Минюст: британские службы могут забирать детей из Латвии. Но — только по решению латвийского суда

Сегодня Министерство юстиции Латвии получило официальные документы от британских социальных служб, занимавшихся делом семьи латвийских граждан с четырьмя детьми. Английский суд ранее постановил, что дети должны быть возвращены в Великобританию и помещены под опеку за пределами семьи — пока временно. В поступивших документах требования выдачи детей Англии не содержится, особо подчеркнул в разговоре с Rus.lsm.lv начальник Отдела сотрудничества по вопросам детей Департамента Минюста по юридическому сотрудничеству Агрис Скудра. Однако такое право у англичан есть, и соответствующая процедура законодательством предусмотрена.

КОНТЕКСТ

Семья латвийских граждан проживала, как уже писал Rus.lsm.lv, в Англии с 2011 года. В октябре местные органы социальной защиты пришли к выводу, что дети, возможно, подвергаются жестокому обращению. До разъяснения обстоятельств дела все четверо несовершеннолетних граждан Латвии с согласия матери и отца были переданы на попечение бабушки и дедушки (которые также живут в Англии). Спустя некоторое время родители забрали детей и бежали с ними с начала в Ирландию, а оттуда в Латвию. После этого Семейный суд округа Блэкбурн и Дарвен постановил, что «дети должны быть возвращены в Соединенное Королевство, которое является единственной юрисдикцией для рассмотрения вопроса их безопасности. Они должны получить опеку (ранее тот же суд счел, что «бабушка и дедушка не являются надежной опекой» — Rus.lsm.lv) как минимум на короткое время, пока все обстоятельства не будут разъяснены».

«Еще на прошлой неделе именно относительно этой семьи у нас не велось ровно никакого делопроизводства — ни мы от британской стороны не получали каких-либо бумаг, ни они от нас (мы, Министерство юстиции, лишь обеспечиваем сотрудничество между латвийской и британской сторонами, то есть в тех случаях, когда британцы чего-то просят от нас или латвийские службы — от британских), — рассказал Rus.lsm.lv Агрис Скудра, возглавляющий в Министерстве юстиции Отдел сотрудничества по вопросам детей в Департаменте по юридическому сотрудничеству. — Только в понедельник, 14 декабря, мы получили известия от британской стороны. В письме нас информируют, что вот, возникла такая-то ситуация, подробно излагают суть дела и просят передать сведения латвийской ответственной службе. В данном случае это — Сиротский суд. Подчеркну, что

в пришедших бумагах НЕТ требования изъять детей и вернуть в Великобританию. Что с семьей будет дальше? Сиротский суд будет разбираться,

обоснованы ли были опасения британских служб, и как теперь быть.

Уточним по порядку. Эти дети там не были изъяты из семьи. Они были временно, на период расследования, по соглашению с соцслужбами, помещены под опеку родственницы — бабушки. Что проистекает и из судебного решения, на которое вы ссылаетесь. Родители нарушили это соглашение — отправившись к бабушке, забрав детей и уехав в Ирландию.

Благодаря чему мы вообще узнали об этой семье?

Как только эта ситуация с соцслужбами в Англии возникла, мне звонила мама. Рассказала, какая сложилась ситуация. Я ей рассказал, что ей нужно сотрудничать с соцслужбами, поинтересовался, не требуется ли ей переводчик, на что получил ответ — я сама переводчик.

Было это все в середине ноября. Числа 12-13-го это у них случилось, и 13 или 14 ноября она мне позвонила. На том все и кончилось. Но это было, когда еще все было, условно, в порядке: и родители, и дети еще были в Великобритании. Ни они сами от нас не требовали что-то делать, ни британские службы.

Поэтому я не вполне понимаю заголовки в масс-медиа: «Британский суд велел Латвии отдать детей». И еще хуже, вы приписали — для дальнейшей адопции! Где это написано? Не нужно искусственно сгущать краски. Да, вы пишете — «возможной». Но возможно много чего! Я считаю это спекуляциями. Потому что в данном случае, в первую очередь, никаких требований Латвии не было предъявлено. (Публикация Rus.lsm.lv была озаглавлена «Англия требует вернуть из Латвии четырех детей — граждан ЛР для возможного усыновления». В ней цитировался фрагмент вердикта: «Мать и отец должны без малейшего промедления вернуть детей под юрисдикцию Англии и Уэльса. Местные органы власти [Блэкбурна и Дарвена] должны довести содержание настоящего ордера до соответствующих властей Республики Ирландия и Латвии». — Rus.lsm.lv)

Есть два решения [британских служб], которые попали в поле зрения СМИ. Первое — о мерах защиты детей: о том, что

социальные службы, поняв, что бабушке больше доверять нельзя, так как она внуков отдала родителям, теперь хотят поместить детей на воспитание в британскую семью,

потому что бабушка не выполнила условия соглашения. Это решение от 19 ноября.

А 20 ноября было следующее решение — о защите [прав детей за пределами Великобритании], которое, кстати, действовало до 26 ноября — и нам неизвестно, было ли оно продлено (в опубликованном на официальном сайте суда вердикте есть пометка Judgments Approved 5.12.15, т.е. «решения одобрены 5 декабря 2015 г.» — Rus.lsm.lv).

Британские службы откуда-то (мы опять-таки не знаем, откуда) узнали, что семья уже в Ирландии и, вероятно, направится оттуда в Латвию, поэтому объявили: семье запрещается покидать юрисдикцию Ирландии в любом ином направлении, кроме Великобритании. 

Гипотетически, возможных вариантов в ситуациях, подобных возникшей с этой семьей, насчитывается три.

В первом случае — если британские чиновники пришлют что-то, связанное с уголовщиной. Например, за родителями может числиться задержание полицией или какое-то наказание за правонарушения. И тогда в рамках уголовного дела британские правоохранительные органы могут прислать в связи с невыполнением решения по уголовному делу ордер на арест — но он пройдет не через Министерство юстиции, а по линии наших правоохранительных органов. Но, повторюсь — это мы с вами теоретизируем «что может быть, если…»

Второй возможный вариант — это нарушение Гаагской конвенции, а именно гражданско-правовой защиты детей в случае их похищения. Это если лица, имеющие права [опеки над детьми], без согласия других лиц или учреждений перемещают детей с их места жительства в другое место.  

Гаагская конвенция, похищение детей — это обычно ситуации «родитель — родитель». Мама жила с ребенком здесь — а в один прекрасный день забрала его и уехала туда... В случае [с этой семьей] ситуация обратная: если у соцслужб имеются какие-то права на соответствующего ребенка в Англии, они могут затребовать в рамках [Гаагской] конвенции вернуть ребенка обратно в Англию, чтобы рассматривать процесс там.

Если мы такой запрос получим от центрального учреждения в Англии — а у них это [британское] Министерство юстиции, — то мы, наше министерство, перешлем его Зиемельскому суду Риги, который является единственным в Латвии компетентным учреждением, которое может рассматривать вопросы в рамках [Гаагской] конвенции.  Таким образом, первая инстанция — Зиемельский суд, вторая — Окружной суд, решает, был или не был неправомерным увоз ребенка в понимании конвенции, и возвращать или не возвращать.

И если суд решит — возвращать, то тогда надо возвращать. Но это будет решение латвийского суда!

Третий вариант — если британскими службами принято решение о водворении ребенка в семью на воспитание. Есть такой механизм — они могут просить о признании и выполнении решения одной страны-участницы [ЕС] другой страной-участницей. И это тоже решит суд — признается ли это решение британского суда здесь, в Латвии. (Как и тот порядок, в котором детей придется возвращать, если придется.) И если оно не признано — то и не подлежит выполнению. Но если признано — его нужно будет выполнять.

Однако это всё наши с вами теоретические выкладки и допущения. Вначале от британской стороны должен поступить соответствующий запрос. В данном случае именно требование вернуть детей не поступило.

И, наконец, может быть и так, что британцы от нас не потребуют ничего. Во многих ситуациях наблюдается, что латвийцы, как только возникают проблемы с британскими соцслужбами, из опасений, что у них отнимут детей, сразу бегут в Латвию (как поступили и родители в данном случае).

Допустим, дети у наших сограждан еще не были изъяты, но в семье что-то было не так, был надзор со стороны соцработников, консультации — а семья уже перепугалась и вернулась на родину. Тогда у нас есть вот что: тамошняя социальная служба извещает, что такая-то и такая-то семья была в нашем поле зрения в связи с тем-то и тем-то, у нас есть информация, что она может находиться в Латвии, и пожалуйста, перешлите вашим ответственным учреждениям сведения, чтобы они могли наблюдать за ситуацией.

Тогда, конечно,

Сиротскому суду нужно проверить, все ли у семьи хорошо. Такого рода сотрудничество у нас ведется в обоих направлениях. Что, в общем-то, и проиллюстрировал инцидент с конкретной семьей и ее четырьмя детьми. Теперь их дальнейшей судьбой займется Сиротский суд.

Он обязан будет проверить, имелись ли основания опасаться за соблюдение прав детей в этой семье, и должен будет в случае необходимости работать с родителями, привлекать специалистов — психологов, соцработников».

P.S. от редакции Rus.lsm.lv. Из британского вердикта прямо следует, что посольство Латвии в Лондоне было в курсе дела и связывалось с местными социальными службами. Однако какие именно действия для защиты законных прав и интересов шести латвийских граждан предприняли сотрудники МИДа, Rus.lsm.lv пока выяснить не удалось. До сих пор ведомство отказывалось от ответа, ссылаясь на закон о защите личных данных (хотя вопросы Rus.lsm.lv предполагали сохранение полной анонимности семьи, установленной и английским судом).

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно