Некоторые фермеры арендуют у Земельного фонда участки, который сами же и продали

Хотя созданный два года назад Земельный фонд собирался активно выкупать необработанные сельхозугодья и сдавать их в аренду фермерам, только 10% приобретенных организацией площадей были заросшими и необрабатываемыми, сообщает LTV.

Политику Земельного фонда, созданного в ведении финансовой организации Altum, определяют акционеры последней — Министерство земледелия, Минэкономики и Минфин.

Фонду выделили 14 млн евро и поставили цель, достижение которой позволило бы передать фермерам до 400 тысяч Га угодий, которые в данный момент заброшены или не обрабатываются. Дополнительно за счет программы надеялись защитить местные земли от иностранной экспансии.

Член правления Altum Екаб Криевиньш рассказал: «Наша стратегия такова — если в данный момент есть покупатель и продавец, то, с нашей точки зрения, тут рынок уже работает, и у нас нет оснований вмешиваться. Наша цель в данный момент — прежде всего земли, которым потенциально угрожает опустошение».

Латвийский Земельный фонд учредили 1 июля 2015 года.  В первый день работы фонда было получено 18 заявок с предложениями продать ему сельхозугодья. За 2,5 месяцев работы поступило 250 предложений.
Перед приобретением земли фонд изучает потенциальную полезность выставленной на продажу земли и в итоге приобретает только те поля, которые в дальнейшем можно будет перепродать или сдать в аренду.
Латгальцев, желающих продать землю, было достаточно много — однако большая часть сделок не состоялась из-за предложенной собственником цены.

Собранная журналистами информация позволяет сделать вывод: в данный момент Земельный фонд работает главным образом как еще один участник рынка. Из 3094 Га, которые за два года купил фонд, только десятая часть, около 300 Га, угодий оказались заросшими или заброшенными. Их взяли в аренду и привели в порядок фермеры.

Больше всего сделок совершают в регионах, где рынок и так наиболее активный. В Земгале приобрели и сдали в аренду 1193 Га, вполовину меньше в Видземе — 601 Га, в Курземе — 478 Га, близ Риги — 458 Га, а в Латгале — 333 Га.

Член правления предприятия Arco Real Estate Мара Лаукалея считает, что Земльный фонд «крупный игрок на рынке, которые играет как и другие покупатели земли, и приобретает только по обоснованным экономическим соображениям».

Если, например, владелец земли не собирается ее обрабатывать, это еще не значит, что фонд будет готов участок купить. Само ведомство угодья не ищет, но только рассматривает полученные предложения. Более половины отвергают как несоответствующие. Фонд отказывается, например, от участков, до которых трудно добраться — или если есть риск не найти арендатора.

«Не может быть так, что Altum покупает то, что больше никому не надо, и потом отчаянно думает, что с этим делать. Это не субсидированное дело с целью просто выкупить землю»,

— указал директор Департамента леса Минземледелия Арвид Озолс.

В будущем планируют покупать участки, комплектуя их для создания новых хозяйств или расширения существующих. Однако фонд не может помочь в ситуации, когда крестьянину при продаже арендованной земли надо конкурировать с представителями прибыльных отраслей. В Земгале это чаще всего производители биогаза, крупные зерноводческие хозяйства, иногда — предприятия с иностранным капиталом.

Криевиньш отметил, что фонд работает по рыночным принципам:

«если агрессивно пойдем с ценой, то Земельный фонд поднимет цену на рынке, а это не является ни нашей целью, ни задачей».

Минземледелия допускает, что придется наращивать финансовые возможности Земельного фонда, чтобы он участвовал в новых сделках, которые окажутся выгодными в долгосрочной перспективе.

Некоторые фермеры назвали журналистам еще один плюс фонда: возможность продать свою землю, а потом взять ее в аренду — и в течение пяти лет выкупить. Правда, закон такие сделки с июля будет регулировать. Но уже сейчас анализ соглашений позволяет сделать вывод: минимум два земгальских молочных хозяйства арендуют землю, которую ранее сами и продали. Это объясняет и большое число сделок в регионе.

«Это был единственный реальный инструмент, предоставленный государством, который позволил обеспечить доступность средств и выжить. У нас 40 работников. Было критически важно выжить»,

— указал глава правления Zentenes lauksaimnieks Нормунд Зелчанс.

Фермеры идут на риск, чтобы получить деньги для оборота. И права аренды, и выкуп земли определяют на аукционе. И на некоторых число участников превышает десяток.

В данный момент получение арендованной земли определяет самая высокая цена, предпочтение отдают нынешнему арендатору. Но по сути такая возможность может достаться и тому, у кого только чуть больше сотни Га, и тот, чей участок — в сотни раз больше, и предприятие, которым владеет иностранец.

В данный момент Земельный фонд еще не начал продажу земли. После этих сделок и можно будет сделать выводу, кому в конце концов организация своим капиталом помогла больше всего.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно