Личное дело

AstraZeneca дали зелёный свет

Личное дело

Личное дело

Бунт на кладбище

На Новом Болдерайском кладбище — захоронения в проходах и поверх старых могил

Работники Нового Болдерайского кладбища устали молчать. Под постоянной угрозой увольнения они вынуждены выполнять приказы своего руководства, которые считают неправомочными. Захоронения поверх старых могил, без соблюдения должного порядка, а также захоронения в проходах. По мнению сотрудников кладбища, управляющая распоряжается объектом самоуправления, как своей собственностью, сообщает Русское вещание LTV7 в программе «Личное дело».

Два сотрудника Нового Болдерайского кладбища на условиях анонимности обратились в редакцию «Личного дела». Говорят, устали годами выполнять незаконные, как они считают, приказы своего руководства. Речь идет о новых перезахоронениях с нарушением установленной процедуры, а также захоронениях в проходах кладбища.

Новое Болдерайское кладбище считается открытым, но здесь есть и старые могилы, например, на Старом латышском кладбище. Тут нельзя просто так произвольно хоронить людей поверху старых могил.

Здесь существует особая процедура перезахоронения. Для начала надо убедиться в том, что родственники длительное время не посещают могилу. Потом вбивается специальный колышек. Об этом составляется акт. После чего он утверждается специальной комиссией. Это решение публикуется в газете Latvijas Vēstnesis, и только через несколько лет здесь можно перезахоронить нового усопшего.

«Там не было никаких колов. Мы не соглашались, но так как она сказала, что нас уволит, мы не стали ругаться, мы просто выполнили волю начальства. Мы выкопали кусты, убрали эту оградку. Убрали этот надгробник, а потом здесь появились эти могилы»,

— говорит один из работников.

«Вот с 2019 года, как мы загнали этот кол, если три года никто не придет — то в 2022 году с ней что-то будут делать», — говорят работники.

Вот только колышков с датами на Новом Болдерайском кладбище единицы.

Согласно правилам Рижской думы, на колышке, который является предупреждающим знаком актирования о том, что за могилой никто не ухаживает, и здесь можно заново перезахоранивать, должна быть указана дата. Однако почти нигде на Болдерайском кладбище Русскому вещанию LTV7 не удалось обнаружить таких колышков с датой.

«Захоронения на кладбище имеют определенную структуру. Они расположены квадратами. Есть поперечные проходы и продольные. Вот мы идем по одному из таких продольных проходов. И бац! Посередине могила», — рассказывает журналист программы «Личное дело» Даниил Смирнов.

Это еще одна проблема, о которой говорят работники. Руководство кладбища начало размещать могилы прямо в проходах. Возражения сотрудников, по их же словам, отметались с угрозой увольнения:

«И вот мы приходим на могилу. Т.е. это проход! Он дальше продолжается. А тут прямо в проходе — пожалуйста. Там тоже видно во втором секторе. Прямо в проходе. Если кто-то понесет гробы, то они физически не смогут пройти. Надо будет по могилке идти».

Управляющая Болдерайским кладбищем Эдите Ростока на протяжении двух дней пыталась препятствовать проведению съемок, требуя получить разрешение в Управлении кладбищ и ссылаясь на директиву о защите личных данных. В том числе и усопших людей, чьи имена и фамилии можно прочесть на памятниках.

Впрочем, в 27-й статье директивы Европейского союза говорится:

«Эту норму не применяют к данным умерших людей. Страны-участницы могут предусмотреть правила по обработке данных умерших людей». То есть, страны-участницы, могут внести в данную статью свои поправки по желанию, но Латвии никаких изменений не вносила.

После долгих переговоров с Рижским управлением кладбищ и Департаментом среды и жилья Рижской думы программе «Личное дело» все же удалось получить ответ от управляющей, правда, только на один вопрос. Например, почему в правилах Рижской думы колышек актирования могилы должен в соответствии со стандартом обладать определенными размерами и иметь дату, год и месяц, а в реальности — это просто покрашенная палка.

«А вы знаете, в какие годы они установлены? Снег и дождь делают свое», — заявила она. На вопрос, как можно определить, когда установлен колышек, и как это доказать, она сказала, что ей не надо ничего доказывать, и рекомендовала обращаться в Управление кладбищами.

Эдите Ростока также не стала отвечать на вопросы по поводу могил в проходах:

«Если у вас есть такие вопросы, то, пожалуйста, обращайтесь в Управление кладбищ в письменном виде — на какой дорожке, кто захоронен. И я, как должностное лицо, отчитаюсь перед своим департаментом, но не перед вами, перед журналистом. Вы вытащите это все наружу для общества, и мне придется потом отвечать за это. О чем вы говорите?»

Кроме того, в последние годы Рига столкнулась с тем, что на открытых кладбищах города стремительно заканчивается земля. Жители активно резервировали себе большие семейные комплексы под будущие захоронения.  

Тридцатый сектор Болдерайского кладбища. Практически все захоронения здесь датируются 2017 годом. И казалось бы, в том году можно было полностью захоронить этот сектор. Однако здесь оставлена полоса шириной 4 метра прямо возле дороги. Аналогичная ситуация в соседнем секторе. Здесь также захоронения 2017 года. И тоже есть эта полоса. Однако возле самой дороги появляются уже захоронения 2020 года.

Места у дороги считаются престижными. Здесь самые роскошные могильные комплексы, обложенные мраморными оградками. Работники на условиях анонимности говорят: чтобы тут похоронить, нужно «отблагодарить».

В Рижском управлении кладбищами ситуацию объясняют иначе:

«Первые ряды могут оставляться из-за того, что территория кладбища более 35 гектаров — каждый год примерно на гектар территория захоронения увеличивается. Сектора достаточно большие. Места могут использоваться для контейнеров, для колонок воды», — говорит руководитель Рижского управления кладбищами Игорь Свинцицкис.

Согласно новым правилам Рижской думы, которые были приняты в марте 2019 года, каждый рижанин может получить два места под захоронение. И в принципе, никакая резервация под большие семейные комплексы не предусмотрена. Однако это сплошь и рядом встречается на Новом Болдерайском кладбище.

Для лиц, задекларированных в Риге, места на кладбище предоставляются бесплатно. Однако в реальности «Личное дело» обнаружило большое количество семейных некрополей, с количеством мест до пяти, с захоронениями после марта 2019 года. В Управлении кладбищами пояснили, что это не всегда нарушение, иногда это платная услуга.

«Получить больше двух мест — на данный момент такой практики нет. Есть случаи, когда люди самовольно увеличивают»,

— признал Игорь Свинцицкис.

Взбунтовавшиеся сотрудники Нового Болдерайского кладбища обратились к главе Рижского управления кладбищ Игорю Свинцицкому. Он начал проверку фактов, однако сразу же ушел в отпуск.

В руководстве Департамента жилья и среды Рижской думы, чьим структурным подразделением является Рижское управление кладбищами, «Личному делу» сообщили, что смогут дать комментарий только после того, как разберутся с тем, что происходит на Новом Болдерайском кладбище.  

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить