После исправительной школы жизнь подростков не всегда благополучна

Единственная в Латвии школа, куда дети попадают по решению суда – Наукшенская. Ее задача – социальная коррекция поведения воспитанников. Хотя в стенах школы большинство малолетних правонарушителей старается вести себя хорошо, треть из них, вернувшись на свободу, совершает преступления повторно. Среди чиновников нет единого мнения о том, как следует перевоспитывать таких детей, как нет и координации действий между разными службами после выхода воспитанника из Наукшены.

Несовершеннолетние правонарушители, не успевшие еще получить обязательного школьного образования (в Латвии это – основное, 9 классов), решением суда направляются в эту спецшколу на севере Видземе. Она одна на всю страну, и сюда попадают все малолетние преступники. С переменным успехом их в Наукшены перевоспитывают. Почему с переменным – попыталось выяснить Latvijas radio.  

Двадцать лет назад открыть здесь режимное воспитательное учреждение не без больших сомнений согласилась местная краевая администрация. Комплекс зданий бывшего баронского поместья нужно было содержать, он грозил прийти в упадок. Опасения самоуправления, связанные с возможным ростом преступности в  окрестностях школы, с годами развеялись. Побегов «с приключениями» было один-два – мальчишки угнали чью-то машину покататься, но закончилось всё тогда благополучно, рассказал председатель Наукшенской думы Янис Зументс.

Число воспитанников школы невозможно прогнозировать, оно меняется из года в год. Всего год назад их было с десяток, и часть персонала даже уволилась. Теперь учеников 17, и во время учебного года кто-то выходит из стен учреждения, а кто-то – только попадает туда.   

Поместье не огорожено, но перемещения воспитанников по территории крайне ограничены. Внутрь тоже посторонним не зайти: каждую дверь перед журналистами открывает сотрудник магнитным ключом-картой. Бегут отсюда редко, чаще всего домой, и беглецов быстро возвращает муниципальная полиция.

По словам директора школы Дидзиса Чакурса, подростки попадают в Наукшены за кражи, но есть и случаи грабежей за плечами ребят постарше,  мошенничества, нанесение телесных повреждений, порча чужого имущества. Суд может отправить подростка в Наукшены и в случае, если тот не выполнял назначенное ему ранее наказание в виде какой-то принудительной меры. Задача школы – мотивировать учеников, побуждать их использовать в ходе учебы библиотеку, компьютеры, интернет.

С большим трудом удалось уговорить социального педагога Лигиту Дрейю организовать общение с детьми. Только после клятвенного обещания не упоминать ничьи фамилии и провести встречу в библиотеке в присутствии  замдиректора педагог дала свое согласие на интервью с учениками.  

Девятиклассники Элина и Том рассказали, что в школе им нравится, но иногда происходят стычки с воспитателями и учителями. Придираются, поэтому иногда приходится жаловаться. А иногда и сами хороши, признают ребята. Элина в школе – второй год, Том – третий. Дети тщательно взвешивают каждый свой ответ на вопрос журналистов. Долгие паузы, взгляд Элины в пол: «Я теперь на нескольких вещах зациклилась, которые в будущем сделать».    

«Я тут три года уже, и многому научился за эти три года. В самом начале мелкий был, еще ничего не знал, правил тоже не знал. Вот-вот мой срок закончится», - поделился Том.  

Наукшенская школа – социальная, а не общеобразовательная, ее содержит государство, а не самоуправление. Учеников тут готовят к выполнению какой-либо несложной работы по выходе в самостоятельную жизнь. Кто-то может захотеть учиться  дальше. Их учат осознать ранее допущенные ошибки, планировать свой бюджет, чтобы в будущем не возвращаться в ряды нарушителей закона. Но часть неизбежно возвращается, и немалая. Директор школы Дидзис Чакурс сообщил, что, по данным за пять лет, новые правонарушения совершает треть выпускников Наукшены. В школе считают, что это много.

Latvijas Radio несколько месяцев получало звонки отдельных сотрудников школы, жаловавшихся, что детей вместо того, чтобы «перевоспитывать», развлекают и «подкупают», чтобы воспитанники меньше жаловались (жалобы на педагогов есть, но действительно все реже). Например, возят в бассейн купаться. Утверждается, будто у детей есть только права и никаких обязанностей, и так далее. Лучше бы территорию школы заставили прибирать. Вина за неверный курс возлагается на руководство учреждения.  

Журналисты выяснили, что часть педагогов находится на грани выгорания. По словам воспитателя Ирины Юкумы, контингент откровенно трудный, с ним не всегда удается справиться, порой опускаются руки. И приходят в голову мысли сменить работу.  

«Мне кажется так, что тут больше происходит денежного... детей подкупают. Им все дозволено. Они считают, что территорию убирать не надо, что надо ездить купаться в Эстонию. Только пришли на работу, свои часы отработали – и сразу ушли, безразличие очень велико», - рассказала другая сотрудница Лига Спалва. 

Директор существование разногласий с персоналом не отрицает и не подтверждает – говорит, пусть его труд оценивают коллеги. Но не скрывает, что идет детям навстречу. Возит на плавание, на хоккейные матчи, на Жагаркалнс. Чтобы время после уроков было заполнено чем-то полезным и познавательным. «Может, кое-кто из этих ребят в родительской семье ничего такого вообще еще не видел», - говорит директор. 

Замдиректора Лигита Цериня признала, что контингент воспитанников очень непрост, работать с ними тяжело, но правила установлены достаточно жесткие, детей дисциплинируют, они знают, чего от них ждут, и стараются выполнять эти требования.

«Не могу сказать, что администрация не поддерживает сотрудников. Если у кого-то имеются потребности или требования – ничего такого я не заметила», - сказала она.  По мнению Церини, в крайнем случае, если у кого-то из персонала нет больше сил, действительно можно сменить работу.

В школе работает и доверенное лицо – Дана Эглите. И ее должность создана специально для поддержки сотрудников. Они приходят к Эглите за советом, ищут возможности решить разногласия, если не хотят говорить напрямую с руководством. Обычно разногласия удается уладить. Так что, по мнению Эглите, проблема действительно упирается в то, что дети – «трудные».   

Трудно этим детям и потом, когда двери Наукшены за ними закрываются, говорит начальник местной соцслужбы Александра Лочмеле.  Не всем хватает навыков для самостоятельной жизни.  

«Выходят-то они отсюда хорошими. Их после этого нужно твердо держать в рамках, и они не всегда хотят быть в поле нашего зрения. Их надо искать. По возвращении домой – они же возвращаются туда, где мать-пьяница или родители прав лишены. Это очень тяжелый процесс, конечно, они не хотят [внимания соцслужб]. Как дальше соцслужбам работать, мне пока не ясно», - отметила Лочмеле. 

Самая большая сложность, подстерегающая выпускников Наукшены – неспособность к самодисциплине и планированию. Из-за этого после спецшколы многие возвращаются в прежнюю колею. По мнению Минобразования, на школе лежит лишь часть ответственности за это – к возвращению сложных детей должны загодя готовиться и их семьи, и самоуправления.

Инспекция по защите прав детей считает, что необходимо укреплять связь между конкретным самоуправлением, его соцслужбой и местом учебы или даже работы выпускников Наукшенской спецшколы, не оставляя подростков без внимания. Одной школе с перевоспитанием трудных подростков не справиться.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно