Разделы Разделы

История Анны о жизни с депрессией: в худшие моменты не могла встать с постели

Кампания Министерства здравоохранения по поддержке психического здоровья населения Viss ir Norm.a начинается с личной истории о депрессии — в специальной видеоистории Анна делится своим опытом того, что значит жить с этим психическим заболеванием.

Анна признаёт: говорить о депрессии трудно. На протяжении многих лет она подавляла и отрицала свои неприятные чувства: «Огромное чувство пустоты (…). В худшие моменты я не могла встать с постели и начать функционировать. Я не могла больше собраться, и это не зависело от меня. (...) Я шла по жизни без радости, без грусти, без злости. Просто существовала».

Все началось довольно рано. В возрасте двенадцати-тринадцати лет мне было очень трудно. Но это подростковый возраст — я не понимала своих эмоций, думала, что со временем все изменится. В возрасте около 20 лет произошел первый кризис, потому что я поняла, что я все время чувствую не то, что чувствуют другие. Мне все время плохо. Стала искать информацию и помощь со стороны, чтобы понять, что со мной происходит.

Трудно говорить о депрессии, потому что это же чувства. Ощущение тяжести во всем, что происходит в жизни. Но ведь у меня была хорошая жизнь, и я все время говорила себе, что у меня нет права чувствовать это. Нет никаких причин. У меня есть семья. Мои родители не разведены. У меня были друзья, меня никто не травил в школе, мы жили за границей в приятном месте. Вокруг меня было много хороших людей, которые заботились и любили меня. Но я не могла это почувствовать. У меня всегда было чувство, что что-то не так. Ощущение пустоты, отсутствие эмоций. Эмоций не было, потому что я «перекрыла» все неприятные ощущения и отрицала их. И это все во мне копилось семь лет.

Когда я в 20 лет оглянулась на предыдущие семь лет, я поняла, что моя жизнь изменилась, а то, что я чувствую, не изменилось совсем. С этим осознанием возникло огромное чувство пустоты, что ничего не имеет смысла, потому что ничего не меняется. Что бы ни случилось, я все время чувствую себя одинаково — плохо. В худшие моменты я не могла заставить себя встать с постели и функционировать. Я не больше могла собраться, и это не зависело от меня. Я просто физически не могла это сделать. Я начала причинять себе физическую боль, это была беспросветная темнота. Были моменты, когда я доползала на кухню и понимала, что обратный путь проделать не смогу. Я спала на полу в кухне и надеялась, что когда-нибудь доберусь до кровати. Интересно, что в то время это даже казалось нормальным — так же, наверное, у всех. Теперь я понимаю — нет, наверное, не у всех.

Мне кажется, что главной причиной всего этого является самозапрет ощущать негативные эмоции. Я не позволяла себе плакать, потому что по какой-то причине думала, что это признак слабости. Я пыталась «оттолкнуть» неприятные эмоции и заставить себя собраться.

По иронии судьбы, я делала именно то, что все всегда требуют от людей, которые находятся в депрессии — соберись! И я это делала. Брала себя в руки и шла дальше. Однако был момент, когда я поняла, что больше ничего не чувствую. Я шла по жизни без радости, без грусти, без злости. Просто существовала. Оглядываюсь назад, и мне грустно, потому что я потеряла эти семь лет, за которые многое произошло, но я этого всего не испытала, не пережила.

Привычка подавлять эмоции возникла из случайных комментариев, когда я их проявляла. Это были невинные комментарии, которые по какой-то причине зацепили меня больше, чем других людей. Чтобы избежать таких комментариев и упреков, мне было легче «приклеить» улыбку. Поэтому депрессию трудно заметить со стороны: люди учатся надевать нужную улыбку. Я также не хотела никому говорить, что мне плохо, потому что, казалось, обязательно последует вопрос, почему. «Эй, у тебя же все хорошо, просто возьми себя в руки и не чувствуй себя так!» Поэтому я не говорила об этом.

Но в тот момент, когда я все-таки начала говорить, я ощутила поразительную поддержку. Я была услышана и принята. В целом, реакция родственников была поддерживающей, понимающей и позитивной, и это очень приятно.

Я ходила к психологу всего три месяца, и он помог мне прояснить некоторые вещи и дойти до точки, откуда я могла двигаться дальше. Это процесс, это путь с подъемами и спусками. После этого я ходила к разным психологам. Лекарства не принимала и до сих пор обхожусь без них. Постепенно пытаюсь признать, что депрессия — это болезнь, которая может настичь любого человека в любой ситуации, независимо от его возраста, уровня жизни, образования или статуса отношений.

Каждый человек индивидуален, каждый опыт совершенно другой. Кому-то, может быть, действительно нужен внешний толчок, когда люди [рядом] не только слушают, но и говорят: «Мы поможем, мы найдем тебе психолога, мы заплатим, просто сходи, обратись за профессиональной помощью!». Не знаю, помогло бы это мне. Мне надо было самой дойти до точки, когда не можешь больше ничего делать, кроме как говорить.

Теперь я научилась контролировать симптомы депрессии, замечать, как и когда они возникают. Хотя не могу сказать, что депрессия совсем ушла. В то же время я очень надеюсь, что выздоровею полностью. Пока что я нахожусь в процессе, который в пять раз легче, чем это было пару лет назад. Я уже могу начинать разбираться с ядром, с причинами, по которым это все произошло со мной, а не просто работать над уменьшением симптомов.

Надежда — единственное, что спасало меня все время. Так было всегда -— надежда, что станет лучше. И так я продвигалась вперед: станет лучше, будет лучше! Если я буду работать над собой, разговаривать со своими близкими, станет лучше. И это спасло меня.

Сейчас у меня намного больше сил, больше уверенности в себе, намного больше радости в жизни. И так приятно это испытывать! Я наконец понимаю, что значит переживать, проживать свою жизнь. Я могу с удовольствием пойти на работу, могу встречаться с людьми.

Сейчас мне хорошо — даже если мне плохо. Даже если день ужасен. Я наконец не существую, а живу.

С одной стороны, я сожалею о потерянном времени; с другой стороны, я понимаю, что стала сильной именно благодаря этому опыту. Это сила, полученная не через способность взять себя в руки, а через опыт. Я чувствую себя более понимающей и принимающей многие вещи — именно из-за тех семи лет.

Единственное, что я могу порекомендовать близким — это слушать другого человека. Я стараюсь ничего не советовать, но прислушиваюсь и делюсь своим опытом. Если это кому-то помогает, отлично! Если нет, возможно, он будет чувствовать себя лучше, потому что в этой ситуации не остался в одиночестве.

Чувствовать себя плохо — это нормально, но выход есть.

Распознать болезнь и вовремя обратиться за помощью

Одна из целей кампании Viss ir Norm.a — помочь жителям Латвии выявить различные психические заболевания и побудить своевременно обратиться за помощью. Если у вас по крайней мере две недели подряд наблюдается подавленное состояние, неудовлетворенность, усталость, нехватка энергии, потеря радости и интереса к жизни, ощущение безнадежности, чувство вины, проблемы со сном или пробуждением, если возникают мысли о самоубийстве, возможно, у вас депрессия. Депрессия — болезнь излечимая, но важно обратиться за помощью на ранней стадии.

Вскоре история Анны будет дополнена комментарием специалиста по психическому здоровью, который с профессиональной точки зрения поможет сориентироваться в симптомах депрессии и даст советы, как обращаться за помощью пациентам и их родственникам.

В рамках кампании Viss ir Norm.a Министерство здравоохранения призывает следить за психическим здоровьем — своим и своих близких. В течение года каждый месяц будет рассказываться история об опыте жизни одного человека с одним из психических заболеваний или с симптомами душевного расстройства.

Двенадцать жителей Латвии в видеоформате раскажут, как они уживаются с депрессией, склонностью к несуицидальным самоповреждениям (селф-хармингу), наркотической или алкогольной зависимостью, анорексией, пограничным расстройством личности, биполярным аффективным расстройством, шизоаффективными расстройствами, деменцией, нарушениями обучаемости, синдромом дефицита внимания и гиперактивности и с умственной отсталостью.

Напоминаем, что каждый человек и каждая история уникальны — болезнь не всегда проявляется одинаково. Что еще более важно, в борьбе с ней не всегда срабатывают одни и те же методы.

Однако есть некоторые общие черты, которые объединяют все истории:
• Важно распознать симптомы и момент, когда вы больше не можете их контролировать, важно обратиться за помощью к близким и специалистам, которым вы доверяете.
• Помните, что уживаться с препятствиями придется учиться самостоятельно, а изменения — это циклический процесс, который требует времени и самостоятельной работы.

Где искать бесплатную помощь?

Поговорите со своим семейным врачом!

Кризисный консультационный центр Skalbes: 67222922, 27722292

Ресурсный центр для подростков: 29164747

Амбулаторная помощь:
Рижский центр психиатрии и наркологии: 67080147
Амбулаторный центр Veldre: 67819748
Амбулаторный центр Pārdaugava: 67715108

Выбирайте надежные источники информации!

Психическое здоровье — это область, в которой доминирует много устаревшей информации, предрассудков и заблуждений. Интернет является важным источником информации, но всегда тщательно оценивайте ее достоверность.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить