Как после Covid-19 перестроить мир в интересах Запада. Программа аналитиков из США

Пандемия коронавируса подготовила почву для величайших потрясений в мировом порядке со времен Второй мировой войны. Китай, Россия, Иран и другие противники США могут воспользоваться ситуацией, чтобы укрепить свои позиции в «постковидном» мире. Этому необходимо воспрепятствовать, и выстраивать миропорядок в соответствии с интересами Запада, следует из программной публикации на портале The National Interest.

Вашингтон должен возглавить усилия демократий-единомышленников для построения послекризисного мира на основе свободы, процветания и глобальной безопасности, пишут авторы статьи «Выстраивая мир после пандемии» — Джеймс Карафано и Курт Волкер. Карафано — бывший кадровый военный (25 лет в Армии США), а ныне — глава Института национальной безопасности и внешней политики при вашингтонском консервативном «мозговом центре» The Heritage Foundation («Фонд наследия»). Волкер в прошлом — аналитик ЦРУ, а затем карьерный дипломат, работавший в том числе послом США в НАТО и специальным представителем США в переговорной группе по Украине (до осени прошлого года). Сейчас он занимает должность старшего советника по международным вопросам в частной лоббистской и консалтинговой фирме BGR Group.

«Запад — как идея, а не место — остается самой визионерской, мощной, вдохновляющей и жизнеспособной надеждой для человечества. Наши лидеры должны использовать эти сильные стороны для строительства пост-пандемического мира,

от которого выиграют будущие поколения», — заявляют Карафано и Волкер. Их статья размещена на портале журнала The National Interest, издаваемого одноименным вашингтонским аналитическим центром (основан бывшим президентом Ричардом Никсоном).

В статье сформулированы семь рекомендаций по мерам, которые, по мнению авторов, помогут Западу в разработке стратегии продвижения западных ценностей и интересов в мире, порядок в котором нарушила пандемия.

1. Серия саммитов демократий-единомышленников

В годы, предшествовавшие «коронакризису», выгодность сделок с противниками (например, потребление российского газа, покупка дешевых китайских товаров или послабления Ирану в отношении ядерной программы) одерживала верх над необходимостью настаивать на соблюдении ценностей и принципов. Международным организациям — ОЭСР, ВТО, Совету Европы, Совету по правам человека ООН и другим — не удалось обеспечить соблюдение своих стандартов. Демократии были разобщены, благодушны и скомпрометированы.

Период восстановления после кризиса дает возможность сплотить демократические государства-единомышленники вокруг общих ценностей и целей. Базу для этого сплочения можно заложить на серии саммитов для выдвижения и реализации согласованной программы действий в таких организациях, как НАТО, G-7 (или D-10, с включением Японии, Южной Кореи и Австралии), США-Европейский Союз, CoD (Community of Democracies, «Сообщество демократий»), USMCA (соглашение о свободной торговле между США, Мексикой и Канадой) и многих других.

2. Трансатлантический пакт об инвестициях, росте и устойчивости (TIGRE, Transatlantic Investment, Growth, and Resilience Pact)

Северная Америка и Европа вкупе представляют собой самый процветающий и самый безопасный сегмент мира, в котром в наибольшей степени уважаются закон и свобода.

У этого блока стран есть необходимая военно-политическая и экономическая мощь, чтобы задавать мировую повестку дня

— во имя защиты свободы, рыночных экономических принципов, верховенства закона, прав человека, демократических систем и глобального мира и безопасности.

Необходимо создать возможности для освобождения мощи инвестиций и свободного и справедливого обмена товарами и услугами в единой огромной экономической зоне, которая свяжет USMCA, ЕС и EFTA (Европейская ассоциация свободной торговли). Союзники — Япония, Южная Корея и Австралия — тоже могут присоединиться к этой зоне.

Ключевой частью такого договора станет определение стратегической инфраструктуры и отраслей, поставки для которых должны осуществляться только внутри демократической зоны свободного рынка,

т.е. самого TIGRE. Таким образом усилия Китая по проникновению в Европу будут сведены на нет. После «коронакризиса» государства будут испытывать искушение выстроить торговые барьеры на национальных границах. Однако гораздо лучше понизить эти барьеры для союзников и повысить их для авторитарных противников, которые не разделяют наши ценности и интересы.

3. Переориентация НАТО на роль единого гаранта безопасности для сдерживания авторитаризма

Президент Франции Эммануэль Макрон, объявив о «мозговой смерти» НАТО, сказал болезненную правду. Однако НАТО остается единственным гарантом безопасности в трансатлантическом регионе. Опирающийся на консенсус альянс силен тогда, когда сильна политическая приверженность его государств-членов. Это означает, что

каждый союзник должен заново присягнуть НАТО — как координатору борьбы со всеми видами угроз безопасности. Соединенные Штаты должны возглавить этот процесс.

Безопасность не ограничивается военной сферой. Энергетика, информация, Интернет, критически важные инфраструктура и цепочки поставок, системы здравоохранения — во всех этих сферах безопасность государств постоянно находится под угрозой. Альянс должен адаптироваться, расширяя понимание того, в насколько угрожающей среде он находится, и вкладывая средства в инструменты, необходимые для координации политики и действий его членов по обеспечению безопасности в XXI веке.

4. Расширение зоны свободы, открытой экономики и безопасности

Более ста миллионов человек в Центральной и Восточной Европе в настоящее время живут в условиях демократии, растущего процветания и безопасности — благодаря расширению НАТО и ЕС после Холодной войны. Однако несколько стран по соседству с Европой остаются за рубежами этой зоны свободы.

Недавнее присоединение Северной Македонии в качестве тридцатого члена альянса укрепляет региональную стабильность на Западных Балканах.

Двери для членства в НАТО должны оставаться открытыми для Боснии и Герцеговины и Грузии, а также для Косово и Украины, которые надеются в будущем присоединиться к альянсу.

Украине предстоит долгий путь, прежде чем членство в НАТО станет реальной возможностью, однако альянс должен содействовать все более тесным отношениям. Украина видит свое будущее в союзе с Западом, а не под российским игом. Это же относится и к Грузии, которой возможное членство в НАТО было обещано на саммите в Бухаресте в 2008 году.

Авторитарные государства будут стремятся извлечь из нынешнего кризиса выгоду для себя. Осознавая эти риски,

НАТО и ЕС после завершения пандемии должны возобновить процесс расширения,

включив в него все европейские демократии, отвечающие требованиям членства. Эти требования стимулировали важные реформы в Центральной Европе в прошлом и могут по-прежнему служить стимулом к реформам в странах, видящих реальную перспективу членства.

Для альянса будет важно дать понять, что

оккупация Россией части территории некоторых стран-претендентов не станет препятствием для приема этих государств в НАТО.

Альянс и страна-претендент могут договориться об обязательстве кандидата — не применять первым силу для восстановления территориальной целостности и гарантировать сугубо мирную реинтеграцию этих территорий.

5. Восстановление стратегического альянса с Германией

Во всех вышеперечисленных инициативах наиболее важным для США партнером является Германия. После окончания пандемии две страны должны отставить в сторону трения последних лет и совместно работать над новой стратегической повесткой дня.

Начало может быть положено на специальной двусторонней встрече президента Дональда Трампа и канцлера Ангелы Меркель. Отношения с Францией также имеют решающее значение, особенно с учетом роли Франции в ключевых международных организациях.

6. Укрепление отношений США и Великобритании

Поскольку Великобритания выходит из ЕС, важно, чтобы эта страна оставалась в полной мере частью более широкого демократического и ориентированного на рынок сообщества безопасности.

Партнерство с Великобританией после пандемии должно укрепиться еще больше. Крупнейшая в мире (США) и пятая по величине экономика мира (Великобритания) призваны сыграть важную роль в содействии развитию мировой экономики. Это возможно с помощью соглашения о свободной торговле, переговоры о котором между Лондоном и Вашингтоном уже идут.

7. Координация политики Запада по реформе несостоятельных международных организаций

Кризис показал, что многие глобальные организации не справляются со своими задачами. Часто это происходит из-за влияния авторитарных государств. Свободные страны мира должны координировать политику, направленную на реформирование этих структур, и настаивать, чтобы те выполняли свои обязанности.

Необходимо пересмотреть вопрос о членстве России в Совете по правам человека ООН. Также требуют рассмотрения вопросы о преимуществах, которые получает Китай во Всемирной торговой организации, или о том, как ВОЗ обеспечивает бюрократическое и политическое прикрытие отсутствию сотрудничества Китая в расследовании, представлении отчетности и борьбе с коронавирусом.

Не существует волшебной формулы для построения идеального «пост-коронавирусного» мира, признают авторы. Многие инициативы окажутся безрезультатными, допускают они.

Но сейчас для свободных стран настало время мыслить смело и стремиться преодолеть ранее выстроенные барьеры.

Если этого не сделаем мы, то те, кто не разделяет наши ценности и интересы, несомненно, это сделают, предостерегают Волкер и Карафано.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно