Отношения официальной Латвии с латгальским языком сложны и противоречивы

В Латвийском государстве на момент его провозглашения существовал не только латышский язык, но и латгальский (который сегодня объявлен подвидом латышского). В советское время латгальский целенаправленно вытеснялся из публичной сферы, его вывели из школьных программ. Но и теперь, после 25 лет независимости Латвии, латгальский со скрипом пробивает себе место в официальном обиходе, сообщает Латвийское радио.

Сегодня на латгальском общаются заметно больше, на нем появляются вывески, названия предприятий, он мелькает в текстах песен и названиях мероприятий, топонимах и даже в масс-медиа. Но депутат Сейма Юрис Вилюмс, который прочел с трибуны присягу на латгальском, немедленно был одёрнут спикером парламента – регламент таких вольностей не позволяет!

Активные защитники латгальского языка всё еще пытаются найти ему место в повседневном общении. Хотя Закон о госязыке и гласит, что государство обеспечивает латгальскому письменному языку, как историческому подвиду латышского, сохранение и защиту, на деле животрепещущим остается вопрос, возможно ли применять латгальский в официальной переписке.

Чиновники опасаются иметь с ним дело – как выяснило Латвийское радио, не из какой-то особой зловредности, а из желания соблюсти закон, допускающий, как некоторым кажется, различные интерпретации.  

Общая картина такова: официальные учреждения, хоть и не все, принимают от населения заявления на латгальском, но вот ответы неизменно присылают исключительно на латышском. Чаще такие обращения поступают от жителей Латгалии (что логично).

В Резекненском крае, например, по данным переписи 2011 года, 90% пользователей латышского языка использует в повседневном общении латгальский (в целом по стране – 164 тысячи человек, или 9% населения).

С письменным общением – совсем другая ситуация, признаёт Лаура Иевиня, секретарь-делопроизводитель Резекненского самоуправления. Она трудится в своей должности уже почти год, и за это время ни с одним заявлением на латгальском не сталкивалась. Даже общественные организации, проводящие мероприятия на латгальском и издающие книги, обращаются в думу с заявлениями на латышском.

«Но если бы было на латгальском – думаю, не было бы никаких проблем. Я его понимаю, председатель думы тоже, и его заместитель, и сотрудники – проблем никаких», - говорит Иевиня.

Но ответ дали бы на латышском – чтобы избежать недостатков, связанных с незнанием грамматических и литературных норм латгальского.

Председатель Лудзенской краевой думы Алина Гендель говорит, что заявления на латгальском самоуправление рассматривает, и дело тут – в отношении к жителям:

«Для самоуправления все-таки важен каждый, нужен каждый, и самоуправление работает и организует свою деятельность на деньги налогоплательщиков. Значит, нам нужно уважать каждого человека, который живет в этом самоуправлении.

Ответы, впрочем – тут мы четко придерживаемся требований Закона о госязыке – отвечаем только на латышском», - сказала она.

Алина Гендель одновременно является председателем Совета развития Латгальского планировочного региона. И она пообещала, что уже на ближайшем заседании совета обсудит с муниципальными руководителями вопрос употребления латгальского в официальной переписке.   

Тот самый депутат Юрис Вилюмс, что устроил «латгальский каминг-аут» с трибуны Сейма, недавно вынужден быть вступиться за некоего жителя Ливаны, обратившегося к муниципальным властям на родном латгальском и получившего в ответ просьбу подать заявление на латышском.  

«Исполнительный директор Ливанской краевой думы решил, что документ подан не на госязыке. Я как узнал об этом – направил Ливанской думе письмо, призвав, во-первых, рассматривать законы в целом, а не в отрыве от контекста, а во-вторых, кратко изложив, что включено в Сатверсме и Закон о госязыке.

И в-третьих – я сообщил, что и в других официальных учреждениях, в том числе в Сейме, письменный латгальский, как неотъемлемая часть госязыка, используется и в официальном общении», - сказал политик.

Свое письмо в Ливанскую думу он также отправил на латгальском. После чего дума обратилась с запросом в Сейм о том, имеет ли Вилюмс право так поступать и обязана ли дума принимать документы на латгальском языке. Вилюмс настаивает, что как раз самоуправления могут сыграть большую роль в сохранении культурно-исторического наследия, ценность которого признаётся к тому же законом о госязыке.  

Исполнительный директор Ливанской думы Улдис Скрейверс пояснил Латвийскому радио, что дума не отказывается принимать заявления от жителей на латгальском, но в том конкретном случае во избежание недоразумений при согласовании будущего дорожного знака требовалось максимально понятное всем вовлеченным сторонам заявление, поскольку установка знака могла вызвать споры и т.д. Скрейверс пояснил, что дума спросила мнения Министерства по охране окружающей среды и региональному развитию и Центра госязыка. Ждет, что там скажут.

А там Латвийскому радио сказали следующее: необходимость принимать-таки заявления на латгальском языке продиктована не столько Законом о госязыке, сколько принципами хорошего управления.

По словам замдиректора центра Агриса Тимушки, исключение составляют только... депутаты Сейма и другие официальные лица – они по долгу службы обязаны владеть латышским. Им дума имеет право и отказать в приеме заявления.

Другое мнение – у парламентского секретаря Минюста Яниса Иесалниекса. Из Закона о госязыке, говорит он, явственно следует, что письменный латгальский – часть госязыка, и в понимании Минюста – заявления на нем следует принимать «со всеми вытекающими из этого последствиями»:

«Я также думаю, что такая коммуникация, когда заявление – на одном подвиде госязыка, а ответ – на другом, допустима, потому что, в конце концов, оба эти подвида – госязык. В связи с чем заявление на любом из этих подвидов допустимо рассматривать как коммуникацию на госязыке».  

Юрист Агрис Битанс так прокомментировал сложившуюся ситуацию: государство заняло достаточно смелую позицию – оно не только защищает латгальский язык, но одновременно думает и о его развитии. Чего в этой сфере не хватает – так это четких правил употребления языка в повседневной жизни государства.

В 2007 году Центр госязыка, правда, издал правила латгальского правописания, однако о дальнейшем использовании этого языка нормативной базы все еще нет.

«Ясно, что люди волнуются не потому, что они против этого языка, но потому, что они хотят удостовериться, что это правильно и не противозаконно.

Ясно, что в теперешней геополитической ситуации можно подумать, что кто-то тут занимается расколом [общества], разделом или отделением [Латгалии]. В действительности – думаю, этого нет», - заявил Битанс.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное