Портовые терминалы и вонь не беспокоят ни Рижский порт, ни природоохрану

В Рижском свободном порту 24 часа в сутки идет грузоперевалка. Чтобы сохранить его конкурентные преимущества, руководство порта в погоне за рекордными объемами обработанных грузов выступает адвокатом терминалов, утверждая, будто их владельцы сами заботятся о том, чтобы вред от их деятельности для окружающей среды был минимальным, сообщает Латвийское радио. Контроль выбросов паров нефтепродуктов, частиц каменного угля и других загрязняющих атмосферу веществ возложен на самих же исполнителей погрузочных работ.
 

Ответственные службы в курсе, но ничего не могут сделать

Не авария, но запрещенное вещество

Порту нужно выживать

Более строгие правила помешают бизнесу в порту

Ответственные службы в курсе, но ничего не могут сделать

В один из обычный рабочих дней жители улицы Твайка на Саркандаугаве и в других прилегающих  к порту районов еще успели полюбоваться большим оранжевым танкером «Мурманск», но уже во второй половине дня эти места накрыла на редкость плотная волна вони от нефтепродуктов. Людям пришлось дышать этими зловонными испарениями.  

«Живу на пр. Виестура, на Саргандаугаве близ Мангали. Вонь тем вечером была ужасная! Когда я на пару секунд открыла окно, в квартиру хлынула такая вонь, что ребенок отказался в комнату входить, пока не выветрится», - поделилась рижанка Санита Банкова воспоминаниями о событиях 16 февраля. Несло смесью запаха нефтепродуктов и газа.

«Позвонила в пожарно-спасательную службу, где сказали: да, это известно, что вонь идет от цистерн в порту, но ничего не делается. Прошу, чтобы хоть звонок был зарегистрирован, потому что ранее мне сказали, что жалобу нужно зафиксировать, чтобы последовали какие-то действия. Но там ответили, что ничего регистрироваться не будет, что это просто звонок им, и всё».  

Живущий на ул. Твайка Эрик Далиба, лидер Общества развития Саркандаугавы, подтвердил, что в тот день действительно при перевалке нефтепродуктов нестерпимо воняло по всей округе. Но но указал на другой факт: на тот момент в силу уже вступили новые правила Кабинета министров о недопустимости превышения разрешенной концентрации летучих испарений в воздухе.  

«Казалось бы, логично, что цепочка, чтобы службы отреагировали, уже создана. Но события того вечера показали, что она не работает. Службы все так же инертны, не осознают, что такие правила действуют, реакции не было никакой!» - говорит общественный активист.

С этого года в Службе окружающей среды появился дежурный телефон, по которому звонки должны приниматься круглосуточно. Но там звонивших переспросили, обращались ли они уже в службу спасения. Оказалось, что по окончании обычного рабочего времени в офисе нет ни одного инспектора, который мог бы отправиться с проверкой к терминалам в порт.  

Поэтому служащий посоветовал снова позвонить по телефону 112.
Разговор с Государственной пожарно-спасательной службой был примерно таким:

 – Служба спасения.
– Добрый вечер! Хочу сообщить о невыносимой вони на Саргандаугаве, на ул. Твайка.  
– Вы же знаете, что на Саркандаугаве эт обычное явление, и там ничего нельзя сделать.  
– Как нельзя?! И как я могу знать, что не произошла авария?  
– Вы открытое пламя видите?
– Не вижу.
– Тогда звоните в Службу окружающей среды.
– Только что звонил, сказали вам звонить.
– Мы ничего не можем сделать с запахами.

В итоге Эрика Далибу призвали «не преувеличивать», но пообещали связаться со Службой окружающей среды.

Такое прохладное отношение природоохранной службы к жалобам по телефону начальник отдела контроля загрязнений Элмар Ясинскис объясняет текучкой кадров – трубку взял новичок. Однако, по его словам, тем вечером сотрудники службы начали действовать в первые же часы.  

Не авария, но запрещенное вещество

Сразу, еще  вечером, рассказал Ясинскис, сотрудники службы, поняв со слов коллег из ГПСС, что аварии не произошло, дали поручение владельцам терминала проконтролировать ситуацию.

«Потому что ехать и замерять уровень запаха  означало бы потерю еще какого-то времени, а вонь продолжала бы распространяться. Так что мы сразу позвонили руководству терминала, которое провело все мероприятия», - рассказал чиновник.  

Теперь предприятию грозит штраф, но отнюдь не за нарушение правил Кабмина о недопустимости превышения допустимого уровня загрязнения воздуха. По данным Рижского регионального управления окружающей среды, превышение было, но оператору терминала, предприятию Pars termināls (наследнику стивидорной компании Man-Tess; настоящие его владельцы скрываются за кипрским офшором), вменяют в вину совсем другое: оператор занимался перевалкой вещества, которое перегружать на том причале было запрещено.

Но об этом Служба окружающей среды узнала лишь назавтра, когда нагруженный в Риге танкер перехватили в Вентспилсе. А накануне ночью Pars termināls грузил танкер вонючим запрещенным нефтепродуктом.

Что такое штраф в 2 тысячи евро для предприятия, которое зарабатывает на нефтеперевалке миллионы?  Пустяк. А предпринимателям еще и деваться было, по сути, некуда, поясняет Ясинскис: «Это [производственный] цикл, куда ты это денешь? От этого нужно избавиться, потому что, если не перегрузишь, оно там все время стоять будет. Если рассуждать логически, это безвыходный вариант».

Ясинскису можно верить: поскольку он помимо основной работы еще и является руководителем управления Скултского порта, вопрос грузоперевалки изучил со всех сторон и точку зрения предпринимателей учитывает.   

Порту нужно выживать

Рижской свободный порт, может показаться, порой сквозь пальцы смотрит на подобные нарушения. Но он  сейчас активно борется за место под солнцем. В прошлом году здесь было перевалено 40 млн тонн грузов – результат немного получше, чем в 2014-м.

Примерно шестая часть грузов – опасные и вредные, они перевозились в контейнерах во избежание утечек. Но при этом объем перевалки жидких грузов вырос заметно – а среди них преобладают как раз нефтепродукты и сжиженный газ. 

Неудивительно, говорит общественный активист Эрик Далиба, что вони в окрестностях порта тоже стало больше. Особенно противно вдыхать испарения дизтоплива – от них горечь во рту.

«Но людям нет смысла жаловаться, потому что некому ведь», - говорит он.  

Министерство по охране окружающей среды и региональному развитию устами своего замгоссекретаря Алды Озолы подтвердило: «У Службы окружающей среды есть инспектора, которые реагируют и отправляются на место вызова, если есть подозрения, что жалобы обоснованны. Система работает!»

Как она работает – читайте выше.

Впрочем, Служба окружающей среды действительно по мере сил контролирует ситуацию:

«Наши инспектора каждое утро по дороге на работу едут мимо них. Каждый вечер тоже проезжают мимо терминалов. Это наш приоритет, и они (операторы терминалов) очень хорошо знают, что контроль ведется непрерывно», - уверяет Элмар Ясинскис.

Самих операторов Рижский свободный порт тоже обязал надзирать за ситуацией. Проводятся кое-какие улучшения – начали работать три новые станции мониторинга воздуха, отслеживающие его качество на Кундзиньсале, Мангальсале и на ул. Твайка. Проводят замеры и владельцы причалов.  

Но в целом отношение управления порта к операторам очень благожелательно, ведь это благодаря им порт достиг оборота свыше 50 млн евро в год, получает 10 млн евро прибыли и платит щедрые зарплаты руководству.  

Портовый капитан Артур Броковскис-Вайводс считает, что рижанам следует смириться с ситуацией:

«Дорогие вы мои, вы когда в лес идете, там грибы тоже пахнут. Для чего город предназначен? Это разве лишь общежитие? Город вырос вокруг порта. Сюда грузы приходят, здесь работают в соответствии со стандартами. Что порту делать? Город прочь отослать, потому что здесь больше жить нельзя?»

Более строгие правила помешают бизнесу в порту

Однако существование проблемы загрязнений капитан не отрицает: «В Вентспилсе измерительные устройства тоже при выбросе аммиака сработали с опозданием. Да, это страшное дело. Это была бы проблема, подуй ветер в сторону города».  

Элмар Ясинскис надеется, что портовым терминалам рано или поздно придется смириться с более строгими природоохранными требованиями.  Такими, как везде в Европе. Но наши политики только-только начали это обсуждать.  

«Есть одна большая проблема. Ни один наш порт не имеет оборудования для сбора испарений на судах. Предпринимателям следовало бы установить его», - отмечает Ясинскис.

В Рижском свободном порту на это отвечают, что такая модернизация будет слишком дорогостоящей и отпугнет владельцев терминалов от сотрудничества. Грузоперевалка на многие миллионы евро, которую ведут здесь 35 стивидорных компаний,  тем не менее, доказывает, что никто из Риги прочь не торопится.

Как признал начальник службы внутренней безопасности порта Андрис Пурмалис, в Рижском порту все время приходится искать «серый путь»:

«Есть идеальный вариант, как это должно быть. И есть то, что есть, когда мы пытаемся повысить требования. Так мы эту середину и находим».  

Поэтому, пока ответственные за экологию политики не спешают вводить в Рижском порту более жесткие природоохранные требования, а надзор за ситуацией отдан на откуп самим операторам терминалов, придется жителям окрестностей потерпеть вонь еще какое-то время. Неопределенное.  

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить