Невидимая рука фармбизнеса: история Элины — о раке и лекарствах с наценкой

На серию репортажей, созданных журналистами LTV и Latvijas Radio, отозвалась латвийцы. Слушательница Элина обратилась в СМИ, чтобы рассказать, как в Mēness aptieka, расположенной в Онкологическом центре, покупала лекарства своему больному раком отцу. Как оказалось, за медикаменты семья переплатила.

Когда в конце прошлого года у отца Элины обнаружили рак, он оказался в Онкологическом центре больницы Гайлезерс. Врачи сказали, что есть возможность приобрести медикаменты нового поколения Mabthera, которые могут помочь.

Вскоре выяснилось, что государство не оплачивает эти лекарства, а один комплект медикаментов стоит 2 тысячи евро.

Несмотря на цену, семья решила, что купит лекарство. Врачи подсказали, что эти медикаменты по более низкой цене можно поискать в России, либо купить здесь же внизу в аптеке при больнице.

«В тот момент я ничего не знала. Внизу спросила — есть ли другие аптеки, где я могу приобрести? Фармацевт мне ответила — что Вы, это такие специфические медикаменты, в других аптеках их даже не держат. Да, я понимаю, что ключевое слово это «не держат»: это не ибуметин, который все покупают. Тем не менее, то, что их нигде больше нельзя купить — это не так. Однако в тот момент я этого не знала», — рассказала девушка.

Времени на раздумье особо не было, поэтому Элина решила купить лекарства на месте в больнице — за 2,1 тысячи евро.

Лекарства отцу Элины надо пить полгода, то есть требовалось шесть комплектов. Женщина начала искать возможность купить эти медикаменты за рубежом, но вскоре поняла, что ничего не выйдет.

Так она начала опрашивать все аптеки подряд — и нашла Euroaptiekа, где эти медикаменты можно было приобрести на 300 евро дешевле, чем в Mēness aptieka в Онкологическом центре. Позже, чисто случайно, семья нашла ещё аптеку, где можно было купить это лекарство по ещё более выгодной цене — там давали скидки пенсионерам.

«Мы купили две следующие дозы за 1780 евро, и тогда отец поехал на проверку в Онкологический центр. Пока делали анализы, надо было подождать, и он пошел прогуляться. Так отец случайно нашел маленькую аптеку через дорогу, в магазине Beta. Очень обрадовался, отправился домой, взял рецепты и позвонил туда, чтобы заказать лекарства. На тот момент скидка уменьшилась с 15 до 10%. Он понял, что надо поспешить, поехал в аптеку и купил лекарства на две недели раньше. Это обошлось нам в 1600 евро, так как давали скидку пенсионерам 10%», — поделилась Элина.

Она обеспокоена — эту аптеку Farma Balt напротив Гайлезерса купила Mēness aptieka.

Возникает вопрос — почему разница в ценах на одно и то же лекарство достигает 500 евро? Дело в том, что в Латвии установлена потолок цен, то есть аптекам нельзя просить за лекарства больше установленной государством суммы. Однако никто не запрещает продавцам устанавливать более низкую цену.

Журналисты задали вопрос о том, откуда берется такая разница в ценах, представителям Mēness aptieka — управляющий холдингом Repharm Дин Шмит и председатель правления Sentor farm, или Mēness aptieka Дмитрий Юсковец. Последний не смог ответить на этот вопрос.

В целом же, говоря о политике низких цен, представители Mēness aptieka сообщили, что ниже максимально разрешенной цены безрецептурные лекарства они продают только во время акций. Тогда как на рецептурные лекарства наценка меньше только в отдельных городах, но в каких, Юсковец не смог вспомнить.

На вопрос, как часто конкуренты Mēness aptieka устанавливают цены ниже максимальной, Шмитс ответил следующее:

«У меня нет такой статистики. По-моему, это слишком популярно. Я считаю, что необходимо ограничить ценовую конкуренцию в аптеках, по крайней мере, относительно лекарств. Мне кажется, добавленная стоимость аптеки заключается в другом».

Проблем в отрасли аптек не мало, например, существуют своего рода монополии вокруг больниц, а также в некоторых городах Латвии. Но ситуация в больницах может измениться через пару лет, когда истекут нынешние договоры об аренде аптечных помещений.

В самих аптеках, кажется, уже некоторое время ощущается напряжение между фармацевтами и владельцами бизнеса. Знаменитые списки во многих сетевых аптеках побуждают фармацевта думать о премии, которую он получит, а не о пациенте. И противостоять этому давлению фармацевту непросто.

Министр здравоохранения Анда Чакша сообщила, что аптеки, как ни крути, это бизнес, а у министерства сейчас другие приоритеты.

«Честно скажу: наш приоритет — разобраться с финансированием здравоохранения и всеми планами реформ, которые у нас есть сегодня. Когда мы это преодолеем, будем готовы углубиться в вертикальную интеграцию и сеть аптек», — отметила она.

Чакша добавила, что может попросить департамент фармацевтики теснее сотрудничать с Советом по конкуренции.

В свою очередь Совет по конкуренции признает, что по нынешним правилам он бессилен и ждет действий со стороны Минздрава. Представители последнего отметили, что инициативы ведомства не проходят, так как их не удается согласовать с представителями отрасли.

Во всей этой истории, по крайней мере, есть одна хорошая новость — лекарства отцу Элины помогают, и он чувствует себя лучше.

Этот сюжет продолжает серию тематических публикаций «Невидимая рука фармбизнеса».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно