Как приватизировали литовский «аналог Latvenergo», и почему некоторые латвийцы теперь не рады

Правительство Латвии не принимало решения вывести на биржу Latvenergo — самое ценное и самое прибыльное госпредприятие. Но представим, что это произошло. Инвесторы — в том числе тысячи простых жителей и, возможно, лично вы — выкупили четверть акций компании (в надежде на хорошие дивиденды!). Но после начала котировки на бирже акции резко дешевеют. Вы видите, что ваш пакет акций «надежного предприятия», в которое вы вложили свои кровные 5 000 евро, теперь стоит 4 089 евро. Такое в последний месяц пережили акционеры — в том числе и латвийские — Ignitis Group, литовского конкурента Latvenergo.

В начале октября литовское правительство вывело на биржу энергетического гиганта — Ignitis Group, аналог латвийского Latvenergo (но более активный и амбициозный в региональной экспансии). В конце сентября инвесторам, в том числе частным лицам (среди которых были и латвийцы), продали 26,9% компании, которая таким образом привлекла 438 миллионов евро, необходимые для развития проектов «зеленой энергии».

В Латвии правительства на протяжении многих лет обсуждают вывод принадлежащих государству предприятий на биржу — эту идею поддерживали в том числе многие министры, руководство Комиссии по рынкам финансов и капитала (КРФК, FKTK) и финансисты. В 2017 году 67% опрошенных жителей Латвии, по данным SKDS, поддержали идею котировать крупнейшие принадлежащие государству предприятия на бирже (с сохранением за государством контрольного пакета) — чтобы у каждого жителя была возможность стать акционером этих компаний. 

Пример Ignitis — не первая в Балтии за последние годы продажа государством части своего предприятия на бирже. Однако это публичное предложение акций стало крупнейшим в истории региона, а Ignitis теперь — самая большая по размеру капитализации биржевая компания в Балтии (прежним лидером был Tallink). 

Спустя месяц биржевых торгов LSM.lv подводит первые итоги частичной приватизации «литовского Latvenergo».

КОРОТКО

  1. Кому в Латвии это вообще интересно? Это ведь не наша, а литовская компания! Пока на бирже нет латвийского Latvenergo, некоторые латвийцы покупают акции литовского Ignitis.Подробнее 
  2. Триста акционеров из Латвии — разве это много? Увы: в Латвии вообще немного биржевых инвесторов.Подробнее
  3. Акции «литовского Latvenergo» стоили дорого? Да, недешево.Подробнее
  4. И сильно в итоге упали акции? На 13-18%.Подробнее
  5. А можно было купить акции Ignitis в Лондоне, сразу продать в Вильнюсе, и быстро заработать? Местные спекулянты интересовались такой операцией, но ведущие банки Латвии не пошли им навстречу. Подробнее
  6. Но почему такое падение цен? У Ignitis проблемы в бизнесе? Нет, с бизнесом все в порядке.Подробнее
  7. Если правительство Латвии выведет на биржу крупную госкомпанию, как заранее угадать, вырастет ее цена или упадет? Никак: это в очень большой степени лотерея.Подробнее
  8. Выходит, те, кто купили Ignitis по 22,5 евро, потерпели убытки? Пока они не продали подешевевшие акции — нет и убытков (или есть, но, как говорят спекулянты, «бумажные»).Подробнее

1. Кому в Латвии вообще интересна литовская компания

Акционерами Ignitis во время первоначального публичного предложения (IPO — Initial Public Offering) в сентябре, до начала торгов на бирже, стали в том числе и 300 жителей Латвии. Сколько еще латвийцев купило эти акции позже, уже на биржевых торгах — можно лишь гадать. Однако известно, что в последний месяц эти ценные бумаги — одни из самых активно торгуемых в Балтии. 

Для мелкого инвестора там есть привлекательные моменты, среди которых — стабильность бизнеса, государство как главный акционер, и официально утвержденная дивидендная политика. В этом году дивиденды Ignitis составят 85 миллионов, в дальнейшем их планируется увеличивать как минимум на 3% в год. Для инвестора, купившего акции, это означает следующее. При нынешней (упавшей) цене акций, дивидендная доходность такого вложения составляет чуть более 5% годовых, — это на порядок больше, чем сегодня можно получить за банковский депозит.

Способность предприятия генерировать прибыль в будущем не вызывает особых сомнений: 75% прибыли (EBITDA) формируется за счет услуг электро- и газовых сетей (то есть, за счет транспортировки энергиии и газа), и тарифы в этих сферах не особо зависят от конкуренции торовцев, так как  регулируются государством (.pdf, стр 12.).

Эксперты и политики в Латвии довольно регулярно говорят о целесообразности вывода на биржу полностью или частично принадлежащих государству предприятий. Среди ранее упоминавшихся вариантов — airBaltic, аэропорт Rīga, Lattelecom, Latvijas Loto, Conexus. После продажи инвесторам акций Ignitis, разумеется, упоминается и конкретно Latvenergo (например, тут), и крупные госпредприятия вообще (например, тут). Если однажды такое решение будет принято — литовский пример может быть поучителен и для латвийских жителей.

Вернуться к началу

2. Много ли это — 300 акционеров из Латвии

По примерным оценкам Swedbank, в акции вряд ли инвестируют десятки тысячи латвийцев — скорее таких тысячи. Для сравнения: когда в 2018 году на таллинскую биржу вышел до того на 100% принадлежавший государству Таллинский порт (Tallinna Sadam), в IPO приняли участие 13,7 тысяч жителей Эстонии. А в прошлом году, когда на биржу вышел эстонский Coop Pank, его акции приобрели более 10 тысяч жителей Эстонии.

Эксперты уже много лет отмечают, что Латвия по степени вовлеченности населения в инвестирование на фондовом рынке — самая неразвитая страна Балтии. Пример Ignitis также подтвердил это представление: если более активное участие в IPO жителей Литвы (4 691 человек) можно объяснить  эффектом домашнего рынка, то 1 836 инвесторов из Эстонии, купившие акции Ignitis Group, находятся от этой компании гораздо дальше, чем 300 латвийцев.

Предыдущий пример датируется 2017 годом, когда на биржу выходил латвийский производитель косметики Madara. Его акции в ходе IPO купили лишь около 400 жителей Латвии. Инвесторы из Эстонии в тот раз обеспечили более 40% (в денежном выражении) от совокупного спроса на акции Madara, а латвийцы — лишь 9%, хотя компания больше известна (и ее продукция больше продается) у нас, а не у соседей.

Вернуться к началу

3. Дорого ли стоили акции «литовского Latvenergo»

В ходе IPO инвесторам предлагали акции не за фиксированную и заранее известную цену (так тоже бывает, но сравнительно редко — например, во время IPO Madara), а в рамках ценового коридора, от 22,5 до 28 евро за акцию. Это распространенная практика: если спрос со стороны инвесторов будет большой, и многие предложат цену в 28 евро (чтобы точно купить) — в итоге подписка для всех может состояться по верхнему пределу ценового диапазона. Если спрос более спокойный — например, инвесторы в основном согласны платить минимальную цену — по такой цене и состоится IPO, и столько в итоге заплатят все подписавшиеся на акции инвесторы.

Во время подписки звучали мнения, что границы предложенного ценового коридора — высокие, если сравнивать с европейскими компаниями из той же отрасли, чьи уже котируются на биржах. В итоге инвесторы согласились вложить рекордную для Балтии сумму — 450 миллионов евро — но по минимальной цене в 22,50 евро. То есть, ажиотажного спроса на «литовский Latvenergo» не случилось. А когда 7 октября начались котировки на биржах Вильнюса и Лондона, цены снизились на 1,7% в первый же день, и падали в последующие дни.

Вернуться к началу

4. Насколько сильно в итоге упали акции

Более месяца спустя (в понедельник, 16 ноября) цена акций Ignitis на бирже в Вильнюсе достигала 19,54 евро — это падение примерно на 13%. Также литовское предприятие котируется на Лондонской бирже, и там Ignitis в понедельник стоил 19,50 евро. За более чем месяц торгов в Лондоне курс Ignitis падал до 18,5 евро за акцию  (точнее, за GDR — депозитарную расписку на 1 акцию). Это на 18% ниже цены IPO. 

В последнее время цены на бирже Вильнюса и Лондона сблизились, но до этого ценные бумаги Ignitis в Лондоне можно было купить примерно на 2 евро (около 10%) дешевле, чем на бирже в Вильнюсе.

Вернуться к началу

5. Можно ли было купить Ignitis на бирже в Лондоне, сразу продать в Вильнюсе, и быстро заработать

Технически такая операция — конвертация купленных в Лондоне депозитарных расписок в акции того же эмитента (это два разных типа ценных бумаг) — возможна. Для нее нужно финансовое учреждение, готовое ее провести (взяв комиссию). Так в теории. 

На практике же, как узнал LSM.lv, ведущие латвийские банки такую возможность не предлагали. «Этот процесс (конвертации) дорогой и технически сложный, и он не защищает клиентов от возможных потерь в случае резких ценовых колебаний в Лондоне и Литве», — так LSM.lv объяснили причины отказа в Swedbank.

Вернуться к началу

6. Почему так упали цены и все ли в порядке у Ignitis с бизнесом

Одной явной и однозначной причины падения цен нет, указал LSM.lv Андрей Мартынов, возглавляющий компанию по управлению активами INVL Asset Management. 

«На ценообразование после IPO влияет множество разных факторов. В том числе глобальный фон — что в тот момент происходит на мировых биржах. В начале ноября настроения на биржах были скорее негативные. Следующий фактор — само ценообразование в рамках этого IPO, и факт, что размещение произошло по минимальной цене коридора. Важна и структура акционеров, т.е. кто именно купил акции. Если покупатели долгосрочные — они не бегут сразу продавать, и в случае падения цен скорее докупят еще акций. Если спекулянты — могут купить в надежде на быстрый рост цены на бирже после IPO. Увидев, что цена не растет, они могут начать продавать и искать другие возможности. Наконец, важен двойной листинг (размещение акций компании на двух биржах — С.П.), когда есть котировки GDR в Лондоне, где своя бурлящая жизнь, свои игроки и настроения».

Цена Ignitis на бирже могла упасть из-за того, что время IPO совпало с коррекцией (снижением) на рынках акций перед выборами президента США. Повлиял и рост распространения Covid-19 в Европе и мире, сообщили LSM.lv аналитики Swedbank Роланд Заулс и Олег Емельянов. По их мнению, более резкое падение на Лондонской бирже объясняется тем, что там активны хедж-фонды, которые чаще нацелены на получение быстрой прибыли.

Версию с хедж-фондами LSM.lv назвал и еще один банковский аналитик, пожелавший сохранить свою анонимность (поскольку дочерняя компания этого банка, управляющая пенсиями, тоже купила акции Ignitis): «Допускаю, у некоторых хедж-фондов в Лондоне могла быть такая стратегия — участвовать во всех IPO, когда на биржу идут новые эмитенты, в надежде, что акции после этого сразу вырастут. Допустим, они рассчитывают, что в 10 случаях они выигрывают на росте цен, еще в 7 — проиграют на падении, то есть в итоге все равно что-то заработают. Тут увидели, что большого спроса на Ignitis не было — и решили быстро продавать. Другие спекулянты начали паниковать следом, и присоединились к продавцам. Или просто увидели другую инвестиционную идею: мол, не повезло в блэкджек — пойду к другому столу, буду в рулетку играть».

При этом, судя по последнему опубликованному финансовому отчету компании за 9 месяцев этого года, каких-то явных проблем с бизнесом, которыми можно было бы объяснить падение цены на бирже, не было.

Вернуться к началу

7. Можно ли угадать, что будет с ценой крупной госкомпании, если правительство Латвии решит вывести ее на биржу

Нет. Как показывает практика, тут зачастую ошибаются даже весьма опытные профессионалы. Так, ровно три года назад, когда в ноябре 2017 года на биржу собралась выходить Madara Cosmetics, и ее акции мог купить любой житель Балтии по 6,25 евро — профессионалы рынка в тот время считали эту цену как минимум не низкой, а то и высокой. Эксперты даже говорили, что спекулянтам вряд ли удастся на этом быстро заработать. Однако в считанные дни после выхода на биржу цена уже достигала 7,5 - 8,1 евро. Спустя 3 года акции Madara благодаря успешному росту бизнеса стоят более чем вдвое дороже — 14,4-15 евро. .

Если упростить, то некоторые спекулянты, желая быстро заработать на IPO, оценивают предложенную цену (ценовой коридор), а также предложенный объем акций и «интересность» бизнеса — и пытаются спрогнозировать, будет ли спрос превышать предложение. Когда спрос на акции в ходе IPO существенно (в разы) превышает предложение, велика вероятность, что после начала биржевой торговли цена еще на 10-20% вырастет, и можно будет быстро заработать. Так получилось с Madara, и с эстонским Tallinna Sadam. А вот когда в прошлом году IPO провел эстонский Coop Pank, спрос со стороны инвесторов был умеренный — и на бирже акции начали падать в первый же день торгов.

И предсказать, каким окажется спрос во время IPO, и куда потом двинется цена на бирже — слишком сложная задача даже для людей с большим опытом.

Вернуться к началу

8. Понесли ли убытки те, кто купили Ignitis по 22,5 евро

Пока инвесторы не продали упавшие акции —  у них нет и убытков (или они есть, но «бумажные», как говорят спекулянты). Тех, кто инвестирует на долгий срок (годы), колебания биржевых цен по дням или даже в течение отдельных месяцев не должны особо волновать. Эксперты зачастую даже советуют таким людям пореже проверять стоимость их инвестиционного портфеля в интернет-банке.

Разумеется, этот совет не относится к тем, кто изначально покупает ценные бумаги с более спекулятивными целями.

«Те, кто планировал инвестировать в компанию долгосрочно, формировать свой инвестиционный портфель, понятно, теперь испытывают ощущение, что поторопились брать по 22,5 евро. Мол, могли бы потом на бирже купить дешевле. Конечно, всегда неприятно, когда ты купил акции в ходе IPO, а цена потом упала. Но связывать текущие колебания с долгосрочным бизнесом предприятия и его будущими перспективами все же не стоит. Все самые значительные события там впереди», — считает глава INVL Asset Management Андрей Мартынов.

Вернуться к началу

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить