«Литва сейчас фактически — финтех-держава Европы»

Латвийский и эстонский банковские регуляторы, борясь с отмыванием, чинят препоны всем входящими в их юрисдикции деньгам. Литва же создает максимально дружественный режим для финансовых технологий, в том числе небанковского кредитования и платежных сервисов. О том, почему это так и легко ли запустить в Литве финтех-стартап, Rus.Lsm.lv рассказывает основатель вильнюсского акселератора стартапов Baltic Sandbox россиянин Максим Постников.

КОНТЕКСТ

В 2017 году в Литве была введена облегченная банковская лицензия (Specialised Banking License — SBL), которая отличается от обычной только тем, что не дает права на оказание инвестиционных услуг. Уставной капитал, требуемый от компании, работающей по этой лицензии, составляет 1 млн евро, что в пять раз меньше, чем в среднем по ЕС. В 2018 году Центральный банк Литвы стал принимать документы на получение лицензии онлайн. Банк Литвы предоставляет поставщикам платежных услуг доступ к Единой платежной системе в зоне евро (Single Euro Payments Area) через собственную платежную систему Centorlink, присваивая ее участникам IBAN— и SWIFT— /BIC— коды. Это открывает возможности для трансграничной деятельности. В прошлом году в международном рейтинге финансовых технологий Findexable Литва заняла 4-е место.

— Максим, вы помогаете финтех-стартапам?

— У нас в портфеле было несколько финтех-стартапов .

Литва сейчас фактически — финтех-держава Европы

Как это получилось? Некоторое время назад центробанк Литвы принял решение развивать финтех-стартапы и очень сильно упростил регулирование. В Литве удобно получить банковскую лицензию, облегченную банковскую лицензию или лицензию платежного учреждения ЕС. Стоимость вполне приемлемая, и выдаются они очень быстро. К тому же вся документация подается на английском.

Поэтому финтех сейчас — визитная карточка Литвы. Государство заинтересовано в том, чтобы финтех-компаний было как можно больше. Эта политика привела к тому, что, например, популярная в последнее время платежная система Revolut из Великобритании во всей Европе сейчас работает по литовской банковской лицензии. TransferGo (сервис онлайн-переводов для трудовых мигрантов, основанный литовцами в Великобритании — М.К.) и Google Payment тоже. Таким образом, Литва является сегодня страной номер один в Евросоюзе по числу выдаваемых банковских лицензий. До «брексита» это была Великобритания.

Любой продукт — это большая ответственность, и чем лучше он протестирован, тем больше у него шансов на успех. В Литве финтех-стартапы имеют возможность работать в режиме «регуляторной песочницы» с реальными клиентами. Вы можете начать взаимодействовать с финансовой экосистемой: с центробанком, с разными банками в тестовом режиме до того, как ваша технология выйдет в мир. Если у вас что-то пошло не так, центробанк вежливо вас поправит и поможет вам разобраться. Во многих других странах, если вы создаете финтех-стартап, и у вас что-то пошло не так, вы садитесь в тюрьму, потому, что это может быть расценено как финансовая махинация.

— В последние годы в странах Балтии идет широкая кампания по противодействию отмыванию денег. Регулирование ужесточается, банки стали сверхосторожным, и клиенты из латвийских и эстонских банков бегут. При том, что деньги отмывались во всех трех странах, в Литве эти процессы не так ярко выражены. Чем вы это объясните?

— Во-первых,

деньги отмывались, в основном, в Латвии. Проблема Литвы заключается в том, что большая часть населения планеты не знает разницы между ней и Латвией

и не сможет показать эти страны на карте. Поэтому, когда они слышат, что в Латвии произошел большой скандал с отмыванием российских денег, для них это то же самое, что скандал в Литве. Так что мы все в одной лодке, и Литва немного попала под удар. Это — во-первых. Во-вторых, во всех европейских банках сейчас ужесточается комплаенс. У меня лично открытие счета для физического лица в Испании, несмотря на все мои европейские виды на жительство, заняло больше месяца, хотя еще десять лет назад счет в испанском банке гражданин России мог открыть условно за день.

Но это касается не только денег из России или Таможенного союза, это касается любых денег из развивающихся экономик. Еще больше проблем, чем у россиян, возникает у китайцев. И в Литве в этом смысле порядки ничуть не хуже и не лучше, чем в любой среднестатистической европейской стране. А вот в Латвии, которая сильно обожглась об этот скандал, как раз большие проблемы, и сейчас гражданину России, Беларуси или Украины открыть счет у вас в Латвии чревато серьезными трудностями.

— Я как раз имею в виду проблемы не банков, а платежных систем. В Эстонии в прошлом году закрыли сервис GFC из-за того, что компания не справилась с требованием регулятора по противодействию отмыванию денег. Остается ли какая-то фора перед банками у платежных сервисов в Литве, которые, как известно, имеют более широкие возможности, чем аналогичные латвийские и эстонские компании, нет ли тенденции к ужесточению надзора?

— При общей европейской тенденции к ужесточению надзора Литва имеет одно существенное отличие. Поскольку страна взяла осознанный курс на финтех, все эти вещи там происходят быстрее: вы быстро получите ответ от центробанка, пояснение от регулятора, например, что вы делаете не так, какой должна быть ваш KYC (система «знай своего клиента» — Rus.Lsm.lv) или как правильно выстраивать комплаенс.

В Испании или Эстонии эти вопросы могут занимать несколько месяцев, в Литве — несколько дней, в худшем случае недель.

Я также знаю, что в разных странах различаются требования к уставному капиталу банка или финансовой компании. В Литве сумма, которую вам необходимо иметь на счете, существенно меньше, чем, например, в Люксембурге. Но что касается пакета документов, который люди должны представить для прохождения комплаенса, то регулирование примерно одинаковое везде. При этом процедуры везде постоянно ужесточают: больше документов, больше справок и так далее. Вопрос, насколько быстро будут рассматривать документы.

— Если комплаенс и KYC для платежных систем так же строг, как и для банков, влияет ли это на стоимость их услуг? Они все еще дешевле, чем банки?

— Стоимость услуг для клиента не всегда напрямую обусловлена затратами, которые компания несет на оказании этих услуг. Она часто больше связана с рынком и текущей ситуацией. Чтобы достойно конкурировать на рынке, все современные финтех-проекты стремятся сделать свои услуги для конечного пользователя максимально дешевыми, при этом неважно, зарегистрированы вы как банк в Германии или в Литве. И это значит, что какое-то время вы даже, возможно, будете работать в минус. Но в Германии это будет большой минус, а в Литве ваши операционные расходы будут ниже, потому что overhead —  дополнительные расходы на взаимодействие с регулятором — очень низкие за счет скорости.

— Какие ниши в области финтеха сейчас актуальны, кроме потребительских?

— Все, что связано с любыми транзакциями, с кэшбэком, использованием данных для получения более индивидуальных услуг, — все это подпадает под определение «финтех». Он везде, где можно улучшить финансовое взаимодействие между несколькими контрагентами. Фактически, мы можем взять абсолютно любую нишу реального бизнеса, и в ней найдется место финтех-проекту.

Навскидку: зеленая энергия. Вот есть индустрия, которая занимается получением энергии из возобновляемых источников, например, ветряные электростанции. Чтобы эту энергию продавать потребителям, нужно финтех-решение, которое позволит сделать это максимально прозрачно и эффективно. Возьмем кредитование малого бизнеса. Для того чтобы внедрить эффективную скоринговую модель оценки клиентов, тоже может пригодиться финтех-решение. Я вообще склонен считать, что

нет такой ниши, как финтех. Это что-то, что пронизывает все области бизнеса, и даже все области человеческой жизни,

в которых участвуют деньги в том или ином виде.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно