Как в Огре нехватка денег спасла историческую застройку (ФОТО)

Отправляясь в Огре, многие ищут довоенную архитектуру, историю, сосновые леса и речные пейзажи. Город известен как бывший курорт, а его архитектуру в глазах многих определяют довоенные частные дома. Однако на образ Огре повлиял и другой, часто игнорируемый период, приметы которого мы видим, проезжая или отправляясь на прогулку по его улицам, сообщает LTV.

В первой половине ХХ века в Огре жили неполные две тысячи человек; посещаемость города была сезонной. Спустя 50 лет, на момент обретения независимости Латвии, Огре своим домом называли уже 30 тысяч жителей. За счет чего произошел такой скачок? «Виновником» могли быть шестидесятые годы, когда был разработан, вероятно, самый масштабный план развития в истории города, а в экономике и самом пейзаже Огре появилось множество нововведений, отпечаток которых на городской среде и человеческих жизнях чувствуется и сегодня.

План развития Огре (1967).

Трикотаж — с размахом!

Рост Огре начался вскоре после войны, когда в в 1950 году город стал районным центром. Первый современный в нашем понимании план развития города разработали в 1933-м, и он, как сам Огре, был намного проще и скромнее. Следующая «схема развития города» появилась в 1954 году, но и в ней Огре оставался бывшим курортом с характерной застройкой — санаториями, дачами, зонами нетронутой природы.

В схеме 1954 года уже был намечен первый жилой массив Огре — так называемый Гривский район, который возвели в 1960 году с традиционными для того времени «хрущевками» в стиле рационализма из силикатного кирпича. Но эта схема не предполагала большого разрастания города, и потому похожих кварталов в Огре не много, поскольку необходимости в обширных жилых площадях просто не было.

Жилмассив у пр. Гривас в наши дни.

Ускоренный прирост населения начался спустя несколько лет, когда в 1965-м начали строить, а в 1970-м достроили Огрский трикотажный комбинат, который на тот момент, возможно, был крупнейшим в Европе. На прирост численности жителей повлияла потребность в рабочих руках и во время строительства, и потом, для обслуживания комбината.

О размахе тех лет говорит тот факт, что новых работников в Огре стала готовить специальная техническая школа, а с 1972 года предприятие стало выпускать свое издание Ausma («Заря») на латышском и русском языках. В наши же дни оно уже под именем Ogres trikotāža выполняло заказы для таких всемирно известных брендов, как Ungaro, Pierre Cardin un Marks&Spencer.

Огрский трикотажный комбинат в наши дни.

Планирование — с размахом!

Строительство трикотажного комбината было включено в план развития Огре, работа над которым закончилось в 1967 году и который городской планировщик и член Общества развития Огре Улдис Апинис называет «самым радикальным» в истории города. Этот документ включал масштабные магистрали и транспортные узлы, не построенные и по сей день.

Один из этих объектов — путепровод через железную дорогу в Яуногре недалеко от трикотажного комбината. Улдис Апинис признаёт, что идея была логичная: использовать повышение рельефа, чтобы построить путепровод, который естественным образом подключался бы к улице Ригас (шоссе Рига — Даугавпилс). Сегодня о нереализованной идее свидетельствует совсем короткий участок улицы Леона Паэгле, единственный, идущий к улице Ригас резко наискосок.

Яуногрский путепровод остался на плане.

Второй нереализованный, но сравнительно прогрессивный транспортный объект — железнодорожный туннель, который должен был пройти под путями по проспекту Кална. В то время его строили, как альтернативу круговой развязке для автомобильного сообщения вокруг запланированных строительных работ. Третий обозначенный в плане объект — кругообразный перекресток для съезда с шоссе Рига — Даугавпилс к местным огрским улицам примерно там, где сейчас находятся улицы Карьера и Ауструму.

Планировавшийся ж/д тоннель на пр. Кална.

Кроме того, большие перемены в связи с городским променадом были запланированы в связи со строительством Рижской ГЭС. Предполагалось, что, когда вся дельта реки Огре будет впадать в Даугаву, весь Огрский остров окажется затоплен. Поэтому в плане появилась идея создания «бастиона» треугольной формы, который стал бы пляжем и зоной отдыха. Но затопление из-за ГЭС оказалось не таким большим, поэтому на бумаге остались и ликвидация Огрского острова, и создание пляжной зоны.

Территория на плане Огре под зону отдыха.

Все перечисленные идеи, скорее всего, не дошли до реализации по одной причине: размах планов был намного больше, чем позволяли средства. Были реализованы проекты, связанные с утилитарными потребностями: комбинат, жилмассив, детские сады и школы — а денег на большие, но на тот момент не остро необходимые транспортные узлы и путепроводы не хватило. С другой стороны, это и позволило сохраниться исторической частной застройке.

И в то же время оказались реализованы вещи, которых план не предусматривал. Во-первых, Огрский остров по-прежнему над водой, и на нем возник живописный променад. К сожалению, из-за строительства островной дамбы устье реки изменилось, что порой приводит к затоплению во время ледохода.

Во-вторых, участок улицы Бривибас от железнодорожной станции до здания самоуправления сегодня принадлежит только пешеходам. Там, где сейчас находится центральный променад, раньше была вполне традиционная улица с переездом через железную дорогу. Планы насчет променада были еще в 1980-х. Но хотя тогда это можно было сделать быстрее, поскольку не надо было решать вопросы частной собственности, улицу стали постепенно отдавать пешеходам только в начале 2000-х, и в результате она стала неотъемлемой частью образа Огре.

Жилье — с размахом!

В те времена был реализован и план строительства жилого массива в Яуногре, который, несмотря на неоднозначную сегодняшнюю оценку, вполне соответствовал царившим тогда настроениям. Как отмечает Улдис Апинис, в 1960-е люди во всем мире хотели чего-то нового, модернового, футуристического — так было и на Западе, так было и в СССР. Архитектор и товарищ Улдиса по Обществу развития Огре Зигмар Яуя говорит, что сейчас, находясь в жилмассиве Яуногре, мы попадаем в город мечты тех лет. Возможно, надо только понять, как его приспособить к сегодняшним потребностям.

Вид на жилмассив Яуногре.

В первую очередь следует обратить внимание на первые изменения в плане развития, о которых свидетельствуют территории, отмеченные желто-оранжевым. На карте они обозначали довоенную застройку, которую предполагалось «реконструировать» — иными словами, снести и на освободившемся месте построить новые многоквартирные здания. Собственно, часть массива Яуногре так и появилась — за счет радикальной «реконструкции» старой застройки, от которой чудом сохранились лишь отдельные дачные домики.

Напротив оранжевых зон планировалось создать полностью новые жилые массивы — там, где до войны были влажные луга. Когда-то там паслись коровы, может, зимой люди катались на лыжах, но в целом это были практически не используемые территории. В связи со строительством комбината и необходимостью его обслуживать застройка этой территории давала возможность решить проблему расселения растущего числа рабочих.

Строительство — с размахом!

Архитектуру 1960-х или тесно связанную с этим десятилетием можно найти практически на каждом углу. Она определяет частные, общественные, индустриальные и даже связанные с природными зонами объекты. Можно начать с известного многим арочного моста (авторы проекта — В. Салцевич, Я. Менесс, Т. Виткус), который в 1966-м соединил центральную часть Огре с Парогре и вел к построенной в 1965-м Огрской эстраде (автор проекта Э. Шенбергс), где в 1986-м состоялся концерт группы Pērkons, сделавший этот объект знаменитым.

Эскиз Огрской эстакады. Эдгар Шенбергс.

В это десятилетие вписывается также упомянутая Огрская трикотажная фабрика (1965 — 1970 гг.), жилой массив Яуногре (конец 1960-х — начало 1970-х), школы и детские сады. Еще есть множество частных домов, которые смогли сохранить характер того времени и, по выражению З. Яуи, «выглядят, как иллюстрация из архитектурного журнала».

Один из самых ярких объектов той эпохи в городе — заправочная станция, возведенная 20-м объединением строителей Дорожного управления Огре, которое само получило собственное новое здание (построенное в классическом стиле советского модернизма) в 1973 году.

Автозаправочная станция в Огре.

Конструкция АЗС инновационная и уникальная (другой такой же объект есть только в Эстонии), и это один из первых объектов советского времени, получивший в наши дни статус охраняемого памятника архитектуры.

В 2014 году, готовясь к большой выставке на архитектурной биеннале, агентство NRJA, которое представляет Зигмар Яуя, провело большое исследование советского модернизма. В результате заправочной станции в Огре и многим другим объектам в 2016 году присвоили статус охраняемых. А вскоре после этого АЗС здесь закрылась.

Наконец, самый известный природный объект, который хоть и находится в Икшкильском крае, у многих ассоциируется с Огре — карьер Дубкалну в Синих горах: один из самых популярных среди [латвийских] пользователей Instagram водоем появился в 1959 году.

Один из первых и редких советских архитектурных памятников, эстрада, которая стала знаковым местом для целого поколения латышей в 1980-х, и даже искусственно созданный природный объект — все это характеризует Огре 1960-х, и все это — советское наследие.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить