«Пора пересмотреть политику в отношении России» — ветераны американской дипломатии

Нынешнее сочетание санкций и дипломатии в отношениях с Россией не работает. Отношения следует строить с той Россией, которая есть, а не с той, которую бы хотели видеть США — и цена неудачи может оказаться чрезвычайно высокой, предупреждают свыше 100 профессионалов внешней и оборонной политики США в открытом письме.

Опубликованное в американском издании Politico письмо подписали 103 американских эксперта по внешней политике. Большая их часть занимала высокопоставленные должности во внешнеполитическом, разведывательном и военном аппарате в шести последних администрациях США (сейчас все они находятся в статусе «бывших», многие из них продолжают карьеру в академической сфере).

Среди составителей письма — Роуз Геттемюллер (бывший заместитель госсекретаря по вопросам контроля над вооружениями и международной безопасности), Томас Грэм (бывший старший директор по делам России, Совет национальной безопасности), Фиона Хилл (бывший старший директор по европейским и российским делам, Совет национальной безопасности, недавнее интервью с ней Rus.Lsm.lv уже пересказывал), Джон Хантсмен и Томас Пикеринг (послы США в России в 2017-19 и 1993-96 годах) и Роберт Легволд (профессор политологии нью-йоркского Университета Колумбия)

Подписали письмо также и сотрудники крупных университетов и исследовательских центров, и бывшие высокопоставленные политики и государственные служащие, в том числе — бывшие министры обороны и энергетики, госсекретарь и несколько заместителей госсекретаря, отставные генералы, и.о. директора ЦРУ, два экс-сенатора, еще 12 послов, двое из которых работали в России, а один — Лэрри Нэппер — в 1995-98 годах представлял интересы США в Латвии.

Rus.LSM.lv публикует полный неофициальный перевод текста письма:

«Отношения США и России зашли в опасный тупик, угрожающий национальным интересам США. Опасность военной конфронтации, которая может перерасти в ядерную, снова реальна. Мы скатываемся к острой гонке ядерных вооружений, а наш внешнеполитический арсенал сводится в основном к реакциям, санкциям, публичному пристыжению и резолюциям Конгресса. Глобальная пандемия Covid-19 и связанный с ней серьезный мировой экономический спад, вместо того чтобы способствовать сотрудничеству, только укрепили нынешнюю нисходящую траекторию.

Между тем огромные вызовы миру и нашему благополучию, которые требуют сотрудничества между США и Россией, включая экзистенциальные угрозы ядерной войны и изменения климата, остаются без внимания. Поскольку ставки очень высоки — и в плане рисков, и в плане ущерба, мы считаем обязательными тщательный, беспристрастный анализ и изменение нашего текущего курса.

Мы не имеем иллюзий. Россия осложняет наши действия, даже мешает им, особенно на своей обширной периферии в Европе и Азии.

Она захватила территории на Украине и в Грузии. Это ставит под сомнение нашу роль глобального лидера и мировой порядок, который мы помогли построить. Она вмешивается в нашу внутреннюю политику, обостряя разногласия, и марает нашу демократическую репутацию. В лучшем случае наши отношения будут оставаться сочетанием конкуренции и сотрудничества. Задача политики состоит в том, чтобы найти наиболее выгодный и безопасный баланс между ними. С этой целью мы предлагаем шесть общих правил политики США.

1. Сначала мы должны найти способ эффективно бороться с вмешательством России в выборы в США и, что наиболее важно, предотвратить любые попытки подорвать процесс голосования. Укрепление нашей инфраструктуры выборов, санкции против россиян, которые используют украденную информацию в качестве оружия, и противодействие способности России взламывать наши системы — все эти меры необходимы. Необходимо также разоблачать российскую дезинформацию. Однако мы готовы и вступить в контакт с Россией посредством переговоров вне поля зрения общественности, сосредоточив внимание на способностях каждой стороны нанести большой ущерб критически важной инфраструктуре другой стороны.

2. Для двух стран, обладающих способностью уничтожить друг друга, а через 30 минут — и всю цивилизацию, какой мы ее знаем, отсутствие полноценно функционирующих дипломатических отношений лишено всякого смысла. После украинского кризиса ключевые контакты на правительственном уровне были прерваны, консульства закрылись, а штат посольств резко сократился. Слишком часто мы ошибочно считаем дипломатические контакты наградой за хорошее поведение, тогда как они направлены на продвижение наших интересов и передачу жестких сообщений. Они нужны нам как важнейший элемент безопасности, чтобы свести к минимуму неправильное восприятие и просчеты, которые могут привести к нежелательной для всех войне. Восстановление нормальных дипломатических контактов должно быть главным приоритетом для Белого дома и должно поддерживаться Конгрессом.

3. Наша стратегическая позиция должна быть такой же, как и та, что хорошо послужила нам во время Холодной войны: сбалансированная приверженность сдерживанию и разрядке. Таким образом, поддерживая на должном уровне нашу оборону, мы также должны вовлечь Россию в серьезный и устойчивый стратегический диалог, который направлен на устранение более глубоких источников недоверия и враждебности, и в то же время сосредоточен на крупных и неотложных проблемах безопасности, с которыми сталкиваются обе страны:

  • Крайняя необходимость восстановить американско-российское лидерство в управлении ядерным миром, который стал более опасным из-за дестабилизирующих технологий, изменения отношения к применению ядерного оружия, отказа от ядерных соглашений и новых напряженных ядерных отношений. Это означает продление срока действия нового Договора о СНВ (СНВ-III, New START) и быстрый переход к следующему этапу контроля над вооружениями для укрепления ядерной стабильности, тщательно адаптированного к миру с множеством ядерных игроков.
  • Крайняя необходимость сделать более безопасным и стабильным военное противостояние, линия которого проходит через самые нестабильные регионы Европы, от Балтики до Черного моря, энергично работая над сохранением существующих ограничений, таких, как Договор по открытому небу, который сейчас находится под угрозой, и Венский документ 2011 года [о мерах по укреплению доверия и безопасности в Европе], и создание новых мер укрепления доверия.

4. Успех политики США в отношении Китая в немалой степени будет зависеть от того, допускает ли состояние отношений между США и Россией трехстороннее сотрудничество по важнейшим вопросам. Наша текущая политика усиливает готовность России поддерживать наименее конструктивные аспекты политики Китая в отношении США. Развернуть эту тенденцию в противоположном направлении будет непросто, но это должно быть нашей целью.

5. По самым значимым вопросам, в которых интересы США и России действительно конфликтуют (например, Украина и Сирия), США должны оставаться твердыми в отношении принципов, которые мы разделяем с нашими союзниками и которые имеют решающее для справедливого результата значение. Однако больше внимания следует уделять итоговому эффекту, который посредством размеренных и поэтапных шагов вперед будет оказан на отношения в целом, и, в свою очередь, на возможность улучшения отношений для дальнейших шагов вперед.

6. Хотя санкции должны быть частью нашей политики в отношении России, они должны быть разумно направленными и использоваться в сочетании с другими государственными инструментами, особенно с дипломатией. Неуклонное усиление санкций, санкционированных Конгрессом в качестве наказания за действия России в Крыму и на востоке Украины, отравление в Солсбери, нарушения договора о РСМД (Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности; IRNFT) и вмешательство в выборы, ослабляет любые стимулы к изменению курса, которые могут быть у Москвы — поскольку она считает эти санкции постоянными. Нам необходимо восстановить гибкость нашего режима санкций, сосредоточив внимание на адресных санкциях, которые можно быстро ослабить в обмен на шаги России, продвигающие переговоры к приемлемому урегулированию неразрешенных конфликтов, включая очевидные шаги России по прекращению вмешательства в наш избирательный процесс. Для этого потребуется политическая воля со стороны и Белого дома, и Конгресса.

В конечном итоге реальность такова, что при Владимире Путине

Россия действует в стратегических рамках, глубоко укорененных в националистических традициях, которые находят отклик и у элит, и в обществе.

Возможный преемник, даже если он будет демократически настроенным, скорее всего, будет действовать в тех же рамках. Строить политику США на предположении, что мы можем и должны изменить эти рамки, ошибочно. Столь же неразумно думать, что у нас нет другого выбора, кроме как придерживаться нынешней политики.

Мы должны строить отношения с Россией, какая она есть на самом деле, а не с той Россией, какой мы бы хотели ее видеть,

полностью используя наши сильные стороны и будучи открытыми для дипломатии.

Сфокусировавшись таким образом, мы сумеем и справиться с проблемой, которую представляет собой Россия, и вывести наши отношения на более конструктивный путь.

Цена провала слишком высока».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно