Открытый вопрос

Легко ли латвийскому потребителю быть патриотом местной продукции?

Открытый вопрос

Обзор событий недели

Кризис как возможность

Кризис не для всех: как Covid-19 повлиял на латвийских производителей

Нынешний кризис в Латвии не такой уж всеобщий, как принято думать, а будущее экономики страны связано с дальнейшим развитием производства, информационных технологии и диверсификацией продуктов и рынков, считают участники дискуссионной передачи «Открытый вопрос» на Латвийском радио 4.

Не надо обобщать

«Я не вижу такого, чтобы бизнес был очень пессимистичен. На предприятиях, с которыми я знаком лично, никакого пессимизма нет», — охарактеризовал настроения предпринимателей во время нынешнего кризиса Нормунд Бергс, председатель правления латвийского производителя телекоммуникационного оборудования SAF Tehnika.

Он обратил внимание, что «ковидный» кризис ударил по определенным секторам: транспортному (особенно по пассажирским перевозкам), гостеприимству, общественному питанию. А в производстве, по его словам, особого спада не было.

«Вот airBaltic действительно большой спад. И, конечно, у гостеприимства. Но, опять же, в первую очередь у тех дорогих гостиницы и ресторанов в Риге, которые специализируются на зарубежных гостях. А вне Риги у отрасли был едва ли не лучший год в истории, потому что все те, кто не смогли уехать отдыхать за границу, поехали отдыхать в лес. Плюс — весь шоу-бизнес очень недоволен. А в производственном секторе все вообще неплохо. То есть не надо обобщать. Надо говорить о секторах, а там картина очень разная», — считает предприниматель.

Заказов очень много

По его словам, во время пандемии несколько новых продуктов SAF Tehnika привлекли довольно много внимания, но в паре случаев это был в основном «большой шум, а бизнеса —  не очень много».

«А вот что действительно пошло и, думаю, может обеспечить очень большой спрос на годы вперед, — это измерение уровня CO2 в помещениях. Потому что вирус распространяется с помощью аэрозоля, капелек, которые мы выдыхаем. И чтобы оценить качество воздуха, качество вентиляции, лучший способ — измерять CO2. И

вдруг везде, начиная с детских садов и школ и кончая другими общественными зданиями, люди поняли, что это все-таки надо измерять, что во многих случаях это может быть вопросом жизни и смерти.

И по этому продукту у нас заказов очень много, так что это сейчас основная проблема, которую мы решаем — как увеличить объемы производства», — рассказал гость «Открытого вопроса».

Рассуждая о выживании во время кризиса, Нормунд Бергс отметил значение «подушки безопасности» (то есть запасов денег на счету).

«У нас в SAF есть принцип: мы держим средства в таком объеме, чтобы можно было прожить полтора года вообще без заказов. Если ты работаешь и не имеешь запасов, то когда теряешь работу, тебе очень плохо. Но если у тебя есть запас на три месяца — на полгода, у тебя есть время придумать, что же делать. Это самое важное — нужно иметь запас времени», — считает он.

Лучший год в истории

Другой гость передачи, основатель многоотраслевой группы UPB Улдис Пиленс тоже рассказал, что сейчас строится завод по производству железобетонных продуктов, развивают производство транспортного бетона и др.

«Вообще это у нас лучший год за 30-летнюю историю UPB. Сейчас все идет в гору. Год может быть самым удачным и по обороту, и по объему инвестиций в технологии. […]

В первые два месяца пандемии мы притормозили, чтобы понять, как развивается ситуация и чтобы аккумулировать ликвидность на всякий случай. Потом поняли, что все не так страшно, и сразу начали развивать этот проект завода — уже строим.

Наши производства есть по всей территории Латвии, и с ними все нормально. Со спадами, подъемами, с необходимостью быстро реагировать, с дисциплиной, чтобы не допустить заразу на территорию завода. Но это новые времена, которые требуют новых условий. И это не значит, что все останавливается», — рассказал глава холдинга, консолидированный оборот которого в 2019 году достиг 213 миллионов евро.

Оценивая влияние нынешнего кризиса, Улдис Пиленс заметил: «Я бы сказал, кризисы — это главный фактор, который подталкивает нас к развитию. Не даром говорят, что времена кризиса — это времена предпринимателей. Тот, кто понимает, куда движется мир и экономика в новом состоянии, тот оказывается более успешным, чем те, кто понимают это слишком поздно».

Нужны большие и малые

Что касается дальнейшего развития экономики с учетом последних трансформаций (резкое уменьшение роли транзитного бизнеса и банков, дигитализация многих процессов и др.), то, по мнению Нормунда Бергса, основной рост будет в производстве и ИТ-секторе.

«По отраслям довольно легко назвать. Это все то, что у нас уже есть. Это там, где есть наука, где есть  образование, где есть уже существующие предприятия — они просто должны расти, придумывать новые продукты, завоевывать новые рынки», — сказал он.

У. Пиленс полагает, что залогом устойчивости является диверсификация — и отраслевая, и в том, что касается размера компаний.

«Бури лучше всего переносят те леса, где есть и большие деревья, и средние, и маленькие, и кусты. Вот вся эта разнообразная экосистема выдерживает бурю. И наша экономическая экосистема должна быть такой же разнообразной. Нужны и большие мощные предприятия, которые уже освоились на экспортных рынках, нужны средние, маленькие, нужны стартапы», — полагает предприниматель.

Лишний лес как возможность

Вероятно, кризис откроет новые возможности и для лесной отрасли. Руководитель информационного центра при Института развития леса и лесных продуктов Игорь Красавцев отметил, что на спрос на латвийские строительные материалы, энергетические продукты (в основном гранулы) и мебель в Европе не сократился, а по некоторым направлениям с лета даже возник небольшой бум.

«У нас сейчас сложная ситуация в лесном хозяйстве. Кризис ударил по потреблению бумаги. До этого планировалось небольшое сокращение каждый год, но сейчас мы видим, что потребление офисной бумаги, газетной упало на 25% или даже больше. Из-за чего мы не можем реализовать часть леса, который мы рубим — балансовую древесину. Для нее сейчас рынка нет. От этого страдают как собственники леса, так и лесопильные предприятия. [...]

Боюсь, это довольно системный кризис. Дигитализация пришла в наш дом, и мир поменялся, и все будет по-другому.

Но это же и возможность в том смысле, что у нас в Латвии появляется 2-3 миллиона кубометров древесины, которые можно использовать здесь для производства каких-то новых других продуктов. Конечно, это непростой вызов, но на выходе эта ситуация может оказаться для нас выгодной», — считает специалист.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить