Личное дело

Мышьяк в Калифорнийском вине?

Личное дело

Литовский остров безопасности

Кому не доверяют гостайну?

«Личное дело»: Кому не доверяют гостайну?

Разве есть люди, никогда не желавшие заглянуть в документы под грифом «Секретно» и узнать самые сокровенные тайны государства? И что за информация так тщательно скрывается? В основном, это вопросы госбезопасности, а также экономические интересы, приоткрывает завесу тайны передача «Личное дело» на LTV7.

Гостайну делят на уровни: особо секретная информация, секретная и конфиденциальная.

Утечка конфиденциальной информации может сильно ударить по конкретному ведомству. Потеря секретной информации уже испортит отношения с другими странами. А последствия утечки особо секретной информации – вплоть до военного нападения на Латвию, внутренних беспорядков и терактов. 

«Есть ряд эпизодов, когда государство могло удачно что-то прокрутить, но этого не случилось. То ли потому, что что-то не состоялось, или же, судя по всему, из-за утечки информации. В таких случаях государство не получило денег или не смогло занять каике-то важные позиции», - говорит Арнольд Бабрис – бывший высокопоставленный сотрудник Бюро по защите Сатверсме.

По закону нельзя засекречивать информацию о стихийных бедствиях и катастрофах, состоянии среды, здравоохранения, образования, и демографической ситуации. Запрещено скрывать данные о нарушениях прав человека, случаях коррупции и незаконных действиях должностных лиц. Также незаконно утаивать сведения об экономическом состоянии государства и наполняемости бюджета.

Круг избранных, у которых есть специальный доступ, невелик. Кому можно доверять секреты, а кому нет – решают спецслужбы.

Есть три категории допуска. Низкую и среднюю дает Полиция безопасности, а также Военная разведка и контрразведка. За самую высокую категорию допуска, в том числе к секретам НАТО, отвечает Бюро по защите Сатверсме.

Разрешение может быть выдано на разный срок. Например, министра здравоохранения Гунтиса Белевича допустили к гостайне на 7 месяцев. Максимум же - 5 лет. Кандидатов тщательно проверяют.

«У нас есть круг людей, которых посвящаем в государственные тайны. И мы должны знать, что они стерильны. Превентивно в допуске отказывают тем, у кого есть склонность к предательству, зависимости, которых можно вербовать. Они заранее исключаются из списка», - поясняет Бабрис.

Но юрист Айвар Боровков считает, что таким образом спецслужбы многим губят политическую карьеру:

«Без всяких комментариев снимают человека с трассы и тем самым глупо портят его карьеру. В будущем он навряд ли может вернуться в политику. К тому же, его будут преследовать опасения, что против него вытащат что-то старое»

Из депутатов Сейма, подавших заявки, а их подают не все, трое получили отказ. Один из них пока неизвестен. Второй - депутат от Единства Вейко Сполитис. Отказывается давать комментарий. Впрочем, не так давно он оказался в центре скандала – попался пьяным за рулем. Возможно, это и есть причина. Третий депутат - от Согласия Зента Третьяк.

Зента Третьяк 34 года проработала в системе внутренних дел. Была начальником уголовного розыска в Елгаве, потом возглавила Управление полиции в Добеле. Была первой женщиной в Латвии, которая занимала такие посты и везде имела доступ второй категории.

«Для меня это решение непонятно. И в то же время – неприятно, что проработав столько лет в системе, сталкиваешься с недоверием. Если кому-то от этого радостно, это даже чувство унижения», - сказала Третьяк.

Впрочем, в парламенте есть и другие депутаты, которым не доверяют спецслужбы. Допуска нет у главы Народно-хозяйственной комиссии Сейма Романа Наудиньша. Отказали, когда он еще был министром среды и регионального развития. Правда, говорить об этом он тоже не хочет.

В свое время к секретам не допустили Яниса Урбановича, ему пришлось покинуть комиссии по Нацбезопасности. Не стоит претендовать на гостайну Карлису Креслиньшу и Янису Адамсонсу. И по мнению последнего, допуск к гостайне зачастую используется в качестве инструмента политического давления.

Все участники в один голос заявляют: систему допуска надо менять. Юрист Боровков считает: критерии допуска-недопуска должны быть четко опредлены, человек должен иметь право себя защитить.

Депутат Адамсонс предлагает систему вообще отменить, если работаешь с секретными документами просто подписываешься об уголовной ответственности за разглашение. А бывший работник спецслужб Бабрис увере:, надо увеличить личную ответственность всех без исключения, как тех, кто секреты разбалтывает, так и тех, кто собирает досье, насколько объективно он это делает.

Но несмотря на несовершенство системы, менять ее пока никто не собирается.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить