Год после гибели Вани Берладина: стало ли общество внимательнее?

Исполнился год с того дня, как заблудившегося лиепайского дошкольника Ваню Берладина нашли мертвым в лесной чаще. Госполиция указывает, что за это время взрослые жители Латвии стали активнее сообщать о маленьких детях, замеченных на улице без присмотра. Мнения опрошенных  Latvijas Radio сограждан, впрочем, разделились.

Маленький одинокий мальчик на остановке общественного транспорта. На голову натянут капюшон кофты, ручки в карманах, на босу ногу надеты сандалики. Это последнее прижизненное фото мальчика, чья судьба год назад потрясла всю страну. Снимок был сделан камерой видеонаблюдения автобуса в день, когда ребенок исчез, уйдя поутру из дому погулять. Малыша, с раннего детства крайне самостоятельного и привыкшего даже перемещаться в знакомые места общественным транспортом без сопровождения взрослых, искали тысячи людей в Латвии и вне ее.

После того, как выяснилось, что Ваня перепутал номер автобуса, в результате чего заехал в незнакомое место, а потом — зашел в лес, откуда уже не нашел выхода и погиб от истощения и переохлаждения, причем все долгие часы до того, как ребенок вышел в Дубени, рядом с ним находились взрослые люди, не обращавшие внимания на то, что мальчик совсем один —

общество получило эмоциональную встряску. Несчастье заставило людей стать внимательнее и зорче. Кто-то, несомненно, мучился совестью оттого, что мог бы тогда Ивану помочь, но не помог.

Но насколько мы изменились за этот год и достаточно ли изменились, чтобы не случалось новых трагедий? - задается вопросом Илзе Озолиня, журналистка региональной газеты Kurzemes Vārds, следившей за перипетиями тогдашних поисков.

«Кое-что мы усвоили. Стали наблюдательнее к детям, которых видим на улице одних. Те люди, что были безразличны к окружающим — они и теперь такими остаются, но у части общества открылись глаза, и она стала внимательнее к окружающим», — сказала Озолиня.

В день, когда произошло несчастье, она задала себе вопрос: а если бы я сама ехала в автобусе рядом с Ваней — обратила бы на него внимание?.. Прежде чем осуждать водителей автобусов, мать ребенка и других людей — может, стоит о себе самих задуматься, считает Озолиня.

«Я писала статью о том, что изменилось [в общественном сознании] за этот год — и случайно встретила маму Вани, они шла домой со стороны гарнизонного кладбища, где он похоронен. Мы видели, что могила ухожена, там памятник поставлен — понятно, что семьей мальчик не забыт. Близкие сделали там всё своими силами, от пожертвований отказались. Насколько я понимаю,

они желают, чтобы их оставили в покое и дали пережить горе самим. И какой бы ни была ответственность мамы, мы не можем быть ей судьями — ни один человек от таких ситуаций не застрахован»,

— считает журналистка.  

Опрошенные Latvijas Radio прохожие по-разному оценивают произошедшие в обществе изменения. Кто-то стал после трагедии чаще обращать внимание на детей, оставленных одних на улице — даже ненадолго, даже если родители неподалеку. Наше общество и до этого не было нечутким, убеждена одна из респонденток — если кто-то не обратил внимания на то, что Ваня Берладин едет куда-то совсем один, это просто обстоятельства так совпали...  

По оценке президента Латвийской ассоциации пассажирских перевозчиков Иво Ошениекса, в отрасли сейчас ситуация гораздо лучше — детей без присмотра часто «вычисляют» в толпе пассажиров и водитель, и окружающие. Шоферов повторно инструктируют о том, как действовать в таких ситуациях. Но шофер не нянька, говорит Ошениекс, и его первичная обязанность — безопасное вождение. В городе, где в автобус можно зайти в любую дверь, шофер может и не увидеть, что в салон зашел маленький ребенок. По мнению Ошениекса,

родители должны объяснять детям, что у водителя нужно просить помощи, если что-то случилось. 

После несчастья с Ваней выяснилось, что сотрудница полиции, получившая важнейшие сведения о том, что мальчик мог находиться в Дубени, не передала их дальше. Она наказана принудительными работами за служебную халатность, повлекшую тяжкие последствия. Как рассказал Роман Яшин, начальник 1-го отдела Управления уголовных расследований Госполиции, произошедшее заставило стражей порядка взвесить и свою работу, одновременно прилагая усилия к тому, чтобы модернизировать процесс поисков пропавших.

«Одна из главных проблем — это то время, которое проходит с момента, когда человек пропал, до того, как подключается Госполиция. Это наш главный враг.

Мы стремимся сократить это время реагирования, чтобы эффективнее можно было разыскивать пропавшего человека. Проводим обучение в регионах, как мы работаем, как можем модернизировать это, кого можем привлечь сразу. Улучшаем сотрудничество с негосударственной организацией bezvests.lv», — говорит Яшин.

Госполиция также проводит общественную кампанию «Не дай пропасть супергерою», используя образы персонажей популярных мультфильмов, чтобы дети знали, как им действовать при возникновении непредвиденных ситуаций.

Отношение общественности к проблеме недостаточного присмотра за детьми, по оценке Яшина, изменилось в лучшую сторону. Люди активнее сообщают о таких нарушениях прав ребенка. Но есть кое-что еще, что нужно сделать:

«Мы в первую очередь хотим, чтобы родители обсуждали это с детьми. Чтобы дети знали, у кого просить помощи. Научить ребенка выживать в лесу — это не в наших силах, но побудить родителей говорить со своими детьми мы точно можем».

Расследование уголовного дела о гибели Вани Берладина тем временем продолжается. Но деталей в интересах следствия полиция не разглашает.

На данный момент в Латвии объявлено в розыск 33 пропавших без вести несовершеннолетних лица, в основном — подростки, склонные к бродяжничеству, нередко — из неблагополучных семей, социальных центров и других казенных учреждений. Но есть и дети, объявленные пропавшими после того, как их похитил родственник, увезя из дома в неизвестном направлении.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное
Интересно