Гендерное равенство в Латвии: официальное – близко, реальное – нет

Латвийское государство может похвастать хорошим антидискриминационным законодательством, хорошей статистикой, подтверждающей сокращение неравенства полов в ряде областей. Но в общественном сознании доминирует еще слишком много стереотипов о традиционном распределении гендерных ролей, заявили участницы дискуссии «Открытый вопрос» на Латвийском радио 4 в Международный женский день 8 Марта.

Известная рижская журналистка Алла Петропавловская, одна из учредителей журнала «Лилит», привела пример: знакомая бизнесвумен, менеджер крупной международной компании по Восточноевропейскому региону, сообщила ей, что получила приглашение на конференцию.

«В Европе, для специалистов очень высокого уровня. И

там был описан дресс-код. Для мужчин – костюм, галстук. Для женщин – пиджак такого-то цвета, блузка постиранная и поглаженная, юбка такого-то фасона... Колготки телесного цвета! Макияж – обязателен, но неброский. Туфли – на таком-то каблуке.

И вот это, конечно, меня поразило! Если даже в таком официальном мире места, которые занимают мужчина и женщина в карьере, в бизнесе – уже совсем-совсем близко друг к другу, то в менталитете, в мозгах наших это различие еще очень сильно закреплено. Уж если в Европе можно рассылать вот такие предписания, так относиться к мужчинам и женщинам – это об очень многом говорит», — поделилась Петропавловская.

Депутат Сейма Илзе Винькеле («Единство») — уже много лет в политике. Но заявила, что сама не ощущает гендерной дискриминации в своей работе:

«Я, наверное, плохой пример, потому что разницы в отношении не чувствую. Мне иногда кажется, что это деление — искусственное, потому что не встаю же я по утрам с осознанием «вот, я проснулась как женщина». Я просыпаюсь как человек! Быть женщиной – лишь одна из моих характеристик. Может, как раз поэтому я не так обостренно чувствую некие барьеры или ограничения в политике, как женщина.

Наоборот, я думаю — там имеются какие-то ограничения по другим качествам. Например, очень неспортивно относятся к людям, которые не столь напористы. К тем, кто немного послабее. Неважно, женщина это или мужчина.

Более слабый мужчина, кстати — это довольно распространенное в Латвии явление. Но они маскируются! Всячески. И эти сложные иерархические отношения между мужчинами — ничуть не меньшая проблема, чем отношение к женщинам и какие-то барьеры для них. Думаю, это более скрытая, но проблема».

Винькеле отметила: если бы «мир разрешил каждому человеку быть собой» независимо от его пола, и люди концентрировались бы на решении проблем и оказании поддержки без гендерной акцентуации, «все мы жили бы лучше».

«Знаете, я слышала в Сейме шутку от коллег, что-де во фракции «Единства» есть только два мужика, и это Солвита Аболтиня и Илзе Винькеле. Даже не знаю, насколько это комплимент!

Но в принципе — в политике некоторые традиционные женские качества, скорее, помогают. Это лучшее умение идти на компромисс, например. (...) Такие качества уравновешивают эту систему».

Саму же ее, как политика, порой расстраивает усиленное внимание общества (особенно женской его части) не к тому, что она говорит и о чем, а как выглядит, признала депутат.

«Вы посмотрите, что пишут в так называемых желтых журналах. Там так поносят, что ужас просто! «Не такая прическа — вы посмотрите, какие ногти у этой женщины — да кто ж такие платья надевает».

На мой взгляд, это настолько второстепенно... Но [в сознании общества] форма доминирует над содержанием. Мы можем каждую женщину полить — вот это я точно чувствую, но чувствую тоже скорее со стороны женщин», — сказала Винькеле.

Алла Петропавловская рассказала, что, работая в журнале для женщин, наблюдала не единожды: до сих пор женщине, чтобы чувствовать себя хорошо и уверенно, очень нужна поддержка и одобрение мужчины.  

«Надо, чтобы мужчина ее вдохновлял, говорил «у тебя всё будет хорошо» и – оценивал ее! У мужчин такой необходимости нет. Это не для всех женщин так, но для многих».

 По мнению представителя профсоюза LABA Дайги Ошупе, корнями такие предрассудки уходят в  воспитание:

«Уверенность зависит от воспитания, от атмосферы в семье. Самое главное для женщины — обрести свою внутреннюю гармонию, начать понимать, что она делает и чего она сама хочет – и тогда у нее уверенность появляется.

Конечно, это зависит и от мужчины, который рядом. Если он не поддерживает – у более слабой личности этот уровень может упасть. Но, думаю, любая женщина, если хочет, она может справиться со своим внутренним миром и найти эту уверенность».

Ошупе отметила:

семейные отношения в Латвии таковы, что «если мужчина болеет, то с большой буквы Б, а если работает – то с большой буквы Р».

Это издержки традиционных патриархальных представлений о мужской роли в обществе, где мужчине предписывается быть сильным плечом, добытчиком, пробивной силой, покорителем вершин и т.д, отметили собеседницы. А кто не преуспел в этом — тот неудачник. На самом же деле общество постепенно меняется, в нем нужен баланс, подстройка партнеров друг к другу, построение гармоничных партнерских отношений.

«Мужчины тоже могут не быть сильными! Хотелось бы только, чтобы это не переросло в хроническую болезнь, в хроническую слабость. Потому что у нас есть такое в обиходе: политика в стране такова, что она этого бедного мужчину загоняет ниже плинтуса.

Но мое мнение такое: если я начинаю свою совместную жизнь с мужчиной — значит, мне этот мужчина уже интересен. Из-за чего-то же я его выбрала! И

я с ним не затем, чтобы его перевоспитывать, переодевать, брить и что-то еще с ним делать.

Это – комфортная атмосфера, которую я сама для себя создала, и, если мне это начинает не нравиться — значит, что-то и во мне поменялось. Или я пошла быстрее вперед, а он отстал... Значит, мы этот вопрос обсуждаем и идем дальше вместе», — признала Дайга Ошупе.  

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно