Личное дело

Личное дело. 4 мая

Личное дело

Личное дело

Личное дело. История одного дня

Как День Победы превратили в «священную корову» и «гражданскую религию»

Приближается 9 мая – День Победы «со слезами на глазах». Для многих этот праздник ассоциируется с парадом, обязательным возложением цветов и вечным огнем. Было ли так всегда, рассказывает программа «Личное дело» на LTV7.

Первый парад победы проходит 24 июня 1945 года — под портретами Ленина и Сталина.

«(…) победителем был Cталин. С одной стороны, советский народ — народ-победитель, с другой стороны – под мудрым руководством великого вождя и далее со всеми эпитетами» — рассказал LTV7 историк Никита Петров.

Сталин быстро отменяет введенный было на 9 мая выходной день, урезает права и привилегии фронтовиков, отменяет доплаты за военные награды.

«В 1945-м было народное ликование, в 1946-47 годах было уже не до ликования. Нужно было заниматься восстановлением хозяйства и другими вещами. Через пару лет выходной день был отобран у населения, вместо него дали Новый год», — объяснил Петров.

После смерти диктатора меняется немногое — разве что в передовице газеты «Правда» пишут — советский народ победил под руководством партии. Имя Сталина в статье упоминается только один раз. Праздником номер один остается 1 мая. Парад и выходной — все в этот день. Пролетарское единство важнее Дня Победы и при Хрущеве.

«После путча, который Брежнев устроил, переворота, свержения Хрущева [в 1964 году]... Брежнев нуждался в легитимации на фоне экстравагантного Хрущева,

нуждался в ресурсе традиционалистском, консервативном и начал выдвигать на первый план память о войне, культ победы, как вот такой ресурс торжества»,

— рассказал LTV7 Лев Гудков, директор московского исследовательского Центра Юрия Левады.

Леонид Брежнев назначает 9 мая выходным днем и возвращает льготы оставшимся в живых ветеранам. Именно при нем появляются могилы неизвестного солдата, обязательное возложение к ним цветов, вечный огонь. Память о войне становится ритуалом, а 9 мая — кульминацией года. Этот праздник затмевает и первомай, и день Октябрьской революции. По мнению историка Павла Поляна, это был удачный ход — ведь рядом 1 мая, а у крестьян — посевная: «Этот привел к тому, что мы видем сейчас». Брежнев сыграл на уходящем корнями в фольклор, праздничном настроении посевного сезона.

«В 1965 году произошла смена поколения, ушла смена фронтовиков, и значение победы, и риторика,

разговоры о войне стали более отвлеченными, они стали терять связь с живой памятью фронтовиков, крайне тяжело переживших это время и не склонных к фанфарам.

Смысл такой парадной истории войны — чтобы снять ответственность власти. Не только за события войны, но и за предшествующую политику. Начала выдвигаться идея пожертвования, героизма. Культ победы задним числом должен [был] оправдать сталинские репрессии (...)», — рассказал Гудков.

Военные парады сначала проходят только в юбилейные годы — 1945, 1965, 1975, 1985. В Москве главным местом празднования становится сначала площадь у Большого театра, а потом, после реконструкции, Поклонная гора.

«Возникла традиция подарить цветы незнакомому ветерану (…) Мне неизвестно, чтобы все эти встречи организовывались какими-то пропагандистами из Главпура (Главного управления политработы Советской армии — Rus.lsm.lv), это шла инициатива снизу. Само по себе в стране, где никаких общественных неконтролируемых событий с непредсказуемым исходом, кроме футбола и хоккея не было, это была легкая, но школа бытования гражданского общества», — заметил в разговоре с LTV7 Павел Полян.

Из советского, коммунистического, праздника 9 мая постепенно превращается уже в праздник новой России. Именно в постсоветской Москве, в середине 1990-х, парады становятся ежегодными. А военная техника впервые с распада СССР снова едет по Красной площади уже в нулевые – с приходом к власти Владимира Путина.

По словам Гудкова, Путин постепенно начал акцентировать эту тему, возвращая имя Сталина в контекст победы. Сталин вновь стал представить организатором победы и руководителем во время войны.

«Победа все больше превращалась из дня памяти скорби в праздник национального торжества. Сегодня — мы видим это по опросам — люди в основном воспринимают это как праздник, триумф, утверждение национального превосходства, национального торжества. Для 70-80 % эти значения на первом плане. А темы памяти, траура, это всего лишь для четверти населения значимо», — рассказал Гудков.

«9 мая — это священная корова, на которую Кремль не дает никому покуситься. И резко бьет по рукам любому, кто пытается проанализировать – а какие жертвы, а какой ценой достигнута эта победа? А что было после победы с другими народами, куда пришла Красная армия? Это табуированные и запрещенные для публичного обсуждения темы. (…) Началась новая история конструирования и наполнения даты 9 мая и вот это сейчас стало своего рода гражданской религией»,

— добавил Петров.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно