Как ЦРУ выиграло выборы в Сербии 2000 года

Во времена холодной войны вмешательство разведок США и СССР в выборы многих стран было обусловлено идеологическим противостоянием – противникам нужно было продвигать удобных для них лидеров. В 21 веке обвинения руководства России в манипулировании чужими выборами не стихают. Однако и ЦРУ в новые времена участвовало по меньшей мере в одной такой скрытой операции, утверждает американский историк и писатель.

Отвечая на вопросы о вмешательстве России в президентские выборы США 2016 года российский президент Владимир Путин либо отрицает какое-либо воздействие, либо переходит в контрнаступление. В июне 2017 года в интервью телеканалу NBC он заявил, что «Соединённые Штаты везде, по всем миру, активно вмешиваются в выборные кампании других стран».

«Члены правительств разных стран — от Киева до Брюсселя и Лондона – излагали мне свои предположения о том, что ЦРУ часто вмешивается в выборы за границами США», - пишет Дэвид Шаймер, научный сотрудник Йельского университета и докторант Оксфордского университета (специализация – международные отношения) в новой книге Rigged: America, Russia, and One Hundred Years of Covert Electoral Interference («Фальсификация: Америка, Россия и сто лет скрытого вмешательства в выборы», Knopf, 2020).

Онлайн-версия американского журнала, посвященного вопросам международных отношений, публикует отрывок из этой книги, в котором приводятся свидетельства вмешательства ЦРУ, в том числе в президентские выборы Сербии 2000 года.

Исторические прецеденты

Подобные предположения политиков вполне объяснимы — на протяжении десятилетий это было правдой, признает автор. Первая секретная операция ЦРУ по манипулированию выборами была проведена в Италии в 1948 году. На парламентских выборах победу одержала Христианско-демократическая партия, коммунисты и социалисты проиграли. Это событие на многие десятилетия определило дальнейший курс страны в направлении либерального капитализма. США активно вмешивались в предвыборный процесс — финансировали конкурентов левых сил, организовали кампанию, в рамках которой итальянские иммигранты писали письма с призывами поддерживать «правильных» кандидатов, вели пропаганду через церковь.

По словам историка ЦРУ Дэвида Робарджа, операция 1948 года стала «шаблоном» для последовавших операций во многих странах. От Чили и Гайаны до Сальвадора и Японии ЦРУ и КГБ на протяжении десятилетий вмешивались в демократические выборы. В некоторых операциях были прямые манипуляции с бюллетенями, другие манипулировали общественным мнением, но все они были разработаны и проводились с тем, чтобы повлиять на результат выборов.

Одна из таких историй случилась в Германии. В 1972 году в Бундестаге было проведено голосование о доверии канцлеру Вилли Брандту. Накануне его позиции выглядели шаткими, но генеральному секретарю КПСС Леониду Брежневу было очень нужно, чтобы Брандт остался у власти. Вопрос в пользу канцлера решили всего два голоса, и они были обеспечены усилиями КГБ и восточногерманской разведки «Штази». Двух правых депутатов Бундестага подкупили за 97 тысяч долларов – и они воздержались.

Потом холодная война закончилась, и взаимоисключающие цели Москвы и Вашингтона — распространить или сдержать коммунизм — устарели. С тех пор российская разведка вмешивалась во многие выборы разных стран, чтобы продвигать авторитарных кандидатов, сеять хаос и делегитимизировать демократическую модель, утверждает автор. Проводило ли ЦРУ подобные операции?

«Милошевич был плохим парнем»

За два года исследований автор опросил более 130 должностных лиц, в том числе бывших директоров ЦРУ, госсекретарей, советников по национальной безопасности США. В числе источников Шаймера также были генерал КГБ и бывший американский президент. На основании этих бесед он утверждает, что в 21 веке политическое руководство США рассматривало возможность использования ЦРУ для вмешательства в иностранные выборы как минимум дважды. В 2005 году в Ираке операция не состоялась. На президентских выборах в Сербии 2000 года усилия ЦРУ увенчались успехом.

Как рассказал автору Леон Панетта (глава администрации Белого дома при президенте Клинтоне, впоследствии занимал посты директора ЦРУ и министра обороны), «Милошевича считали плохим парнем, но у него было влияние, и он мог перевернуть эту часть мира вверх дном, если бы не были предприняты действия, остановившие его». Президентские выборы 2000 года предоставили такую ​​возможность.

«Вряд ли мы заявляли публично  о том, что нашей целью была смена режима. Но мы не видели Милошевича лидером нормальной страны», - вспоминает Джеймс О'Брайен, тогдашний специальный посланник Клинтона на Балканах.

С середины 1999 года до конца 2000 года общественные и частные организации США потратили около 40 млн долларов на сербские программы, поддерживая не только оппозицию Милошевича, но и независимые средства массовой информации, общественные организации и инициативы по активному участию в выборах. О'Брайен объяснил, что США таким образом стремились «выровнять игровое поле» на выборах, итоги которых Милошевич мог фальсифицировать.

Тайное и явное

Государственный департамент, Агентство США по международному развитию (USAID) и неправительственные организации, финансируемые США, оказывали влияние на сербские выборы открыто. Параллельно ЦРУ проводило тайную операцию. По словам ветерана разведки Джона Сайфера, управление поддерживало, финансировало и оказывало помощь конкретным оппозиционным кандидатам — это было главным направлением работы.

В кампанию, направленную против Милошевича, США влили миллионы долларов. Деньги передавлись наличными помощникам лидеров сербской оппозиции во время встреч за границей, увтерждает Сайфер, ставший после выборов главой резидентуры ЦРУ в Сербии.

Бывший президент США Билл Клинтон в интервью подтвердил, что он уполномочил ЦРУ вмешаться в выборы 2000 года в пользу противников Милошевича. «Для меня это не было проблемой, потому что Милошевич был хладнокровным убийцей и погубил сотни тысяч человек», - заявил Клинтон.

Точно так же, как президенты США времен холодной войны полагали, что могут укрепить иностранные демократии путем подрыва кандидатов-коммунистов, Клинтон был уверен в том, что может укрепить сербскую демократию, противодействуя Милошевичу: «Он был военным преступником. Я не рассматривал Милошевича в качестве демократического кандидата. Я считал, что он пытается избавиться от демократии». В Сербии ЦРУ не подменяли бюллетени, а воздействовали на умы. «Мы не фальсифицировали голоса и не лгали избирателям, чтобы заставить их поддержать людей, которых мы хотели видеть победителями», - объяснил Клинтон.

Лидеры Конгресса знали об этом тайном плане и поддерживали его. «Милошевич пошел вразнос. Мы не собирались вторгаться, но там был хаос, и мы должны были что-то предпринять», - утверждает Трент Лотт, лидер большинства в Сенате. Когда его информировали об операции ЦРУ, он сразу же ее поддержал.

Сотрудники ЦРУ, в отличие от других правительственных чиновников США, могли действовать тайно, и это давало дополнительные возможности. По словам сотрудника ЦРУ Дугласа Уайза, работавшего в то время на Балканах, воздействие американской разведки на итог выборов в Сербии было существенным, поскольку Вашингтон использовал «все инструменты нашей власти для достижения результата, который бы удовлетворял США».

Неизмеримое влияние

По мере приближения дня выборов Клинтон начал беспокоиться по поводу того, что Милошевич победит обманным путем. «По результатам опросов Милошевич отстает, поэтому он, вероятно, прибегнет к обману», - предположил он в разговоре с недавно избранным президентом России Владимиром Путиным. Стенограмма разговора была рассекречена только недавно. В ответ Путин выразил недовольство по поводу бомбежек Югославии силами НАТО. «С нами не консультировались при принятии решения о бомбардировке Югославии, - сказал Путин. - Это несправедливо».

Американские организации по продвижению демократии, разделяя беспокойство Клинтона, позаботились о том, чтобы Милошевич не смог фальсифицировать подсчет голосов. Одна НПО, финансируемая США, подготовила более 15 000 активистов для мониторинга учатков голосования. В день выборов представители оппозиции подсчитали бюллетени вместе с правительственными чиновниками. Подсчет голосов показал, что у Милошевича было небольшое преимущество. Параллельный подсчет показал истину: он проиграл. Начались масштабные протесты, и Милошевич, оказавшись не в силах подавить народную революцию, был вынужден уйти в отставку.

Два десятилетия спустя американские разведчики в отставке выразили уверенность в том, что их работа сыграла решающую роль в разгроме Милошевича. Измерить и оценить это влияние сложно. Однако сербские чиновники отдали должное американским разведчикам. «Многие из ключевых игроков, занявших высокие посты в новом правительстве, продолжали встречаться с нами и говорить нам, что именно наши усилия, наша помощь во всем – от рекламы до финансирования — привели к успеху», - рассказал бывший сотрудник ЦРУ Джон Сайфер.

Некоторые высокопоставленные чиновники тех времен говорят об участии ЦРУ в поражении Милошевича не очень охотно. Холодная война давно закончилась, и для Вашингтона манипуляции с выборами в Сербии стали крайней мерой. Сербский случай был «абсолютным исключением», уверяет ветеран разведки Дуглас Уйаз -- отчасти из-за злодеяний Милошевича, отчасти из-за «открытых, заслуживающих доверия и располагающих к себе» представителей оппозиции. В таких случаях, считает Уайз, «цели оправдывают средства. Есть риск, что вы, возможно, делаете что-то «не по-американски» в глазах некоторых. Но в итоге, по его словам, «геноцидный маньяк» был отстранен от власти.

Когда автор спросил Билла Клинтона, почему тайные действия ЦРУ в Сербии поощрялись, бывший президент США отвтил просто: «Существует порог смерти, и Милошевич его перешел».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно