«Глаз НАТО» в небе: LTV на борту самолета AWACS

В распоряжении НАТО находятся более полутора десятков самолетов AWACS (воздушная система дальнего радиолокационного обнаружения и наведения). Они оснащены мощными радарами и набором других сенсоров. Собранные с воздуха данные тут же анализирует команда находящихся на борту специалистов, к которым на один вылет присоединились и журналисты LTV.

КОНТЕКСТ

Boeing E3 Sentry («часовой») — самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления (AWACS), разработанные в конце 1960-х — начале 1970-х годов и поступившие на вооружение (изначально — США) в 1977 году. Созданные на основе гражданского лайнера Boeing-707 самолеты выпускались в нескольких модификациях до 1992 года, прошли неоднократную модернизацию и до сих пор широко применяются странами-участниками НАТО. В нормальных условиях AWACS модификации E3A способен на протяжении 8 часов крейсировать на высоте около 9 километров, «просматривая», согласно данным на сайте НАТО, круг общей площадью 310 тысяч кв. км (или же радиусом 315 км). Несколько одновременно находящихся в соответствующих точках таких самолетов обеспечивают полное наблюдение за воздушным пространством всей Европы.

Созданное НАТО подразделение AWACS — NATO Airborne Early Warning and Control Force (NAEW&C Force) — является крупнейшим из числа находящихся в непосредственном подчинении верховного командования альянса (в отличие от частей национальных вооруженных сил государств-участников). На базе в германском Гейленкирхене базируется «компонент А» из 16 самолетов E3A, укомплектованных международными экипажами из 15 стран НАТО. Это Бельгия, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Италия, Испания, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, США, Турция и Чехия. В NAEW&C Force участвуют также Люксембург (только финансово) и Великобритания — «компонентом В», состоящим из 6 самолетов чуть отличающейся модификации E3D и с чисто британскими экипажами. E3D постоянно дислоцируются на базе британских ВВС в Уоддингтоне (Линкольншир) и в нормальных условиях действуют в структуре NAEW&C Force, однако остаются британскими и могут быть использованы для выполнения задач, определяемых национальным командованием.

Полет проходит над Румынией. Высота — не менее 10 километров. Отсюда радары AWACS способны «видеть» происходящее в радиусе не менее 300 километров — и на поверхности, будь то вода или суша, и в воздухе.

«На разных высотах находятся слои воздуха с разной температурой, и это может повлиять на работу радара. Но наши операторы умеют точно подрегулировать радар, выставив частоту, дающую лучшие и самые точные результаты», — рассказывает подполковник Алекс Херманн.

От радара поступают т.н. «сырые» данные, которые еще необходимо обработать, поясняет он. Несколько находящихся тут же, в самолете, операторов занимаются идентификацией обнаруженных объектов: «А если мы не можем определить их на месте, мы связываемся с землей, чтобы получить недостающую информацию. Таким образом создается то, что мы называем «картинка», и ее мы отправляем вниз, на наши базы».

«Картинка» неба из всех стран НАТО сводится в одну гигантскую карту.

«Мы — только часть ее», — добавляет подполковник.

Самолеты AWACS не только ведут наблюдение за воздушным пространством стран НАТО — в том числе и Балтии. Они предоставляют разведданные и способны координировать истребители в случае боевых действий или — как это происходит в этот раз, на глазах у LTV. Самолеты на экране радара отображаются как синие («свои») и красные («чужие») точки. На самом деле это три перехватчика МиГ-21.

«Мы должны быть в тесном контакте с ними, чтобы помогать их маневрам. Они сами могут выбрать свою тактику, но и мы можем это сделать за них», — рассказывает капитан Михай Иордаке. Он допускает, что живущие поблизости от аэродромов люди уже привыкли — они истребители могут и слышать, и видеть: «Но находящиеся на земле в зоне учений могут даже ничего и не слышать — в зависимости от высоты полета».

Самолеты AWACS задействованы и в борьбе против террористической группировки «Исламское государство» — собирают разведданные для международной коалиции. Ранее они оказывали аналогичную поддержку контингенту НАТО в Афганистане. Но

главная цель полетов над Европой — сдерживание через демонстрацию бдительности НАТО.

«Одно из главных приобретений от того, что мы делаем сегодня в рамках мероприятий сдерживания — уверенность государств НАТО в нашей приверженности к коллективной обороне. Находясь в воздухе, мы знаем, что с помощью своих сенсоров можем просматривать всю зону ответственности НАТО и можем передавать информацию — будь то ранее оповещение или сообщения об угрозах в воздухе или на земле. Мы можем быть уверены, что защищаем воздушное пространство НАТО», — рассказывает командир группы Раннего оповещения и контроля НАТО (NATO Airborne Early Warning and Control Force) генерал-майор ВВС США Дон Данлоп.

Работу самолетов AWACS несколько затрудняет использование дронов, однако это препятствие не является непреодолимым, признает она. «Заметить объекты, которые двигаются очень медленно — это вызов для любого разведывательного самолета. Но мы можем приспособиться и зафиксировать большинство дронов», — добавляет она. Радар AWACS предоставляет уникальные возможности и для пассивного (только прием), и для активного (прием собственного излучения) наблюдения. В том числе и объектов не только в воздухе, но и на воде — и пересекающих Средиземное море из Турции или Ливии лодок с беженцами в частности.

«Мы можем видеть суда и, в сотрудничестве с другими [подразделениями], можем выяснить — отвечают они на вызовы и сообщают ли, где находятся. Эту информацию мы передаем командирам на земле», — поясняет Данлоп.

Снимать движущиеся по суше объекты AWACS «не умеют», признает генерал-майор. «Мы обеспечиваем раннее оповещение на дальних расстояниях — так, чтобы [НАТО могло] реагировать в случае нападения», — рассказывает она.

Наблюдение за воздушным пространством НАТО ведется в режиме 7/24.

Однако самолеты AWACS — далеко не единственные, кто этим занимается. «Мы подключаемся по необходимости, потому что находиться в воздухе 24 часа не можем», — рассказывает подполковник Алекс Херманн.

Продолжительность пребывания в небе зависит от задания. «От нескольких часов до 16 часов, если нас дозаправляют в воздухе», — добавляет Херманн.

Генерал-майор Данлоп уточняет, что самолеты AWACS не находятся в небе постоянно потому, что это — дорого: «Должен быть баланс инвестиций — сколько бортов нам нужно, сколько обученных экипажей необходимо, насколько часто и куда следует летать».

По ее словам, именно подразделение AWACS одним из первых первым отреагировало на агрессивные действия России в отношении Украины: «С марта 2014 года мы непрерывно, вот уже 38 месяцев, проводим полеты вдоль восточных, южных, а иногда и северных границ НАТО, обеспечиваем раннее оповещение и контроль. Это расходование ресурсов, поэтому стараемся планировать, где и когда нам следует быть, по-умному».

Одно из мест, где «следует быть» — города, где проводятся саммиты лидеров, например — Варшава летом прошлого года. Присматривали AWACS и за визитом Римского папы.

«Мы словно регулировщик воздушного движения, быстро предупреждающий [организаторов таких событий], дающий народам и мировым лидерам ощущение безопасности — AWACS над головой», — добавляет Данлоп.

Летающие сейчас самолеты AWACS завершат свою работу в 2035 году. Обдумывание технологий, необходимых для замены, уже идет, резюмирует LTV.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно