатки международного авторитета России.

Как только украинские власти и международное сообщество получат доступ к ранее оккупированным восточным регионам, против Москвы, скорее всего, будут выдвинуты обвинения в военных преступлениях, и Кремль будет вынужден отвечать на разнообразные неудобные вопросы.

Вопросы возникнут и в России

Но, по мнению британского историка, наиболее сложные вопросы могут возникнуть в самой России — ведь Путину придется объяснять, почему более чем трехсотлетнее владычество его страны над Украиной подошло к концу. Многие россияне все еще с трудом воспринимают сам факт независимости Украины и предпочитают рассматривать отделение страны от России как случайность.

Война откладывает любые официальные оценки краха российского влияния на Украине, а также позволяет Путину списать все происходящее на вмешательство иностранных государств и экстремистских элементов. В случае же мирного урегулирования этого конфликта реальность ухода Украины с российской орбиты и дальнейшей евроатлантической интеграции этой страны быстро станет неопровержимой.

«С точки зрения Путина, это означает, что

заключение мира с Украиной равносильно признанию потери Украины. Это не то наследие, которое мыслящий в категориях истории российский лидер хочет оставить после себя,

что делает бесконечное продление нынешней ситуации кровавого тупика почти неизбежным.

За последние два года провал усилий Зеленского по достижению мира развеял все имевшиеся иллюзии относительно возможности компромисса с Кремлем.

В этом есть некая ирония.

После избрания Зеленского президентом его критики опасались, что его вроде бы пророссийские симпатии приведут к примирению с Россией — катастрофическому, то есть на условиях Кремля. Вместо этого Зеленский был вынужден признать, что Россия — непримиримый враг,

и его президентство не только не возвращает Украину в сферу влияния России, но и подтверждает окончательность геополитического разрыва между этими двумя странами», — заключает британский автор вашингтонского аналитического центра.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить