Идет медленный демонтаж белорусского государства — австрийский политолог

Хотя в самом начале революционное движение в Белоруссии не имело геополитической составляющей,  оно, безусловно, в конце концов эту составляющую обретет, считает политолог из Австрии Густав Грессель, эксперт по восточноевропейской политике.

«Поначалу казалось, что политический кризис в Белоруссии застал Москву врасплох. Москва знала, что Лукашенко непопулярен и будет фальсифицировать выборы, чтобы продлить свое правление, но, похоже, в Кремле были поражены масштабами протестов и не знали, как реагировать. Замешательство было наиболее заметным в медиасфере. Больше недели Кремль не отдавал приказов о том, как нужно преподносить эти протесты», — так объясняет замедленную реакцию российских властей на события в Республике Беларусь Густав Грессель — старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям (European Council on Foreign Relations, ECFR, независимый научно-исследовательский институт и аналитический центр), эксперт по вопросам оборонной политики, России, Восточной Европы, обильно цитируемый политический обозреватель по теме международных отношений.

В комментарии, опубликованном на портале ECFR, аналитик дает прогнозы по поводу дальнейшего развития кризиса в стране. Он напоминает: 19 августа, после того как Совет Европы пригрозил ввести санкции против белорусского режима, если там продолжатся репрессии, Кремль решил поддержать Лукашенко на словах и на деле.

СМИ, армия, КГБ

Первое и наиболее заметное вмешательство было в СМИ. Белорусский режим не только заменил бастующих сотрудников государственных СМИ российскими командами, но, по мнению Гресселя, перенял стиль Кремля, изображая протестующих как управляемых из-за рубежа агентов «цветной революции» и продвигая идею пограничного конфликта с Литвой. Государственные СМИ транслировали истории, которые было легко опровергнуть, поскольку они мало походили на то, что происходило в реальности. В ответ протестующие все чаще высмеивали Россию и ее политическое руководство.

Фиктивный пограничный спор дал повод для второго, менее заметного вмешательства. Хотя у Республики Беларусь имеется собственная армия, эти силы участвуют в защите территории страны только в рамках Организации Договора о коллективной безопасности – военного союза.

«Мобилизовав и развернув белорусскую армию для маневров на западной границе страны, режим не только вывел войска из городов, оторвав их от семей и оппозиционных источников информации, но и реализовал сценарий «Запад 17». В этом сценарии — как и в любом плане обороны Белоруссии — белорусские вооруженные силы подчиняются командованию Западного военного округа России. Хотя белорусские маневры несущественны в военном отношении, этот шаг имеет серьезные политические последствия:

Республика Беларусь сдала свои вооруженные силы и, следовательно, свой суверенитет России.

Любой шаг армии будет сделан не только с согласия Москвы, но и по ее приказу», — объясняет политолог.

Приняв политическую капитуляцию Лукашенко, президент России пообещал развернуть «резерв сотрудников правоохранительных органов», если протесты выйдут из-под контроля. Действительно, отмечает Грессель, российские вооруженные силы провели учения, готовясь к такому вмешательству с целью подавления повстанцев — на всякий случай.

Политолог называет третий примечательный сдвиг, который произошел в действиях органов внутренней безопасности. Призвав полицию и КГБ восстановить порядок 19 августа, Лукашенко инициировал вторую репрессивную кампанию, которая проводилась по совершенно иному сценарию, нежели первая. Не прибегая более к беспорядочным актам насилия, правоохранители нацелились на лидеров демонстраций 22–23 августа и в следующие выходные. Это нанесло удар по политическому представительству протестного движения: членам координационного совета и руководителям забастовочных комитетов. Без лидеров, по мнению властей, протесты рано или поздно утихнут.

«Исходя из того факта, что ФСБ России провела подробные консультации со своими белорусскими коллегами, можно предположить, что Москва фактически руководит этими операциями.

Когда Лукашенко пришел поприветствовать ОМОН после уличных акций протеста 23 августа, его сопровождали телохранители из неизвестной службы безопасности. Они были вооружены новыми российскими автоматами АК-12. Поскольку это оружие не поступало ни в одно из подразделений белорусских спецслужб, вполне вероятно, что Лукашенко получил личную охрану из России», — предполагает автор.

Плавного перехода не получилось

Кремль отклонил предложения о посредничестве в белорусском кризисе со стороны международного сообщества, в том числе ОБСЕ. В Москве начали обсуждать изменения в конституции и внутренней политической системе Белоруссии. В последний день августа Лукашенко объявил, что за процессом внесения изменений в конституцию будет наблюдать консультативный совет, состоящий из лоялистов, и не будет никаких консультаций с представителями протестующих. По мнению политолога, Лукашенко ясно дал понять, что не собирается вводить настоящие демократические процедуры — по крайней мере, без жесткого контроля их результатов.

Но, продолжает автор, учитывая, что косвенные доказательства указывают на установление Москвой фактического контроля над белорусским государством,

«вопрос о том, останется или уйдет Лукашенко, является второстепенным. Москва давно стремилась ослабить Республику Беларусь как независимое государство и усилить контроль над своим предполагаемым союзником.

Если ослабленный Лукашенко будет зависеть от поддержки России, чтобы остаться у власти, Москва могла бы использовать это, чтобы выжать из Белоруссии как можно больше уступок. Поправки к конституции — особенно те, которые нацелены на укрепление влияния России в белорусских структурах — упростят для Москвы управление Белоруссией как де-факто колонией», — отмечает Грессель.

Однако такая «импортированная» политическая структура мало что может сделать для удовлетворения массовых требований перемен. Политолог напоминает о примере Грузии и Украины, в которых иностранное вмешательство в процесс демократического и национального освобождения вызвало обратную реакцию. Белорусским гражданам теперь придется ограничить влияние России на свою страну, если они хотят избрать нового президента. Таким образом, прогнозирует Грессель, хоть это революционное движение не было геополитическим начинанием, оно, безусловно, в итоге им станет.

«Как раз поэтому российские интеллектуалы — особенно те из них, кто связан с МИД — выступали за более плавный переход в начале кризиса. Отказавшись от Лукашенко на раннем этапе, Москва могла бы сохранить свое влияние, не будучи вовлеченной в дебаты о национальной идентичности. Но, как это часто бывает в российской политике, у тех, на чьей стороне здравый смысл и интеллект, было мало власти», — сетует автор.

Свобода выбора лидеров

По мнению политолога, упор Москвы на меры безопасности в поддержке Лукашенко говорит о том, что российское разведывательное сообщество снова взяло верх в процессе принятия решений. Реакция России на кризис отражает сильное беспокойство по поводу любого вида демократического движения — даже если в нем доминируют люди, которые изначально не хотели разрывать связи с их страной. Грессель предполагает, что на решения Кремля влияет страх – там опасаются, что если люди будут свободно выбирать своих лидеров, они могут однажды почувствовать себя свободными и в плане изменения внешнеполитического курса.

Хотя Евросоюз имеет ограниченное влияние на все эти события, Европе следует уделять пристальное внимание событиям в Белоруссии. ЕС не спешил осуждать интервенцию Москвы на востоке Украины, в отношении Белоруссии нужно действовать быстрее. Лукашенко принял помощь России в сфере СМИ, и европейцы должны четко заявить о причастности Москвы и возложить вину соответственно. Конечно, в сфере безопасности потребуются дальнейшие усилия разведок по выявлению новых линий управления и вмешательства. Тем не менее, Запад должен призвать Москву к ответственности, а не только вводить санкции против нескольких доверенных лиц, призывает эксперт.

«С учетом того, что Россия активно участвует в войнах на Украине и в Сирии, вмешивается в западные выборы и пытается отравить кандидатов от оппозиции и диссидентов за рубежом, Европе — особенно Франции и Германии — необходимо понять, что экономические факторы и диалог не заставят Кремль изменить поведение. И,

как еще раз продемонстрировал кризис в Белоруссии, постоянные внешнеполитические столкновения между Западом и Россией происходят не из-за отсутствия диалога (в последние несколько недель было сделано много звонков между европейскими и российскими лидерами), а из-за принципиально противоположных интересов и систем ценностей».

Помимо нынешнего кризиса, демонтаж белорусского государства будет иметь серьезные долгосрочные последствия для региона, предупреждает аналитик. Перед выборами 2020 года Лукашенко сохранил минимальную степень независимости от Москвы, отказавшись признать аннексию Крыма или позволить Белоруссии стать плацдармом для российского военного вмешательства.

«У него больше не будет этой свободы, и ему придется принять новые российские военные базы на территории Белоруссии. Соответственно, у Украины будет еще более протяженная граница с территорией, на которой российские войска могут осуществлять маневры, что сделает страну более уязвимой. Этот сдвиг изменит региональный баланс сил на восточном фланге НАТО в ущерб альянсу. Европа теперь должна готовиться ко всем этим изменениям», — заключает сотрудник Европейского совета по международным отношениям.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить