Разделы Разделы

Почему популизм в Европе переживет поражение Трампа

Европейские популисты могут процветать и в «пост-трамповскую» эпоху, и для этого есть как минимум три причины, считает польский политолог и экономист.

«Победа Джо Байдена на президентских выборах во многом символична. Она демонстрирует устойчивость демократии и принципа верховенства закона, которые позволяют народам избавляться от некомпетентных лидеров, не желающих оставлять свой пост (сравните с Белоруссией, где народ лишен такого преимущества). Эта победа показывает, что

теории заговора, ксенофобия, стратегии “нация превыше всего” и неуважение к установленным нормам могут повысить шансы на победу — один раз,

но потом могут иметь неприятные последствия, когда новые избиратели мобилизуются против политики этого типа.

Эта победа также показывает, что настоящий кризис — такой, как пандемия — рано или поздно проверит на прочность лидерские качества предполагаемых спасителей. В такие моменты одних громких заявлений в Twitter недостаточно, а недоверие к науке или пустая трата времени на критику “глубинного государства” могут стать препятствием для эффективного кризисного управления», — пишет Павел Зерка, доктор экономики, политолог, научный сотрудник общеевропейского «мозгового центра» European Council on Foreign Relations (ECFR, Европейский совет по международным отношениям) в комментарии, опубликованом на портале ECFR.

Итоги выборов в США служат полезным предупреждением для тех политиков демократических стран, которые все еще испытывают соблазн копировать методы Трампа для достижения своих целей на выборах.

Они лишились союзника или же удобного ориентира на глобальной политической карте, полагает Зерка.

Наследие Трампа вполне может растянуться и за пределы его президентского срока — и он, вероятно, продолжит создавать проблемы (и по состоянию на сегодня, 11 ноября, он не признал поражение на выборах). В целом же результат американских выборов не обязательно окажет пагубное воздействие на политические перспективы популистских партий и лидеров стран ЕС. Для этого есть три основных причины, считает автор.

Популизм — всегда «местечковый»

Во-первых, у популярности популистов корни всегда местные, хотя этот фактор и может проявляться по-разному.

Некоторые партии — например, итальянская «Лига» или французское Национальное объединение — выделяются своей антипатией к мигрантам из стран, соседствующих с ЕС на юге. Другие — в частности, на богатом севере Евросоюза — тоже настроены против мигрантов, но они к тому же еще и не желают делиться своими деньгами с другими государствами-членами и хотели бы вернуть национальным правительствам полномочия, ранее делегированные Евросоюзу. Третьи, особенно в восточной части ЕС, строят из себя защитников «традиционных ценностей» от «разлагающегося» Запада. Это часто подразумевает степень сексизма и нетерпимости к сексуальным меньшинствам, немыслимую в западноевропейских странах. Есть и такие партии, как Vox в Испании, чей национализм направлен не столько против Европы, сколько против регионализма (например, каталонского) в их собственной стране (хотя они, конечно же, тоже против мигрантов). Наконец, есть очень разнообразные надгосударственные группировки, в которых популистские партии стран Европы заигрывают либо с антипрививочниками, либо с католической церковью, либо с Россией Владимира Путина.

Такая разнородность политических сил и их местные «привязки» делают европейских популистов в значительной степени нечувствительными к поражению Трампа, констатирует Зерка.

У популистов иммунитет к «ковиду»

Во-вторых, не считая Польши, Венгрии и Словении, в большинстве стран ЕС популисты не входили в правительства во время кризиса, вызванного Covid-19. В массе своей они вообще еще не были у власти. Многие надеялись, что эпидемия внезапно принесет им удачу. Но пока этого не произошло.

Рейтинги правящих партий — от христианских демократов в Германии и голландских правых либералов до социал-демократов в Дании и Финляндии — в большинстве случаев повысились. Это произошло потому, что народ оценил их компетентное кризисное управление или же вливание крупных сумм в экономику для предотвращения массовых увольнений и банкротств. Возможно также, что избиратели просто пришли к выводу, что сейчас не лучшее время для экспериментов с популизмом, поясняет эксперт ECFR.

Однако, хотя Сovid-19 не сильно помог популистам, их востребованность у избирателей вовсе не обязательно снижается. Во Франции Марин Ле Пен в опросах набирает стабильные 25% — вровень с президентом Макроном. Популярность нидерландской Партии свободы Герта Вилдерса выросла с 15% в июне до почти 25% на сегодняшний день — и всеобщие выборы в стране намечены на март 2021 года. «Партия финнов» и Шведские демократы также могут рассчитывать на стабильные 20% поддержки, испанская Vox регулярно набирает 15%, а снижение популярности «Альтернативы для Германии» остановилось на отметке 10%.

«Поскольку вторая волна Covid-19 началась совсем недавно, и экономические перспективы на следующий год крайне мрачные, поводов для нового всплеска социального недовольства много. Европейские популисты все еще могут надеяться извлечь политические выгоды из пандемии», — пишет автор.

Польскую партию «Право и справедливость» он называет «особым случаем». Партия была у власти во время кризиса, но «менеджировала» кризис некомпетентно. На президентских выборах этого года Анджей Дуда выиграл, но был близок к поражению. Популярность партии падает. «А после ухода Трампа “Право и справедливость” больше не смогут представлять себя в Польше в качестве верного союзника величайшего лидера», — замечает Зерка.

Он уверен в том, что Джо Байден не станет ставить под сомнение стратегическую важность сотрудничества с Польшей в рамках НАТО. Но Байден, вероятно, поддержит международное давление на польское правительство, с тем чтобы оно пошло на уступки в вопросах независимости судебной системы, частных СМИ, прав женщин и ЛГБТ. И все же, если «Право и справедливость» потеряет власть в ближайшие несколько лет, то это произойдет из-за собственных ошибок партии, а не потому, что поражение Трампа подняло «ветер перемен».

Борьба с «глобальным заговором либералов»

Согласно Зерке, третья причина, по которой исход президентской гонки в США не стал фатальным ударом по популизму в Европе, обусловлена сомнениями Трампа в результатах выборов и продолжающимся столкновением «двух Америк». Поэтому некоторые популисты смогут заявить, что борьба с либеральными элитами сейчас важнее, чем когда-либо.

Для мобилизации избирателей они могут представить себя участниками глобальной борьбы с технократическими силами, которые способны «украсть» выборы где угодно — и в их странах, и в США. Теория заговора, вероятно, не станет важным элементом их платформ (и пока неизвестно, пустят ли ее в ход Трамп и его сторонники). Но, тем не менее, популисты могут попытаться использовать ее в предвыборный период.

При этом сам факт того, что Трамп однажды действительно победил на выборах, по-прежнему важнее для европейских популистов, чем его нынешний проигрыш — это позволяет им полагать, что однажды они тоже смогут победить. Это даст им надежду на долгие годы, заключает сотрудник ECFR.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить